«Антикризисный» бюджет — 2020. На что выделили деньги, и кому придется затянуть пояса

FavoriteLoadingДобавить в избранное

В сложнейший для экономики страны период, когда бизнес и простые украинцы требуют поддержки, у Минфина не оказалось времени на подготовку нового бюджета. В ведомстве происходит тотальная неразбериха. В начале марта с поста министра финансов ушла Оксана Маркарова, а в конце марта пост покинул ее преемник Игорь Уманский. Новый министр Сергей Марченко работает в Кабмине лишь чуть больше двух недель.

Но возможности оттягивать принятие бюджета дальше не было. Без соцпомощи и надбавок врачам, которые давно обеспечивают правительства других стран, украинцы просто не смогли бы пройти карантин. После неудачных голосований «за» проект закона № 3279-д отдали свои голоса 249 народных депутатов.

Что предусмотрели в главной смете страны на период борьбы с коронавирусом?

Коронавирусный фонд и централизация

В первую очередь, дополнительные расходы брошены на борьбу с эпидемией. Нацслужбу здоровья, к примеру, профинансируют на дополнительные 16 миллиардов гривен. Эти деньги пойдут в больницы на лечение коронавируса. Но самое главное — бюджет Фонда борьбы с Covid-19.

Ранее его предлагали наполнить на 200 миллиардов гривен, затем он сократился до 120 и в итоге в финальной версии закона был урезан вдвое — до 64 миллиардов. Финансирование, по словам премьера, пойдет на доплаты медикам, на расходы Фонда социального страхования, пособия по безработице. Направления пока четко не прописаны, как и критерии, согласно которым граждане должны возвращать или не возвращать предоставляемую помощь. Деньги выделили, а на что конкретно — неизвестно.

Что касается самой суммы, эксперты считают ее слишком мизерной, чтобы существенно повлиять на ситуацию.

«Изменения, как говорится, «ни о чем». Фонд сформирован на 2 миллиарда евро. В соотношении к нашему ВВП это 1,5%. Эффективных экономических программ по минимизации последствий кризиса — примерно 10%. То, что мы имеем сейчас, значительно меньше, чем нужно. Явно не поместятся пакеты стимулов для бизнеса или механизмы по амортизации карантина для населения. То, что мы видим — лишь пожарный резервуар, предназначенный для того, чтобы тушить острые проявления кризиса», — говорит финансовый аналитик, эксперт Growford Institute Алексей Кущ.

А экономический эксперт Олег Пендзин обращает внимание на то, как будут распоряжаться средствами этого фонда. Распределять финансирование будет Кабмин при согласовании с финансовым комитетом Верховной Рады. По мнению эксперта, здесь заложен серьезный коррупционный фактор.

«Особенность направления средств в резервные фонды в том, что там происходит финансирование в ручном режиме. Сегодня эту статью расходов я хочу профинансировать, а завтра вы меня не заставите это сделать. Для сравнения, госбюджет четко определяет в «Дополнении-2″, куда конкретно, каким образом, в какие фонды и под какие программы пойдут деньги, без внутренней расшифровки. Из специального же фонда 10 миллионов гривен могут при желании пойти и на помощь Албании», — объясняет Пендзин.

Резервный фонд бюджета, средствами которого Кабмин тоже управляет в ручном режиме, также увеличивается до 4 миллиардов гривен.

Наряду с такой свободой действий для власти урезаются деньги, выделяемые на места, откладывается реформа контролирующих органов. Субвенции на поддержку развития объединенных территориальных общин отменили, финансирование Министерства развития общин и территорий сократили на 6,8 миллиарда гривен. Откуда брать деньги местным бюджетам — непонятно. Впрочем, они попадали под нож и в декабре, когда дефицит бюджета достиг рекордных размеров.

Урезание финансирование областных бюджетов опасно, так как местным властям ради выполнения обязательств перед населением приходится буквально выпрашивать финансирование. В таких условиях начинают фигурировать политические договоренности. На фоне отложенных во времени местных выборов все это может привести к полной к централизации власти.

Субсидии и соцпомощь

В бюджет заложили инфляцию на уровне 8,7%, хотя эксперты прогнозируют гораздо более серьезные цифры. Показатель безработицы и вовсе скромный — его увеличили, по сравнению с ноябрьским бюджетом, на 1,3% (менее 10%). Эксперты же прогнозируют, что безработица на самом деле может достичь 30% Даже в США ожидают, что рост безработицы превысит показатель Великой депрессии.

