ДАЛИ ПРЕМИЮ, А ПОТОМ СКАЗАЛИ, ЧТО ЭТО БЫЛА ОШИБКА

ДАЛИ ПРЕМИЮ
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Десять анонимных историй о том, в каких условиях на самом деле работают украинские врачи

Читатели сайта НВ, работающие медиками, анонимно рассказывают об условиях труда, коррупции и мизерных зарплатах.

Сайт НВ проводит анонимный опрос, посвященный доступу к медицинским услугам в Украине. В конце этого опроса мы оставили анонимные формы для обратной связи: отдельно — для врачей и для пациентов. Там попросили респондентов рассказать, сталкивались ли они с дискриминационным отношением к себе, неравенством и какие сложности они испытывают.

Репортер НВ Саша Горчинская выбрала десять коротких комментариев от респондентов из разных населенных пунктов Украины. Они рассказывают о том, какой в действительности является работа украинских медиков.

1.
Я работала младшей медицинской сестрой. Зарплата минимальная, при этом нас заставляли покупать за свой счет как средства индивидуальной защиты — перчатки, спецодежду, так и расходные материалы: дезсредства, мыло, туалетную бумагу для нужд пациентов, лекарства для пациентов, памперсы, средства от пролежней. Также предметы для текущего ремонта, озеленения и благоустройства территории, в частности: метлы, лопаты, кирпич, краску, известь и др.

Работу дворника выполняли бесплатно. То есть самостоятельно занимались ежедневным подметанием территории, уходом за цветниками, чисткой снега вручную.

Материальное обеспечение отделения после реформы — «ноль целых, ноль десятых». Нам снизили зарплату, сняли такие надбавки, как за работу с дезрастворами, за вредные условия труда, а часть персонала перевели на 0,75 или 0,5 ставки, при этом повысив нагрузку.

2.
Я — медсестра. Работаю в медпункте в сельской местности за 0,5 ставки. За эти средства сама растапливаю, рублю дрова, занимаюсь мойкой и уборкой, обслуживаю население. Также пишу отчеты, делаю прививки, а еще — посещаю пациентов по вызовам на дому, в том числе и в праздничные, и в выходные дни.

Кроме того, меня крайне раздражает то, что нас сократили. Все стали семейными врачами, а «частники» направляют всех больных лечиться по месту жительства. Пациентов с пневмониями лечим дома.

Читайте также на DOSSIER:  Добровольно-принудительное декларирование для бедных

Наши девчонки работают на 0,4- 0,75 ставки. Нас, медработников, работающих в сельских условиях, поставили на колени и опустили ниже плинтуса. Это — ужас.

3.
Сталкивался со всеми указанными проблемами: нарушение трудового законодательства, ощущение «геноцида» по отношению к структурному подразделению. Я и сам являюсь участником коррупции. К сожалению, без нее врачи не станут работать — просто не хватит денег на жизнь.
4.
Я — врач общей практики — семейной медицины. Работаю в сельской местности.

Госпитализировать пациентов с COVID-19 практически нереально. Кареты скорой медицинской помощи [СМП] на вызовы не выезжают, если нет договоренности и согласия на госпитализацию с главным врачом или его заместителем.

Госпитализации по медицинским показаниям также нет. К примеру, если у пациента сатурация была 67 % [насыщенность крови кислородом, при норме не ниже 95%], диспетчер СМП отказывал в выезде бригады, поскольку предварительно госпитализацию согласовано не было.

Доступ к диагностике или лечению у нас имеют единицы. Мне приходится нарушать должностные инструкции и на свой страх и риск «вести» тяжелые ковидные пневмонии на дому.

5.
Зарплата украинских медиков неконкурентна. Я бы даже сказал, мизерная. Из этого следует так называемая коррупция в медицине, которая позволяет нам, врачам, хоть как-то выживать. Поэтому вся надежда у нас — на «щедрого пациента».

Каждый день приходишь на работу и не знаешь, чего ждать от нашей власти. То мы герои, то коррупционеры и хапуги.

Да, была надежда на реформу на вторичном звене, но по сути ничего не изменилось. Я бы сказал, что стало еще хуже. Теперь царь и Бог — главный врач, который решает все аспекты нашей жизни в больнице.

