Золотые кадры с медной ложкой. Чем недовольны украинские медики — рассказывают они сами

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Хирург в райбольнице не может получать меньше, чем кассир в супермаркете, а после интернатуры зарплата врача должна начинаться с 20−25 тысяч грн, недавно в интервью НВ заявил глава Минздрава Максим Степанов

По состоянию на текущий момент для врачей в Украине окрыто более 24 000 вакансий в государственных медучреждениях, однако специалистов сейчас не хватает по всему миру, а европейские страны ежегодно упрощают условия трудоустройства именно для медиков.

Корреспондент Радио НВ Ирина Лопатина пообщалась с выпускницей медвуза и хирургом-интерном о том, что может остановить молодых людей от ухода из украинских больниц и сколько студентов не связывают свое будущее с медициной вообще.

Анастасия Петренко

В этом году окончила Одесский национальный медицинский университет и планирует эмиграцию и нострификацию диплома в Австрии

 Почему вы не пошли в интернатуру и решили эмигрировать?

— Первоначальная причина — это семейные обстоятельства, потому что мой муж уехал уже год назад, он также врач, сейчас проходит аспирантуру в Австрии. Даже до того мы рассматривали эмиграцию как основной выход в будущее. Среди других причин: большая сложность получения практических навыков для молодых специалистов [в Украине], низкая оплата труда и то, что определенные специальности (например, мне нравится акушерство и гинекология) перенасыщены [специалистами]. Я понимаю, что сейчас в Украине нет смысла учиться по ним.

 Почему молодому врачу сложно получать необходимые для него навыки?

— Украинская интернатура нуждается в реформировании в том плане, что базовыми для прохождения заочной части интернатуры пока могут быть очень многие больницы, не располагающими определенным оборудованием или специалистами, врачами, кураторами, которые могли бы чему-то научить. Во-вторых, к сожалению, очень часто интерны сталкиваются с такой практикой, когда никто не желает обучать: очень многие врачи не хотят «выращивать», скажем так, конкурентов, если это не их дети или дети знакомых. В-третьих, даже если повезет с куратором и больницей, на выходе из интернатуры специалист будет получать достаточно низкую заработную плату. Здесь уже выбор каждого врача, согласен ли он с таким положением вещей, будет ли нечестно дополнительно зарабатывать, готов ли на нескольких работах трудиться…

Читайте также на DOSSIER:  Обрезание образования по-украински

 Сколько из ваших одногруппников ушли работать в медучреждения? А сколько вообще покинули медицину?

— Большинство моих друзей и друзей моего мужа уходят из украинской медицины уже после интернатуры. Перед ней еще кажется, что «университет был так себе, но я буду работать, все будет нормально, всему научусь». После интернатуры они поняли, что никакого чуда не произошло. Мне кажется, около 20% -25% моих знакомых пока никуда не ушли, то есть работают или по околомедицинским специальностям, или по совсем другим. Очень многие медики сейчас программируют, занимаются вебдизайном, копирайтингом.

 Что нужно менять на уровне системы, чтобы однажды мы не проснулись, а в стране нет врачей?

— Надо менять все звенья. Вы, наверняка читали о том, что министр пытается снизить планку поступления в медицинские вузы. Я считаю, что это неправильно. Наоборот, — требования должны быть жесткими. Во-вторых, обучение в университете должно меняться, как и экзамены, которые мы сдаем в университете, потому что у нас уже нет «отсеивания». В-третьих, распределение на интернатуру в настоящее время нечестно, — то есть не важно, как человек учится в течение шести лет в университете.

Рыночные отношения в карьере врача играют очень существенную роль, и это нужно реформировать, чтобы был всеукраинский рейтинг после выпуска, а лучшие [выпускники] получали наиболее интересные и сложные позиции и шли работать в лучшие медицинские заведения. А те, кто хуже учился, — или в следующем году должны пересдавать эти экзамены, или выбирать менее популярные места.

И последнее, я думаю, если вы сейчас спросите любого студента или врача, они скажут, что нужно больше денег. И это верно, но опять же, я понимаю, что изменение государством расходов на медицину существенно не повлияет на общую картину. Украина теряет очень много денег, она их вкладывает в койко-места, а не в лечение пациентов. Мне кажется, надо завершить реформирование вторичного звена медицинской помощи, разобраться с третичной, трансплантацией и со всеми звеньями, чтобы врачи получали больше, и не было такого, что они вынуждены работать в нескольких больницах, чтобы получать среднестатистический доход, который имеет человек без высшего образования, работая продавцом в супермаркете.

 Вы бы хотели выехать за границу и работать там медиком на постоянной основе?

— Если мое положение в медицине станет совершенно затруднительным, бесперспективным или кардинально плохим, то, пожалуй, скорее уйду из профессии. Но я всегда видела и вижу пока свою жизнь только в Украине.

— С какими сложностями вы и ваши одногруппники столкнулись в государственных больницах?

— Все шесть лет учебы в университете я работала в государственной больнице медсестрой, то есть я абсолютно [хорошо] представляю, в каком состоянии медицина, какие отношения у медицинских работников между собой, какое отношение пациентов. Все эти реалии я воспринимаю хладнокровно, без лишних эмоций. Конечно, трудно работать в таких сложных условиях, когда за это тебе и не платят адекватно. Медсестрой я, пожалуй, получала 1,5 тысячи гривен — чуть больше, чем моя стипендия. В сочетании с ней это уже были более реальные для выживания деньги.

Но опять же, я была к этому готова. Пожалуй, прозвучит немного наивно, но это было мечта всей моей жизни — работать в медицине. Поэтому, я думаю, нужно находить пути заработка, которыми для меня является дополнительная работа. Я иногда беру какие-то переводы определенные [материалы], связанные с медициной, работаю, чтобы пройти этот путь молодого специалиста, который мало зарабатывает, и уже больше с этим никогда не сталкиваться.

 Максим Степанов заявил, что зарплата врача должна начинаться с суммы в 20-25 тысяч гривен. Такая зарплата может удержать молодых специалистов в государственных больницах?

— Для молодого специалиста, интерна это нормальные деньги. Но я думаю, что такие высказывания — это популизм. Во-первых, эта зарплата не может взяться откуда-то. Собственно зарплата не решит всех других проблем и того, что больницы не располагают надлежащим обеспечением, не занимаются развитием интернов как специалистов. Мы приходим такими окрыленными, начитавшись зарубежной литературы о том, как должно быть, какие-то стандарты лечения себе представляем, а сталкиваемся с нищенскими условиями в системе здравоохранения. И это тоже демотивирует.

Читайте также на DOSSIER:  «Президент Еврокомиссии высоко оценила шаги Зеленского в отношении Конституционного Суда», — Офис Зеленского