На фоне ожидаемого кризиса финансирование Пенсионного фонда увеличили почти на 30 миллиардов гривен, за счет чего проведут индексации пенсий и доплатят «Вовину тысячу» тем, кто получает менее 5 тысяч гривен в месяц.

Ранее государству не хватило около 3 миллиардов гривен на проведение индексации (около 330 гривен на каждого из 10 миллионов пенсионеров). Еще 8 миллиардов гривен было нужно для президентских доплат. То есть суммарно — около 11 миллиардов. Видимо, остальные 19 частично покроют растущий, как на дрожжах, дефицит Пенсионного фонда.

Читайте также на DOSSIER:  Омелян заявил, что на него завели дело чтобы наказать за критику Ермака и Зеленского

Но вот с другими выплатами все не так гладко. Расходы на субсидии в бюджете сократили на 8 миллиардов гривен, при том, что еще в первом проекте казны на 2020 год от помощи и так отрезали 8 миллиардов, объясняя это ростом дохода семей.

Как это коррелируется с обещанием поддержать население в уплате коммунальных платежей — непонятно. Что же касается обещанных 300 гривен к субсидии, Олег Пендзин предполагает: теоретически их возьмут из Фонда по борьбе с коронавирусом. Но это — лишь догадки.

Учитывая то, что в этом отопительном сезоне субсидии получали 3,3 миллиона домохозяйств, на помощь по оплате услуг ЖКХ нужно меньше миллиарда гривен. Математика простая: некоторые граждане точечно почувствуют помощь государства, но получать субсидии станет намного меньше людей.

К слову, Фонд энергоэффективности не получит свои 1,6 миллиарда гривен. Это значит, что дома утеплять не будут — даже те тысячу, о которых ранее говорили в правительстве.

Прожиточный минимум увеличивать до реального не станут — такую задачу исключили из проекта бюджета. То есть 2 102 гривны в месяц будут считаться допустимым минимумом социальных выплат и дальше. И это при том, что во время эпидемии только растет потребность в лекарствах, средствах защиты. Без маски в магазины не пускают, а за какие деньги ее приобрести — непонятно.

Расходы на социальную помощь также урезали на 1,3 миллиарда. В частности, меньше получат матери-одиночки. Таким образом, наряду с заявлениями о расширении помощи, ее только сокращают.

«Кризис — это возникновение дефицита, и надо искать, за счет чего можно его покрыть: за счет чиновников, усмирения аппетитов олигархов или десоциализации функций правительства. Власть пытается выйти из кризиса как раз за счет десоциализации, как в 14-15 годах. Тысячу гривен дадут, а заберут в пять раз больше, и это будет распиарено как величайшее благо. Текущая власть — это уродливый брат-близнец предыдущей. Если прежняя и не скрывала свою мизантропию — она была написана у чиновников на лицах — то эта власть строит рожи, а потом лицо распрямляется, и все становится понятно», — говорит Кущ.

К слову, о чиновниках. Работники госпредприятий, Нацбанка, нардепы, судьи и члены набсоветов на время карантина не будут зарабатывать более 47 тысяч гривен в месяц. Много это или мало — отдельный вопрос. При этом расходы на Государственную судебную администрацию все-таки сокращать не будут.

Эпидемия эпидемией, а культура — по расписанию

Пока сокращаются расходы на социальную помощь, об урезании оборонного бюджета речи не идет. Мы одновременно ведем и войну и с коронавирусом, и войну на востоке страны. Зато под нож попадают базовые статьи бюджета. Спорт получит в два раза меньше денег, чем предполагали ранее — 2,3 миллиарда гривен. Министр соответствующего ведомства Вадим Гутцайт успокаивает, что хотя бы у спортсменов сохранятся зарплаты.

Финансирование Новой украинской школы урезали примерно на четверть, субвенцию на поддержку педагогов в 1,5 миллиардов гривен убрали. Таким образом, молодые учителя останутся без доплат. Почти в два раза уменьшили финансирование наших научных разработок — Национального фонда исследований.

Зато в период пандемии дополнительный 21 миллион гривен выделили на Украинский институт при МИД. То есть в период эпидемии для власти остается критически важным представление украинской культуры за рубежом и формирование положительного имиджа нашей страны.

Как мы уже подчеркивали ранее, под ударом оказалась и инфраструктура, причем избирательно. Снижено финансирование строительства международных аэропортов. Не будет вложений в Новоконстантиновскую шахту. Зато еще 15 миллионов (в сущности, мелочь) потратят на национальный парк «Софиевка». Часть инфраструктурных вопросов на себя возьмет столица. Киеву готовы списать часть долга перед государством, возникшего вследствие реструктуризации 2015 года, в обмен на финансирование проектов по строительству.

