"Альтруистов нет": как США используют доллар для контроля за Украиной - DOSSIER

«Альтруистов нет»: как США используют доллар для контроля за Украиной

Разницы в том, кто станет президентом США, нет — оба будут преследовать свои цели

После президентских выборов в США, прошедших 3 ноября, результат официально еще не объявлен. Продолжается битва в судах: в штате Джорджия обнаружили 2600 «неучтенных» бюллетеней, в Пенсильвании, Висконсине и Мичигане идут судебные прения по искам сторонников Трампа. Тем не менее шанс, что до официального голосования Коллегии выборщиков 14 декабря ситуация разрешится положительно для одной или другой стороны, есть, и большой: скорее всего, на чрезвычайные меры (как отказ признать результат выборов) не пойдет ни одна из сторон.

Однако что до этих прений Украине? США, конечно, являются стратегическим партнером нашей страны. А украинские власти привыкли получать приятные бонусы в виде кредитов от МВФ, «первую скрипку» в котором играет Вашингтон, и невозвратной помощи от американских налогоплательщиков. «Вести» решили разобраться в том, при которой из администраций Украине поступало больше средств: при республиканцах Трампе и Джордже Буше-младшем или же при демократе Бараке Обаме. С этой целью мы проанализировали суммы, выделяемые ежегодно Конгрессом США украинскому правительству, и пришли к интересным выводам.

Виды помощи

Международную помощь принято разделять на финансовую и материальную. Вторая — это товары или услуги, передаваемые нашей стороне. Например, 14 контрбатарейных радарных систем, подаренных Киеву в 2016-м. А первая, финансовая, делится на безвозвратную и ту, что отдавать все-таки придется — кредиты или госгарантии Украине со стороны США, под которые привлекаются средства.

«Яркий пример — гарантии, которые мы получили от администрации при демократе Бараке Обаме. Их нельзя назвать прямой помощью, но под них нам удалось привлечь несколько миллиардов долларов на рынке, которые в условиях войны и кризиса мы бы никогда привлечь не смогли, особенно под низкую процентную ставку, — поясняет «Вестям» финансовый аналитик Алексей Кущ. — Кстати, один из этих «привлеченных» миллиардов — тот самый, о котором говорил Джозеф Байден (тогда вице-президент. — Авт.) применительно к отставке экс-главы ГПУ Виктора Шокина«. Речь идет о пленках, которые обнародовал нардеп Андрей Деркач. На них Байден обещает Петру Порошенко миллиард в обмен на увольнение тогдашнего генпрокурора.

Безвозвратная же помощь приходит в Украину каждый год как от правительства США, так и по отдельным программам. Правительственую помощь утверждает Конгресс США, и она растет год от года. Если 10 лет тому, при Бараке Обаме, она равнялась почти $120 млн, то в 2020-м, при администрации Республиканской партии, равна уже $221,5 млн. Небольшие падения объемов этих средств наблюдались в 2013–2014 гг., а также при смене администрации в 2016–2017 гг. (а в 2016 году Украина получила «на прощание» от Обамы рекордные полмиллиарда долларов).

Читайте также на DOSSIER:  Национальную судебную систему могут обменять на очередной кредит, - эксперт

Но есть и другая, геополитическая, причина для роста помощи. «До 2014 года помощь США заключалась в небольших программах, средствах от USAID и других агентств. После их помощь нам трансформировалась, что связано с изменением режима, переформатированием самой роли Украины, ведь мы стали неким противовесом для РФ«, — говорит «Вестям» заслуженный экономист Украины, бывший нардеп Алексей Плотников.

По его словам, объемы помощи Киеву не будут снижаться и сейчас, как маловероятно и то, что помощь будет отложена (что наблюдалось в 2006–2007 годах, см. инфографику). «Деньги поступят в любом случае. Но Трамп зациклен на США. Его интерес — развитие Техасщины и Аризонщины. А вот Байден — скорее, глобалист, и при нем внимания Украине будут уделять больше«, — отмечает Плотников.

«Гранты тратят на своих же советников»

Структура отраслевых направлений, которые получают помощь от правительства США, также разнится год от года, и в середине «нулевых» формировалась иначе, нежели сегодня. К примеру, в 2004–2010 гг. Украина почти не получала средств на здравоохранение (под конец администрации Буша-мл. закладывали около $10 млн в год), а сейчас это полновесные $20–30 млн.

Больше средств стало приходить на «поддержание демократии», мониторинг соблюдения прав человека, госуправление и т. п. «Но и тут очень важный момент. Да, эти деньги — невозвратные. То есть фактически гранты на проведение исследований, разного рода консультационных действий, — рассказывает «Вестям» исполнительный директор Украинского дискуссионного клуба Олег Пендзин. — И за счет этих денег финансируются их же, американские, граждане, которые тут же, в Украине, работают в качестве советников. В этом огромная хитрость США. Деньги, конечно, идут на разработку законопроектов, концепций и аналитических материалов, той же медреформы. И их даже пишут наши, «местные», эксперты. Но разница в соотношении зарплат американского и местного специалиста часто фантастическая«.

