«Неотложная» борьба с коррупцией

Двухлетняя эпопея с созданием Высшего Антикоррупционного суда на прошлой неделе вышла на финишную прямую – соответствующий законопроект был, наконец, вынесен в сессионный зал Верховной Рады на окончательное рассмотрение. Принять его, правда, депутаты не приняли, но прошли почти половину из около двух тысяч поправок.

Путь к сессионному залу у этого законопроекта был не из легких. До Антикоррупционного суда, пожалуй, в Украине так долго не создавали ни один государственный орган. Впервые о «суде над судами» заговорили в 2016 году, когда пришлось признать, что новосозданные антикоррупционные органы – Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) – не справляются со своими задачами и не могут побороть коррупцию в стране при наличии существующих, далеких от идеала, украинских судов. После того, как посол США в Украине Мари Йованович непрозрачно намекнула, что Украине позарез необходим специальный антикоррупционный суд, министр юстиции Украины Павел Петренко в декабре 2016-го заговорил о том, что соответствующий законопроект уже готовят. Однако в парламенте документ увидели лишь через год, в декабре 2017 года, когда президент подал его в Верховную Раду как «неотложный».

Длинный путь к созданию суда

Создание Высшего антикоррупционного суда предусмотрено законом о судоустройстве и статусе судей, принятым в июне 2016 года в рамках проведения судебной реформы. В частности, согласно документу, в системе отечественного судоустройства должны действовать высшие специализированные суды как суды первой инстанции по рассмотрению отдельных категорий дел — Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд.

Прописать-то это в законе – прописали, а как выполнять не подумали. Сначала речь зашла о том, что не стоит создавать отдельный суд для коррупционеров, если можно ограничиться созданием антикоррупционных палат при уже существующих судах. Вскоре соответствующий проект закона в Верховную Раду подал депутат от пропрезидентской «БПП» Сергей Алексеев.

По словам самого Порошенко, эта идея хороша тем, что отдельный Антикоррупционный суд создавать долго, мол, появиться он может не ранее 2020 года, поэтому антикоррупционные палаты – прекрасный выход из ситуации. Эту идею также поддержали в правительстве и генпрокуратуре. Свое добро дали и в Еврокомиссии. Однако на создание палат тогда не согласились активисты, так как считали, что толку от них будет мало.

«Палаты при существующих судах будут зависимыми и управляемыми извне. Они не просто провалят задачу справедливого наказания за коррупционные преступления, но и станут надежным инструментам в руках взяточников. Ведь палаты будут формироваться, собственно, из тех судей, которые, на данный момент, затягивают и разваливают дела, которые подает Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура», — заявлял исполнительный директор представительства антикоррупционной мировой сети Transparency International Украина Ярослав Юрчишин.

За Антикоррупционный суд в виде отдельной структуры выступили и США. «Наша позиция ясна: согласно украинскому законодательству, в Украине должен быть создан Антикоррупционный суд. Уже есть Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) – это независимая следственная структура, которая работает очень эффективно. Создана Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) — независимая прокуратура для коррупционных дел. И теперь важно получить вдобавок к этому адекватную судебную систему, которая сажала бы за решетку коррупционеров, вина которых доказана НАБУ и САП», — констатировала посол США в Украине Мари Йованович.

Спорные моменты

После этого позиция Порошенко изменилась: «Должна быть создана отдельная судейская антикоррупционная вертикаль в составе отдельного антикоррупционного суда, кассационной инстанции антикоррупционной палаты в Верховном суде и, как определит Верховная Рада, с представительствами антикоррупционного суда на местах».

В это же время в Верховную Раду группой депутатов от «Самопомощи» был внесен еще один законопроект об антикоррупционном суде. Согласно документу, речь шла о создании суда как отдельного органа, а не палат при существующих судах.

Этот проект, а также проект Алексеева, были направлены спикером парламента Андреем Парубием для изучения Венецианской комиссией (ВК). Выводы ВК не порадовали – оба документа были забракованы. В то же время, в Венецианской комиссии предложили Порошенко внести в Верховную Раду собственный законопроект об Антикоррупционном суде. И такой документ действительно появился. Именно его на прошлой неделе и рассматривали народные депутаты.

Ключевых проблем в этом законопроекте несколько. Во-первых, дискуссионной остается норма об отборе кандидатов в новый суд. Так, согласно документа, делать это должна Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) при помощи Общественного совета международных экспертов. Однако последняя будет вправе только советовать назначение того или иного кандидата. Другими словами, международным незаангажированным экспертам отводится номинальная роль в формировании состава Антикоррупционного суда. Что противоречит рекомендациям Венецианской комиссии.