В плюсе останется Украинский культурный фонд — в кризис ему добавили 150 миллионов гривен. На патриотическое кино пошло еще 50 миллионов. Об этом, в частности, просили нардепы из партии Порошенко, которые ранее неожиданно проголосовали за закон о рынке земли.

«В парламенте складывается триада в виде полуразложившейся «Слуги народа», «Европейской солидарности» и «Голоса». Покупаются различные лоты, за которые депутаты расплачиваются не деньгами, а голосами. Хоть эти партии и будут объединяться под видом спасения экономики, на самом деле ими преследуются внутриклановые интересы, которые ситуативно объединяются», — говорит Кущ.

Но эксперт подчеркивает, что текущие масштабы финансирования культуры ничего не решает. Это не те деньги, которые помогут спасти отрасль, и они также не делают погоды для бюджета. Кущ говорит, что стране нужны сотни миллиардов гривен просто для амортизации последствий кризиса. Зато нардеп «Слуги народа» Александр Ткаченко убежден, что выделенные деньги критически повлияют на сферу. Он говорит, что дополнительное финансирование — это «сохранение тысяч рабочих мест, возможность продолжения формирования национальной идентичности всей нации», и даже — что это «победа, определяющая будущее Украины».

Читайте также на DOSSIER:  Киев вспомнил об энергокризисе: за электроэнергией — в Минск, за газом — к частникам

Настоящей победой же можно считать то, что в итоге все-таки не порезали доходы аграриев — они получат запланированные ранее 4 миллиарда гривен. Деньги изначально хотели потратить на компенсацию процентов по кредитам под покупку земли. Правда, Пендзин считает, что все не так просто, и этих денег аграрии могут так и не увидеть.

«Статья есть, порядок использования денег есть, но автоматического финансирования нет. Но на заседании Кабмина премьер, получая в режиме реального времени данные об инфляции и о наполнении бюджета, говорит: нам сейчас важнее другое профинансировать. А в конце года скажут — деньги так и не нашлись. В этом заложена коррупционная проблема: если из агрохолдингов занесут деньги в нужные кабинеты, то финансирование найдется. Именно по этой причине нужно очень осторожно обсуждать расходные статьи», — говорит Олег Пендзин.

Зато полностью исчезло финансирование различных фондов, включая фонд при президенте Украины на полмиллиарда гривен. Агентство по управлению госдолгом все-таки не профинансируют на 52 миллиона гривен, хотя ранее в Кабмине говорили, что без него просто не обойтись. Также в этом месяце должна была стартовать программа поддержки «социально активной молодежи», которая должна была стимулировать молодых людей выезжать за пределы областей. Это должно было подтолкнуть производительность труда, но уже не актуально в текущих условиях. Так что удалось сэкономить порядка полумиллиарда гривен.

На продвижение экспорта из 45 миллионов гривен оставили только треть. На работы торговых представительств за границей деньги тоже не заложили.

«Деньги, которые идут на продвижение экспорта, направляются на экспортно-кредитное агентство. То есть теоретически на финансирование и создание одного центрального органа, на содержание его начальника с хорошей зарплатой. В Японии продвижение экспорта работает так: человеку не просто предлагают оборудование, а под него дают кредит и обеспечивают обслуживание этого оборудования. Вместо того, чтобы купить аналогичный украинский товар, человек приобретает японский. Для того чтобы в Украине все происходило так же эффективно, как в Японии, у агентства должны быть деньги. А откуда они возьмутся?» — комментирует Пендзин.

Ищем «дровишки»

«Я могу нарисовать какую угодно расходную часть, но по факту все упирается в отсутствие доходов. Главная проблема — то, что у нас там по доходам, а расходы в любом случае поделим», — говорит Олег Пендзин.

Курс доллара в бюджете был заложен на уровне 27, а сегодня — 29,5 гривны. Обычно, правда, реальный курс доллара не дотягивает до показателей, заложенных в бюджет, и смета, соответственно, недовыполняется. Есть риск, что и на сей раз произойдет то же самое.

Рост ВВП, которого ждали в этом году как минимум на уровне 3%, превратился в спад на 3,9%. И это — еще крайне оптимистичный вариант. Даже сам премьер Денис Шмыгаль считает, что падение составит около 4,8% ВВП. На деле же цифра может быть близка и к 10%. Четкие цифры назвать сложно.

