Заслуги предшественников и реформы на бумаге. Энергетический сектор Украины в 2020 году

Энергетический сектор
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Что изменилось на рынках газа и электроэнергии за прошлый год.

Авторы: Святослав Павлюк, руководитель Ассоциации энергоэффективных городов Украины и Елена Павленко, президент аналитического центра DiXi Grouр.

Более года назад аналитические центры и около сотни бизнес-ассоциаций подписали с представителями правящей партии Меморандум, в рамках которого был целый блок реформ демонополизации и реформы энергетического сектора.

Тогда стороны договорились, что будут приняты законодательные изменения, необходимые для открытия импорта электроэнергии, стимулирования экспорта, обеспечения экологичности энергетической отрасли, внедрения механизмов энергосбережения и энергоэффективности, обеспечения дифференциации проектов ВИЭ по различным критериям.

Сейчас энергетика развивается по стратегии, принятой в августе 2017 на период до 2035 г. С 1 июля 2019 года начала работу новая модель рынка электроэнергии. Для стабилизации ситуации в энергетике правительство сформировало Антикризисный энергетический штаб, который утвердил перечень из 20 мероприятий. Среди них — погашение задолженности перед энергетическими предприятиями, минимизация административного вмешательства в рынок электроэнергии, подписание Меморандума о совершенствовании системы поддержки производителей «зеленой» электроэнергии.

Однако остается системная проблема — в действиях в области энергетики и в сфере энергоэффективности не хватает осмысленных и выполнимых стратегических целей. Соответственно нет и адекватного текущего управления. Негативно на всей отрасли сказалось объединение и последующее разъединение Министерства энергетики и Министерства экологии.

Новой системной проблемой, требующей решения, есть полномочия с формированием политики в сфере энергоэффективности. С 2016 года эти полномочия находились в сфере Министерства регионального развития. В течение трех лет здесь собралась команда специалистов, способная формировать предложения относительно политики в этой сфере. Но после назначения нового правительства в 2019-м и объединения Минэнерго и Минэкологии полномочия формирования политики в сфере эффективного использования топливно-энергетических ресурсов было передано в это министерство. После очередной смены правительства и принятого решения о разделе министерств, полномочия и дальше остаются в Минэнерго, при том, что его административная способность их осуществлять — крайне ограничена.

То есть, формально сейчас за эти вопросы отвечает Минэнерго, а человеческий потенциал сохранился в Минрегионе. И получается странная ситуация, Минрегион не имеет полномочий этим заниматься, а в Минтопэнерго нет людей, которые способны это делать.

Ситуация осложняется и тем, что Государственное агентство по энергоэффективности и энергосбережению Украины, которое непосредственно занимается этими вопросами, уже более года остается без руководителя. Предыдущий руководитель, Сергей Савчук, был уволен в ноябре 2019 года. Несмотря на проведение конкурса, новый руководитель так и не был назначен, и сейчас работает уже второй подряд исполняющий обязанности.

14 сентября Министерство энергетики и угольной промышленности Украины финализировало законопроект «Об энергоэффективности», который должен заменить действующий закон от 1994 года. В документе указано, что внедрение его норм, базирующихся на 27 Директиве ЕС, позволит стимулировать эффективное использование энергоресурсов в различных секторах экономики и потенциально сократить потребление энергии на 60% в жилом, бюджетном секторах и промышленности. Также в мотивационной части написано, что он касается формирования систем энергоаудита, энергоменеджмента и энергомониторинга и предусматривает формирование системы профтехобразования для подготовки специалистов по монтажу энергетических систем.

Читайте также на DOSSIER:  Инициатива Витренко по регулированию цен на газ открывает двери для коррупции, - Аура Сабадус

Газовый рынок раньше начал реформироваться, чем рынок электроэнергии, и до сих пор остается на несколько шагов впереди

Законопроект содержит ряд положительных нововведений, в частности в части внедрения энергоменеджмента, доступа к данным потребления. Однако и содержит откровенную манипуляцию о том, что это внедрение не требует расходов из центрального и местного бюджетов. Таким образом, может быть принят очередной закон, на внедрение которого не будет ресурсов.