По словам замглавы правления Центра политико-правовых реформ Романа Куйбиды, право Общественного совета международных экспертов давать свои отрицательные выводы по поводу доброчестности тех или иных кандидатов в судьи без возможности формировать состав суда, несет в себе угрозы. Дело в том, что формированием суда должна заниматься Высшая квалификационная комиссия, которая уже плохо проявила себя во время формирования состава Верховного суда. Другими словами, даже если кандидат в судьи будет забракован экспертами-международниками, ВККС может не прислушиваться к их мнению и протянуть в судьи любого удобного власти кандидата.

Вторая проблема, по мнению Куйбиды, отсутствие специальной кассационной инстанции, в которой можно будет оспаривать решения Антикоррупционного суда. Согласно президентскому законопроекту, кассационной инстанцией для Антикоррупционного суда будет Верховный суд. «Власть будет иметь возможность контролировать решение Антикоррупционного суда через кассационную инстанцию, через контроль над Верховным судом», – считает он.

Выходом из этой ситуации, по его словам, могло бы стать создание в составе Верховного суда специальной антикоррупционной палаты. Причем, отбор судей в эту палату в обязательном порядке должен происходить с участием экспертов-международников. Иначе политика будет влиять на судей и решения Антикоррупционного суда власть сможет контролировать.

Затягивание процесса

Впрочем, то, как тяжело проходило голосование за президентский законопроект и как затягивается его рассмотрение во втором чтении, свидетельствует о том, что желания решать эти проблемы у власти, к сожалению, нет.

Так, предполагалось, что во втором чтении и в целом законопроект об Антикоррупционном суде будет рассмотрен до лета, однако документ месяцами «бродил» по парламенту – после первого чтения его передали из комитета по вопросам противодействия коррупции в комитет по вопросам правовой политики, подконтрольный президенту. Здесь же у него появились все шансы быть «похороненным» навсегда (заседания комитета для рассмотрения законопроекта по Антикоррупционному суду постоянно откладывались). Но недавно директор департамента коммуникаций МВФ (наличие и работа Антикоррупционного суда – одно из условий сотрудничества фонда с Украиной) Джерри Райс заявил, что принятие закона об антикоррупционном суде с поправками, которые обеспечат его полное соответствие рекомендациям Венецианской комиссии, критически важно для продолжения кредитования Украины со стороны Международного валютного фонда. И работа с законопроектом снова закипела.

По словам главы комитета Руслана Князевича, документ утвердили, за исключением 70 поправок, касающихся права вето Совета международных экспертов для кандидатов в судьи.

«Для принятия закона или хотя бы для того, чтобы сделать его компромиссным, никаких двух тысяч поправок не нужно, — говорит политолог Тарас Чорновил. – Конечно, вносить поправки – законное право народных депутатов, но правом этим они пользуются по-разному. К примеру, у кого-то могут быть определенные взгляды, от которых депутаты не хотят отступать, хотя это полностью противоречит позициям, которые уже были заранее оговорены и только навредят принятию закона. А бывают поправки для того, чтобы разбалансировать и развалить законопроект, чтобы не допустить его принятия».

По его словам, сейчас, в основном, депутаты работают на то, что всячески затянуть процесс принятия закона. «В таком качестве закон вряд ли примут – процесс идет медленно и никто не собирается его ускорять. Возможно, только в июне примут редакцию, которая будет максимально согласована с международными партнерами», — говорит Чорновил.

С ним согласен и директор Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин: «Это обычная практика – поправки были поданы еще полтора месяца назад. Есть большое желание одного человека — Петра Порошенко, а также его окружения, чтобы этот суд не был создан. И они используют для этого все возможные рычаги давления. На какое-то время им это удалось, но решение придется принимать. Если не сейчас, то на ближайшей пленарной неделе, в июне. Это крайний срок, иначе транша МВФ не будет, что может спровоцировать дефолт уже через год».

«Дискуссия неизбежна, но принять этот закон все же придется, — соглашается директор Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко. — А вот доверие к Антикоррупционному суду будет зависеть от нескольких факторов. Во-первых, каким будет этот закон – если в нем ограничат права международных экспертов, это сразу вызовет критику части общества и международных организаций. Другой момент – это состав в суда. Допустим, его примут, и начнут набирать судей. Но, как показывает практика, в процессе отбора могут возникнуть конфликты, как это было с Верховным судом. И сколько будет проблемных судей, от этого также будет зависеть доверие к Антикоррупционному суду. Ну, и многое будет зависеть от самой работы суда».

В конце концов, опасения экспертов подтвердил спикер Верховной Рады Андрей Парубий. Закрывая прошлую сессионную неделю, он обратил внимание, что без рассмотрения всех поправок к законопроекту об Антикоррупционном суде документ принят не будет. А непосредственно перед голосованием депутаты вернутся к тем принципиальным поправкам, «без которых законопроект не будет целостным». Что ж, ждать осталось не долго.

Анастасия Заремба

Источник: unian.net

Читайте также...