Решить проблему пытаются, забирая деньги не только у депутатов и субсидиантов, но и у предприятий. Они должны будут перевести в бюджет уже не 41,3 миллиарда, а 68. Это может существенно подорвать их развитие. Да и в целом есть сомнения в том, что данную сумму можно будет получить, и бюджет все-таки будет выполнен. Интересно, что от предприятий ждут вложений в казну, несмотря на то, что правительство прогнозирует снижение их доходов.

К слову, поступления от приватизации сокращаются с запланированных 17 миллиардов гривен до 0,5 миллиарда, так как на время эпидемии приватизация приостанавливается. Надо сказать, что и раньше статья о получении денег за счет приватизации была не самой реалистичной: из года в год заложенные средства получить не удавалось. Если же госкомпании будут продавать, деньги сразу пойдут на погашение дефицита бюджета.

Читайте также на DOSSIER:  Армия в цифрах – преимущества и проблемы Вооруженных сил Украины

Нацбанк должен будет перечислить в бюджет на 2 миллиарда гривен больше.

Казалось, бы, рациональная или нет, но картинка вырисовывается. Но, если обратить внимание на параметр дефицита бюджета, становится понятно, что никакого секвестра не получилось. Дефицит увеличили в три раза — со 100 миллиардов гривен до 300. Если на Фонд по борьбе с коронавирусом пошло 65 миллиардов гривен, зачем же понадобилось еще более 130?

По всей видимости, дело в том, что доходная часть существенно недовыполнится за счет недостатка налогов, ведь существенная часть экономики простаивает. Доходы бюджета сократятся почти на 120 миллиардов гривен, а расходы вырастут на 82 миллиарда гривен. Вот и эти «спрятанные» 200 миллиардов гривен.

Дефицит бюджета правительство планирует перекрыть займами на 296,7 миллиарда. При этом останавливается статья Бюджетного кодекса о среднесрочном планировании. То есть наш госдолг может бесконтрольно вырасти. Самое решение остановить положение кодекса весьма сомнительно, так как с юридической точки зрения законом сделать этого нельзя. Но этот аспект, как всегда, никого не останавливает.

Как страна будет справляться с рекордным дефицитом бюджета

Стране нужно более 8 миллиардов евро. Эти деньги мы не сможем собрать в виде налогов. Эксперты говорят, что можно использовать плановую эмиссию Нацбанка, если сделать это аккуратно — это ювелирно-точный инструмент. Кроме того, она ограничена.

«Есть два пути: занять деньги или их напечатать. Американцы и европейцы идут по второму пути, но мы не можем себе этого позволить. Что касается внешних заимствований, то необходимо выйти и занять 300 миллиардов, чтобы перекрыть дефицит. Кто нам может дать эти деньги в ситуации, когда рынок лег и финансовые спекулянты с него бегут? И вопрос ведь не только в том, чтобы деньги получить, но и в том, чтобы это было под вменяемые проценты», — говорит Олег Пендзин.

Аналитик напоминает, что МВФ дает деньги в валютные резервы Нацбанка, а не в госбюджет. Но в силу того, что, была проанонсирована программа борьбы с коронавирусом, около 4,5 миллиардов можно получить и напрямую в казну. Эксперт убежден, что это выгодный вариант для страны. А вот Алексей Кущ с ним не согласен. По его мнению, из тех 8-9 миллиардов долларов, которые нам могут одолжить, воспользуемся мы только 2, а остальное пойдет на погашение долгов.

Финансовый аналитик рассказывает о других источниках наполнения казны.

«Можно также заставить скинуться олигархов, но 10-15 миллиардов гривен, которые мы от них получим — это смешной ресурс. К тому же они вытащат из экономики больше за счет преференций. Так что только реструктуризация освободила бы значительный финансовый ресурс. Но власть видит только одну модель — возврат долгов до последнего украинца, так называемая «модель Чаушеску». Мы знаем, чем это закончилось для Румынии, и понимаем, к чему это может привести для Украины», — говорит Кущ.

Политтехнолог Руслан Бортник убежден: главными причинами секвестра госбюджета является не коронавирус, а передел власти после отставки экс-премьера Гончарука и экс-главы Офиса президента и желание взять новые долги.

«На смену схеме ГоБ пришла модель «Ермака-Шмыгаля» — новая система политэкономического баланса, а коронавирус просто подвернулся», — пишет в соцсети аналитик.

Многострадальный проект сметы казны не только не решает проблемы граждан, но и делает их финансовым источником борьбы с кризисом и заполнения дыры в казне. В то же время депутаты используют в соцсетях наклейку на фото «Маю право на помилку», заранее выискивая оправдания последствиям своей работы. Так что на вопрос о том, как населению прожить в карантин, ему придется отвечать себе самостоятельно.

Анна Пешкова