Проект по меньшей мере возлагает обязательства сформировать Национальную систему энергетического мониторинга, проводить сертификацию в общественных зданиях более 200 м². Это как минимум расходы в несколько сотен млн грн по стране.

Об отношении государства к этой сфере свидетельствует и тот факт, что на Фонд энергоэффективности в бюджете на следующий год вообще не выделено денег, хотя Украина приняла пятилетнее обязательство в паритете с международными финансовыми донорами ежегодно вкладывать туда 1,6 млрд грн.

Урезанное финансирование программы Теплых кредитов означает, что, например, программа энергоэффективности жилых домов, в которых созданы ОСМД (а это более 75% многоквартирных домов по всей стране), будет заморожена. Инструментов для внедрения программ энергоэффективности для таких домов у государства нет.

Рынок электроэнергии и подключение к электросетям

Введение рынка электрической энергии произошло в 2019 году на фоне сохранения кросс-субсидирования электроэнергии для нужд бытовых потребителей, расширения влияния финансово-промышленных групп над государственными предприятиями энергетики и вымывания их средств. Сейчас реформа сталкивается с проблемой накопления долгов выплат многим участникам этого рынка, а общий дефицит ожидается в размере до 30 млрд гривен до конца 2020 года.

Озвученные планы развития атомной энергетики за счет достройки двух реакторов на Хмельницкой АЭС не подтверждены экспертными заключениями о возможности такой достройки и наличием средств для такого проекта.

Особенно наглядной и пикантной становится ситуация с доплатами по зеленому тарифу, который должен стать стимулом развития альтернативных источников энергии. Правительство планировало ввести добровольное уменьшение зеленого тарифа для действующих ВИЭ и аукционы для владельцев будущих ветряных и солнечных станций, чтобы снизить его размер. Однако большинство владельцев солнечных электростанций не являются участниками профессиональных ассоциаций и не поддерживают идею аукциона, во-вторых — выплаты по зеленому тарифу задерживаются на долгие месяцы. А это демотивирует тех, кто потенциально мог бы заниматься строительством новых станций, и ставит под сомнение выполнение планов развития ВИЭ.

Сейчас действует Меморандум между государством, интересы которого представляет Минэнерго и НКРЭКУ, и «зелеными» инвесторами. В нем стороны договорились о более или менее приемлемом тарифе, погашении 40% к концу года долгов перед производителями ВИЭ. Но он пока только на бумаге.

В Верховной Раде есть идея выпустить облигации в качестве субсидии «Укрэнерго», и за счет этих облигаций гарантированный покупатель смог бы выполнить свои обязательства по зеленому тарифу. То есть предлагается финансировать развитие ВИЭ фактически за одолженные государством средства.

Читайте также на DOSSIER:  Олег Попенко : Как Украине решить проблемы жилищно-коммунальной сферы

Проблем на рынке электроэнергии хватает и без зеленого тарифа. В июле 2019 года стартовала новая модель рынка электроэнергии, а его полномасштабный запуск должен состояться с 1 января 2021 года.

Сейчас рынок находится в уязвимой стадии перехода, трансформации. В этот период нужно работать с оптовым сегментом в свободном режиме, отпуская формирование цены, запускать рыночные механизмы. Вместо этого происходит давление со стороны правительства через механизм возложения специальных обязательств, налагаемых посредством распоряжения Кабмина на различных участников рынка. Соответственно это позволяет допускать различные манипуляции на рынке и ухудшать конкуренцию на нем.

Также остается большая проблема с присоединением к электросетям, на которой спекулирует каждая новая команда. С запуском рынка электроэнергии были разработаны ставки за присоединение, основанные на формульном подходе и рассчитывающиеся по понятным для потребителя параметрам и критериям. Но полностью убрать коррупционную составляющую по этому вопросу не удалось, потому что согласование проектной документации и технических условий зависит от кучи инстанций — Укрэнерго, агентство по благоустройству, железная дорога и т. д. Неудивительно, что с момента предоставления документов до фактической подачи напряжения могут пройти без преувеличения годы.