6.
Почему-то наши пациенты полагают, что можно обращаться к врачу с вопросами о времени приема, с требованием выписать анализы и т. д., то есть задавать вопросы не по существу, причем после 20:00 — в нерабочее время.

Читайте также на DOSSIER:  По университету на область. Как в Украине будет проходить реформа вузов

Напомню, рабочий день семейного врача длится до 16:00 или 18:00. При этом пациенты нередко возмущаются, что врач предлагает обратиться утром на прием или в колл-центр, а также жалуются на такой ответ нашему руководству. Мотивируют это тем, что якобы им не уделили достаточного внимания.

7.
Я и врач, и сам порой бываю пациентом. Работаю в государственной поликлинике. Ни разу не получала такую зарплату, о которой заявляло правительство — будто ее должен получать семейный врач. Это «четкие» действия нашего руководства и бухгалтерии, которые относятся к терапевтам с неким пренебрежением.

Попробую объяснить: у меня более 2 тыс. взрослых декларантов [лиц, подписавших декларацию с семейным врачом], но моя максимальная зарплата после уплаты всех налогов составила 11 тыс. грн. Это — «чистыми».

Кроме того, из-за нехватки специалистов длительное время нас заставляли набирать более 2 тыс. деклараций, ориентироваться на цифру 2,2 тыс. — 2,3 тыс., хотя мы этого не хотели. Не только я, но и мои коллеги тоже. [По информации Министерства здравоохранения, семейный врач может отказать пациенту в подписании декларации, если он уже набрал максимально рекомендованное количество пациентов. Семейный врач может обслуживать 1 тыс. 800 пациентов, терапевт — 2 тыс., педиатр — 900 человек. Эта цифра может быть больше для врачей, работающих в селах]. К тому же в нашем заведении «цветет и пахнет» коррупция. Например, если родственники умершего пациента платят достаточную сумму и связываются с «нужным» ритуальным агентством, они получат справку о смерти. Это важный документ, который нужен для того, чтобы родственники не отправили умершего на вскрытие в морг.

[В соответствии с приказом МОЗ, в случае если смерть наступила в результате воздействия внешних факторов, таких, как травмы, асфиксии, действия крайних температур, электрического тока, отравлений и т. д., после искусственного аборта, проведенного вне медицинского учреждения, смерти на производстве, при внезапной смерти детей первого года жизни и других лиц, не находившихся под контролем, умерших, личность которых не установлена, а также в тех случаях, когда имеется подозрение на насильственную смерть, врачебное свидетельство о смерти выдается судебно-медицинским экспертом после вскрытия]. Для этого могли быть вполне переписаны амбулаторные карты.

Читайте также на DOSSIER:  Кабмин решил субсидировать поставщиков энергии для населения за счет «Энергоатома» и «Укргидроэнерго»

Есть еще много разных аспектов, но хотя бы прочитайте вот об этих.

8.
Как медик я — материально ответственное лицо, и за это не получаю никаких доплат. Еще исполняю обязанности старшей в отделении, за что тоже ничего не получаю. Также работаю с исследованиями крови на ВИЧ и вирусный гепатит В. Тоже бесплатно.

У нас произошло масштабное сокращение, объемы работы превышают нормы в 4-5 раз. Все это тоже бесплатно.

9.
Я работаю в больнице МВД в городе Днепр. Нас заставляли сделать косметический ремонт кабинетов за свой счет.

В начале лета нам выплатили премии и объяснили, что главный врач выбил нам «коронавирусные» [еще в конце марта украинским медикам пообещали заплатить 300 % оклада за работу с пациентами, больными COVID-19, но по факту эти надбавки получили не все]. За это мы ему «скинулись» по 1 тыс. грн каждый.

Однако затем нам заявили, что эти деньги мы получили ошибочно, и в течение трех следующих месяцев снимали с каждого из нашей зарплаты по 2 тыс. грн.

10.
Зарплата медсестры небольшая, отпускных за январь не заплатили. Анестезиология полностью платная, практически все врачи «берут деньги в карман», при этом суммы — заоблачные: не по тысяче гривен, как вы понимаете, а гораздо больше.
Александра Горчинская