Аренда офисных помещений, ремонты, зарплаты, суточные для редких специалистов и отельные номера для них же — вот, собственно, главные направления, на которые тратятся «грантовые» миллионы. «Никто не приходит с деньгами и не говорит: «Нате, тратьте». Любая иностранная помощь, будь то от ЕС или КНР, предполагает, что в ее использовании будут принимать участие граждане той страны (или группы стран), от которой она идет, — подтверждает «Вестям» Плотников. — И так происходит вовсе не только в Украине. Та же помощь со стороны США странам Африки показательна: туда поставляют какие-то американские товары, часто сомнительного качества, и тем не менее это тоже считается их помощью региону«.

Читайте также на DOSSIER:  Кто и зачем навязывает Украине новые медиа-законы

Более того, в нашем случае помощь США способствует проведению тех реформ, которые сами американские советники считают необходимыми для Украины. «Там есть те вещи, которые совпадают с нашими интересами. Это рыночные реформы, основы энергорынка, разработка концепции децентрализации. Но есть и то, что нам не подходит, но почему-то к нам привозится западными консультантами. А параллельно с американскими деньгами из грантовых программ, как правило, идет еще и финансирование фондами, близкими к меценату Джорджу Соросу«, — говорит Пендзин.

«Перезанять, чтобы переотдать»

Есть, разумеется, часть средств, которые попадают в ведомства напрямую. Но прямое их назначение не столь очевидно. Алексей Кущ приводит исследование нобелевского лауреата Джозефа Штиглица, которое касается финпомощи со стороны США собственной зависимой территории — карибскому острову Пуэрто-Рико (кстати, именно там сегодня восстанавливает финансовую стабильность Наталья Яресько). Штиглиц наблюдал любопытный феномен: после того как остров накрыл ураган «Мария» в 2017 году, США оказали ему помощь.

«Там было госагентство по прямым инвестициям, которое выпустило специальные облигации, привлекало средства, в т. ч. американские, в т. ч. из госбюджета — их целевым назначением должно было стать восстановление острова. Однако получилось так, что долги этой страны начали расти в цене, т. е. пользоваться интересом со стороны финансовых спекулянтов«, — поясняет Кущ.

Описывая феномен, Штиглиц указывает, что, казалось бы, интерес спекулянтов должен был бы быть обусловлен перспективами экономического роста в Карибском регионе, но ведь роста у острова, который был полностью разрушен ураганом, быть не может по определению. «И эта вот ситуация очень похожа на нашу. Получая финпомощь во время войны и связанного с ней кризиса, мы увидели, что долги Украины начали дорожать, цены на наши облигации выросли в цене. В чем же загадка? Ответ прост. Штиглиц называет это «финансовыми сообщающимися сосудами» или «эффектом компенсации»: стране-реципиенту финпомощи эти заемные (или же бесплатные) средства позволяют высвобождать финансовые ресурсы, направляя их на обслуживание внешних долгов. И вся «пакетная» помощь от США и ЕС — не более, чем система поддержки финансового кругообращения, чтобы мы могли выплачивать долги«, — говорит аналитик.

Иными словами, США приучили наше государство к «жизни в кредит» и логике «перезанять, чтобы переотдать». Исходя из этого, совершенно неважно, на что Вашингтон выделяет ассигнования в этом году — на здравоохранение или построение системы безопасности. Ведь если деньги все равно придется возвращать, то, по мнению эксперта, неважно, куда именно они будут направлены, а целевое назначение просто подгадывают «под остроту момента». Кстати, исходя из этой логики, совершенно неважно, будет ли при власти администрация Республиканской партии или Демократической, ведь обе они действуют согласно единой геополитической линии в отношении стратегических интересов США.

Читайте также на DOSSIER:  Николай Мельниченко: "Записывать Кучму я решил, проведя полдня в шкафу у него в кабинете"

Система в действии

Из этого круговорота выделяется один вид помощи — военный. Он проходит отдельной строкой по программе «Иностранное военное финансирование» и принимается конгрессом отдельно. Этот вид помощи существенно вырос с середины нулевых (тогда составлял порядка $3–5 млн) до весомых $100 млн год-два назад. Именно за эти средства Украина покупает у США те самые ПТ РК «Джавелин» (стоимость одного — $86 тыс.) и списанные патрульные катера Береговой охраны США типа «Айленд» (кстати, Вашингтон готовит нам для поставки катера еще одного типа, МК6).

«Но эти средства, выделяемые нам конгрессом, — не что иное, как кредиты. По той же логике в годы Второй мировой США поставляли странам-союзникам товары по ленд-лизу, — поясняет «Вестям» Пендзин. — Альтруистов в мире нет, и когда кто-то вам дает бесплатную помощь, она будет чем-либо отягощена. Например, просьбой что-то делать или чего-то не делать«.

Ярким примером тому является подписание меморандумов с МВФ, который выставляет свои требования по оптимизации украинского госбюджета — в частности, посредством поднятия пенсионного возраста или повышения тарифов на услуги ЖКХ для населения. Кстати, собственно повышение возраста или дорогой газ в меморандумах могут даже не прописывать — это делает само правительство, понимая, что иначе сбалансировать документ не получится.

«Но тот же МВФ не имеет своих средств. Эта организация — «оболочка», а средства ей дают страны-доноры, самый большой из которых —те же США», — заключает Пендзин.