Сохраняется положительная динамика внедрения Третьего энергопакета ЕС, но вопрос о сроках подключения и дополнительных платежах не решен. Ожидается, что появятся новые законодательные инициативы формирования более действенных инструментов, позволяющих сократить сроки присоединения. Но есть риск, что, предлагая инициативы по быстрому подключению сети, правительство не увеличит официальной ставки за присоединение. Оптимального решения, к сожалению, нет. Проект закона даже не зарегистрирован.

Что касается демонополизации энергетического рынка — обязательного пункта Меморандума между Слугами народа и аналитическими центрами и бизнесом — то частично это решается благодаря внедрению рынка электроэнергии. Например, Облэнерго было разделено на поставщика и систему распределения. Но естественная монополия в вопросе присоединения к сетям и распределения сохранилась. Пока облэнерго является естественным монополистом — они могут злоупотреблять этим инструментом. Правила должны быть усовершенствованы так, чтобы оператор системы распределения не мог злоупотреблять своим монопольным положением.

Газовый рынок

Газовый рынок раньше начал реформироваться, чем рынок электроэнергии, и до сих пор остается на несколько шагов впереди. В этом году было завершено много реформ, которые были в «замороженном» состоянии в течение нескольких лет. После длительной паузы наконец был открыт розничный рынок газа, теперь любой потребитель может выбирать своего поставщика. Большим шагом стало завершение анбандлинга  отделение оператора транспортировки газа от других функций. Активно развивается сервис хранения газа, растет доверие к услугам украинского оператора по транспортировке газа со стороны европейских компаний. Совершенствуется также регулирование — в частности, правила по балансированию и распределению мощностей в соответствии с кодексами сетей ЕС.

В то же время часть проблем остаются нерешенными — например, не решен вопрос учета газа потребителей без счетчиков, остается проблема применения так называемых «температурных коэффициентов», которые касаются всех потребителей, продолжается накопление долгов перед оператором по транспортировке газа за негативные небалансы. Большинство из этих проблем требует выработки согласованной позиции как регулятора, так и правительства и парламента. Это непросто, но откладывание решения проблем может только ухудшить ситуацию, поэтому реагировать нужно уже сейчас. Кроме того, следует увеличивать прозрачность рынка — много информации, необходимой для качественного его мониторинга, до сих пор не является публично доступной.

Читайте также на DOSSIER:  В Украине обновили порядок денежной оценки сельхозземель: что это значит

Газовый рынок все еще формируется и развивается, для стабильной работы нужно время и качественное реагирование регулятора на нарушения или проблемы на рынке.

Реформа газового рынка показывает, что Украина имеет достаточно способности сделать у себя качественные изменения в соответствии с европейскими правилами. Мы получили высокие оценки у европейских партнеров (как Еврокомиссии, так и европейских компаний) за скорость и качество либерализации рынка. Теперь нужно довести реформу до качественного завершения — решить упомянутые выше проблемы, запустить качественный мониторинг рынка, обеспечить надлежащее регулирование.

В целом на газовом рынке уменьшился уровень зарегулированности и государственного контроля, что можно считать положительным результатом. Участники рынка учатся работать с контрактами на год, на сезон, с ежемесячной корректировкой цены, с разным порядком оплаты. Население учится сравнивать цены от разных поставщиков, искать и выбирать лучшие варианты. Различные организации и институты разрабатывают инструменты для такого поиска и выбора — например, мобильное приложение «Энергетика онлайн» или «Газотека». Хотя рынок еще очень молодой и есть куда расти, но он уже становится собственно рынком, где цена формируется не чьими-то пожеланиями, а конкуренцией. Это хорошее начало, важно, чтобы и дальнейшее развитие было таким же.

Итак, в итоге. Из многочисленных необходимых реформ в энергетическом секторе — мы имеем более или менее успешно реформированный газовый рынок и введение рынка электрической энергии, благодаря которому бизнес получил возможность на розничном рынке выбирать себе поставщика энергии. Но это не заслуга действующей власти, потому что эти рынки были запущены предшественниками. Нынешние же инициативы и усилия — то ли в демонополизации энергетического рынка, или в плане энергоэффективности — либо половинчатые, либо не профинансированы, или остаются только на бумаге.