Александр Ефремов: о правосудии, 2 годах в одиночной камере и своем видении будущего Украины (ВИДЕО)

FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

25 сентября в Старобельске состоялось судебное заседание по делу бывшего председателя фракции Партии регионов в Верховной Раде Александра Ефремов. Украинский политик дал интервью правозащитной платформе «Успішна варта».

30 июля 2016 года Ефремов был задержан и с тех пор более двух лет находится под стражей в Старобельском СИЗО Луганской области. Политику выдвигают обвинения в государственной измене, посягательстве на территориальную целостность, создании террористической организации и захвате государственных зданий.

Публикуем полный текст интервью, в котором политик рассказал о правосудии в Украине, имитации судебного процесса по его делу, публичном предложении Генерального прокурора Юрия Луценко пойти на сделку со следствием, а также о своем видении будущего государства Украина.

Вторую неделю проходят заседания в очень ускоренном режиме. Как Вы оцениваете ход Вашего дела?

— Я не вижу дела. Я вижу, что суд удовлетворяет поручения, которые получили от Генеральной прокуратуры, просто делая видимость, что рассматривает это дело.

На самом деле я более двух лет задаю один и тот же вопрос на каждом судебном заседании: предъявите мне хотя бы один факт, который доказывает совершение мною правонарушения, исходя из чего прокуратура имела право мне предъявить эту статью? За два года и два месяца ни одного факта ни в суде, ни свидетелей, ни на бумажных носителях, ни на видеоносителях суду не представлены.

Вы ощущаете на себе какие-то улучшения в связи с судебной реформой? Они вообще есть в Украине?

Если то, что я ощущаю на себе называется судебными реформами, то тогда я могу сказать, что у нас вообще нет никакого правосудия в Украине. У нас нет свободы судов на сегодняшний день. После того, как Порошенко провел так называемую аттестацию или даже проводит ее до сих пор, все судьи перепуганные, все боятся потерять свое рабочее место и управляются из Администрации Президента заместителем главы администрации. По-моему, это знает вся страна. У нас нет свободы судов. И редкие появляются судьи, которые помнят, что у них была присяга, они давали клятву соответствующую и к ним в этом плане можно обратиться «Ваша честь». В данном случае в Старобельском районе это не прослеживается.

DOSSIER →   Конфискация через СНБО. Зачем в Украине хотят запустить национализацию активов подсанкционных лиц

В подобных политических делах очень часто видна не состыковка дела. У одного из журналистов даже кот был «агентом ДНР». Есть ли подобные курьезы в Вашем деле?

— В моем деле курьез заключается в следующем. Дело сформировано всего за одни сутки. И в дело положены материалы из совершенно других дел, которые никакого отношения не имеют к моему производству и к статьям, которые мне инкриминируют. В результате того, что они наделали, прокурор из 17 томов, 12 своей просьбой перед судом просто выбросил их из рассмотрения. Куда уж курьезней случай.

Как к Вам относятся сотрудники СИЗО и другие правоохранители? Вы для них особый заключенный?

Я не требую к себе никакого особого отношения. Я содержусь в рамках общего права, которое положено. Надо отдать должное, что свои инструкции, которые положено соблюдать, ни конвой, который меня сопровождает, ни сотрудники СИЗО, не нарушают. И в этом плане у меня никаких претензий нет.

А к Вам на контакт выходили сотрудники Прокуратуры либо СБУ? Они предлагали какие-то варианты решения этого дела?

— С самого начала мне Луценко [Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко — УВ] публично заявил о том, что он предлагает мне сделку. На что публично я ему ответил, что мне торговать с ним нечем, тем более с . А совестью своей я не торговал никогда.

Вы 2 года находитесь в одиночной камере. Как Ваше здоровье — и физическое, и моральное?

Я не сторонник обсуждения здоровья, но, если человек находится 2 года и 2 месяца в одиночной камере, вы можете себе представить, как находитесь в ванной хотя бы на одни сутки. Вот приблизительно те условия, которые у меня есть. И я полтора года сидел в такой камере, которая приблизительно как ванная в нынешних современных квартирах по размеру. И естественно находясь сам с собой, с мыслями, которые у тебя есть. Что касается здоровья, я не хотел бы это публично обсуждать, тем более что есть определенные проблемы. Знаете, есть такая мысль мудрая, высказанная в народе, что если хочешь рассказать Богу о своем будущем, то ты его насмешишь. Поэтому я не хотел бы рассказывать о тех будущих вещах, которые есть. Я вижу одно, что, к сожалению, то государство, которое нам досталось прекрасное, с прекрасной территорией и прекрасными людьми, оно на сегодняшний день уничтожается. И если не произойдут какие-то события на выборах ближайших, то я боюсь, что нас ждет печальная участь вообще.

DOSSIER →   Конфискация через СНБО. Зачем в Украине хотят запустить национализацию активов подсанкционных лиц

Во времена а многие СМИ говорили, что большое количество узников совести сидит по тюрьмам и по СИЗО в Украине. Как Вы оцениваете, сейчас в Украине есть подобная проблема?

— Все в мире относительно. Дважды два — четыре относительно ближе к истине, чем дважды два – двадцать восемь. Если раньше, во времена Януковича, несколько человек были посажены в тюрьму, то сегодня сотни, если не тысячи людей просто покинули наше государство, во избежание преследования себя и своих семей. Но могу я единственное сказать, что никогда Янукович не переходил какую-то черту крайнюю. Допустим он не преследовал родителей, не преследовал детей и т.д.

Последние материалы, которые мне показали мои адвокаты здесь по поводу некоего Пушкина, по-моему, на сайте «Страна.ua» было показано, когда он вербует журналистов и угрожает его матери, по-моему, он переходит все мыслимые вещи, которые есть. У нас не 37-й год и даже не времена Андропова, которые были. То, что сегодня происходит в Украине, оно не поддается никаким оценкам здравого человека. И меня очень удивляет, что международные организации, такие как ОБСЕ, Комиссия по правам человека ООН, правозащитные различные организации и та же Ангела Меркель, которая раньше очень активно высказывала свои мнения по поводу разных событий, когда был Янукович, на сегодняшний день молчат, будто воду в рот набрали.

На будущее планируете оставаться в политике?

Это не от меня зависит. Прежде всего, мне кажется, мы должны дать ответ на вопрос о будущем нашей страны. Я уже сказал, у меня печальные видения по поводу того, что происходит. И если не будет на ближайших выборах сделано из этого вывода непосредственно людьми, которые находятся в стране, то мы будем говорить о других вещах совершенно. Те люди, которые любыми путями хотят быть где-то у власти и стремятся к этому, я к этим людям не отношусь. Я никогда в своей жизни никуда не просился. И если достиг чего-то в жизни, то мне всегда предлагали какую-то работу, которую я считал, что могу выполнить. А если просто ставить себе цель, что ты хочешь занять какую-то должность, мне кажется, что это не совсем корректно и не совсем профессионально.

DOSSIER →   Конфискация через СНБО. Зачем в Украине хотят запустить национализацию активов подсанкционных лиц