Al Jazeera: Радиоактивный Чернобыль страдает от пожаров и контрабанды дерева - DOSSIER

Al Jazeera: Радиоактивный Чернобыль страдает от пожаров и контрабанды дерева

Радиоактивный лес вывозят из зоны отчуждения в Румынию, а затем перепродают в другие страны ЕС

Место худшей ядерной катастрофы в мире – это не бесплодная, мертвая пустыня. Густой старый лес доминирует в так называемой зоне отчуждения вокруг Чернобыльской атомной электростанции, четвертый реактор которой взорвался в 1986 году.

Более 100 тысяч человек эвакуировали из Чернобыля и Припяти. А примерно 2600 квадратных километров были отгорожены и обнесены колючей проволокой. Деревья и время стерли следы людей. Сосны, березы, дубы и тополя пробились через асфальт, проникли внутрь зданий и поглотили заброшенные фермы, — пишет Al Jazeera.

Охватывая две трети зоны отчуждения, леса сдерживают радиационное загрязнение, поскольку растения и местный грунт поглотили частицы урана-238, цезия-137 и другие радиоактивные материалы, которые вырвались из четвертого реактора. Часть этих материалов исчезнут через десятилетия. Но другие сделают центральную часть зоны непригодной для жизни людей на десятки тысяч лет. В внешних районах сильно зараженные участки граничат с относительно чистыми. Но люди так никогда и не покинули Чернобыль по-настоящему.

Туристы ежедневно с опаской бродят незараженными местами, часто контактируя с небольшим количеством старых людей, которые живут здесь, отказавшись покидать родные села. Сотни работников следят за закрытой электростанцией и поддерживают защитный саркофаг, построенный над четвертым реактором. Полиция охраняет периметр зоны, проверяя автомобили и заставляя каждого посетителя проходить сканирование на радиацию. Но больше всего тревожит то, что люди не оставили в покое леса зоны отчуждения.

С вертолета или спутника можно увидеть, как зеленую массу пронизають длинные просеки. Лес усеян «лысыми» пятнами и светло-зелеными участками, засеянными саженцами. «Санитарные» поляны – это пожарные просеки, вырезанные ДСП «Северная Пуща». Это государственное лесничество, чья главная цель – не допустить начала пожара в зоне отчуждения. Если посмотреть вблизи, эти пожарные просеки кажутся похожими на гигантские места ампутации. Территория шириной, как футбольное поле, простирается на десятки километров. Деревья срезанные до жалких пеньков. А грунт подвергся эрозии под воздействием снега и дождей.

Читайте также на DOSSIER:  Экс-посол США в Украине Пайфер предупредил Зеленского, что преследование Порошенко заведет его на путь Януковича

Пожары, которые снова выбрасывают радионуклиды в воздух, были особенно разрушительными за последние годы. Иногда они длились неделями, ставя под угрозу здоровье людей, которые живут относительно недалеко от зоны отчуждения включительно с жителями Киева.

«Пепел может быть очень радиоактивным. Потому что все радионуклиды, которые были в деревьях, разносятся с пеплом», — сказал профессор биологических наук Университета Южной Каролины Тимоти Мауссау.

«Часть этого пепла может преодолеть большие расстояния с помощью ветра и выйти за пределы зоны, навредив людям. А другая часть может осесть неподалеку, повысив тем самым уровень радиоактивности в местности до очень высокого», — добавил ученый, который исследовал леса Чернобыльской зоны.

Но светло-зеленые пятна, которые можно увидеть с высоты, вряд ли были сформированы пожарами. Их форма слишком геометрическая. Они указывают на массивную, многолетнюю выработку чернобыльских деревьев: высоких сосен, дубов и ясеней, которым десятки лет, которые часто растут на зараженной радиацией земле. Их продают за хорошую цену на рынке древесины в Украине, о чем говорят чиновники и антикоррупционные активисты. Они говорят, что в Чернобыле умышленно устраивают пожары, чтобы оправдать вырубку. Затем дерево вывозят за пределы зоны и продают через коррупционные схемы, которые приносят десятки миллионов долларов ежегодно.

«Эти пожары были устроены преднамеренно, чтобы поврежденный огнем лес можно было беспрепятственно рубить и вывозить как материал», — сказал изданию председатель организации «Стоп коррупции» Роман Бочкала.

Некоторые украинские чиновники соглашаются с ним.

«У меня нет никаких сомнений, почему вблизи Чернобыля вспыхивают пожары. Это попытка скрыть незаконную вырубку», — сказал председатель парламентской комиссии по вопросам окружающей среды Николай Томенко в 2015 году, когда в зоне произошел один из самых длительных пожаров, который уничтожил сотни гектаров зараженного леса. Игорь Шевченко, который был министром природных ресурсов и окружающей среды в те времена, тоже говорил, что пожар был организован «людьми, причастными к незаконной вырубке». Глава «Северной Пущи» Сергей Калаш отказался давать комментарии Al Jazeera.

Читайте также на DOSSIER:  Экологи и экоактивисты закрывают глаза на вырубку лесов, – политолог

С 2004 года организация имеет право продавать ограниченное количество дерева из Чернобыльской зоны при условии прохождения сканирования на радиоактивность. Дерево, которое не прошло проверку, используют в качестве топлива для тепловых станций, на которых установлены специальные фильтры против радиоактивного пепла. Но в «Стоп коррупции» говорят, что древесина часто выезжает из зоны отчуждения без надлежащего сканирования и документов. Активисты обнаружили, что чернобыльское дерево попадает на мебельные фабрики, а иногда вывозится в Румынию для последующей перепродажи в ЕС.

«Этот серый и часто нелегальный бизнес имеет полулегальное прикрытие. Существует официальная служба лесничества, государственные компании, надзиратели. Но поскольку все получают часть пирога, они закрывают глаза на все», — сказал Бочкала.

Эксперты, однако, уверяют, что чернобыльские мебель не такие уж и опасные для здоровья.

«90% дерева можно безопасно использовать в производстве мебели», — сказал Дмитрий Голяк с украинского Института аграрной радиологии. Он, однако, посетовал на недостаток глубоких исследований на тему долговременного влияния радиоактивного дерева на человеческое здоровье.

«Думаю, в основном вырубка проводится на окраинах зоны. А это местность, где деревья не очень радиоактивные. Поэтому вред от мебели из него вряд ли большая», — сказал