Суверенная коррупция

Почему Банковая пытается изобразить создание независимого антикоррупционного суда как покушение на суверенитет Украины

Президент решил защитить суверенитет Украины. Хорошо звучит. Но в данном случае он защищает страну не от русских и их бомб, не от экономической агрессии Газпрома, а от коварного МВФ.

Президент гордится тем, что мы получили уже 4 транша кредитов МВФ. Никто до него не мог, а он сделал.

Сюрреализм.

Во-первых, странно гордится получением четвертого транша. Потому что к текущему моменту мы по предварительному графику уже должны были получить 12 траншей. Как будто мама гордится своим сыном, который наконец-то перешел в четвертый класс, хотя по возрасту ему пора уже быть выпускником. Конечно хорошо, что сынуля смог закончить начальную школу, которую все его родственники до этого не осилили. Но это не повод громко гордится, особенно на встрече с родителями, чьи дети скоро закончат Гарвард. Потому как если в роду все кроме одного были дебилами и не смогли закончить и три класса, то это проблема, а не повод для гордости. И сын, закончивший аж 4 класса и теперь рискующий остаться второй раз на второй год в пятом классе, вряд ли достоин Нобелевской премии. Если бы Украина выполнила предложенную МВФ программу в течении трех месяцев, приняв все необходимые законы и запустив запланированные изменения, то уже через год мы бы жили в другой стране. Вместо этого мы пытаемся гордится тем, от чего другим было бы стыдно.

Теперь про суверенитет. Лучше всего его защищают пока две страны — Северная Корея и Венесуэла. Больше всего их суверенитет защищен от здравого смысла. Не подпускают его к границам этих государств. Потому что здравый смысл — это же угроза укладу жизни, который в них сложился. А значит, и угроза суверенитету. Если кто-то намекнет Мадуро и компании, что их методы управления экономики ущербны (а они крайне ущербны) или скажет, что не хорошо ставить на ключевые посты государства наркобаронов, то этот кто-то тут же будет объявлен агентом мировой закулисы. Если кто-то намекнет Ким Чен Ыну, что нехорошо расстреливать людей за инакомыслие, или что тарелка риса в день — это маловато, то такого подлеца и агента ЦРУ тут же расстреляют.

Тотально коррумпированная система не может бороться сама с собой. Это все равно что бороться с наркомафией под ее собственным чутким руководством.

Украина, к счастью, не так хорошо научилась защищать свой суверенитет. Хотя все еще пытается. Есть группа людей, которых хлебом не корми, дай защитить суверенное право на коррупцию. Ведь именно об этом сейчас идет речь. Чего боятся коррупционеры? Что удастся создать независимый суд, который начнет сажать тех, кто раньше находил возможности договорится. И аргументируется это суверенитетом. То есть, мы тут внутри сами решим, кого сажать, а кого нет, а вы не вмешивайтесь. И если в эфирах украинских телеканалов это звучит еще более-менее органично (там иногда такое звучит, что мама не горюй), то вот на страницах одного из самых авторитетных изданий в мире — не очень. Аудитория другая.

Читайте также:  НАПК ОТЧИТАЛОСЬ О ПРОВЕРКЕ ДЕКЛАРАЦИЙ АВАКОВА, ТУРЧИНОВА, ПОЛТОРАКА И ПРОЧИХ ТОП-ЧИНОВНИКОВ

Это аудитория обладает логикой и хорошим критическим мышлением. И если она, аудитория, видит, что в стране главной проблемой является коррупция, по ее логике с этой коррупцией надо бороться. Однако тотально коррумпированная система не может бороться сама с собой. Это как бороться с наркомафией в Венесуэле — очень трудно делать это под ее собственным чутким руководством. Точно также трудно бороться с коррупцией под руководством коррупционеров. Это просто невозможно. А значит, нужна помощь извне. Именно то, что украинские властители привыкли называть вмешательством в суверенитет. Без помощи извне коррупцию победить просто невозможно, потому что без нее коррупционеры должны будут бороться сами с собой и ущемлять свои интересы. Это противоречит человеческой природе. А так как система тотально коррумпирована и сопротивляется изменениям даже тогда, когда их инициирует первое лицо (пример медицины показателен), трудно представить, как эта глобально коррумпированная система допустила бы ущемление своих интересов при создании антикоррупционного суда.

Что означает сохранение суверенитета в понимании украинской власти? Оно означает компромисс. Но компромисс с коррупцией невозможен. Вы не можете подписать перемирие с раковыми клетками. Это против их природы. То же самое — компромисс с коррупцией. Никто не добивался существенных изменений через компромиссы. Это просто невозможно. Компромисс будет означать имитацию. Как в прокуратуре, например. Нужна нам имитация при создании такого ключевого органа, как антикоррупционный суд? Нет. Потому что тогда основная проблема нашей экономики останется в неприкосновенности. И никто не сможет стать успешным в системе, которая умирает, но зато сохраняет свой суверенитет.

Когда вы приводите ребенка к врачу, то вы, с точки зрения ребенка, ущемляете его права. Но если этого не сделать, он может умереть, и точно не будет здоров.

Читайте также:  Саммит Украина-ЕС состоится 24 ноября

Когда мир проводил денацификацию Германии, то ограничил ее суверенитет. И это дало результат.

Если мы не позволим людям, находящимся вне системы, бороться с болезнью самой системы, то мы систему не вылечим. Мы не вылечим страну. Защищать суверенитет болезни могут только те, кто паразитирует на слабом организме.

Сергей Фурса

Источник: liga.net

Читайте также...