«Восточное партнерство»: тупик или трамплин на пути в ЕС?

FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

В ЕС проходят консультации о будущем «Восточного партнерства». Пока эта программа не открывает перспективы членства в Евросоюзе, на что рассчитывают некоторые из участвующих в ней постсоветских стран

«Восточному партнерству» — программе ЕС, направленной на расширение связей с Грузией, Молдавией, Украиной, Беларусью, Азербайджаном и Арменией — уже 10 лет. Отметив юбилей, ее инициаторы и участники задумались о целях на следующие 10 лет.

В настоящее время в Брюсселе подходят к завершению консультации на эту тему, а уже в марте Еврокомиссия намерена представить свои предложения, на основании которых будет формироваться новая политика ЕС в отношении этих шести государств. Чего ожидать от обновленной программы «Восточного партнерства»?

Перспектива членства в ЕС — в другой программе

Евросоюз не открывает странам «Восточного партнерства» перспективу полноправного членства. С самого начала эта программа предусматривала лишь «политическую ассоциацию» и «экономическую интеграцию» с ЕС, а в качестве инструментов достижение таких целей предлагались соглашения об ассоциации, участие в зоне свободной торговли, а также безвизовый режим. Три страны ими воспользовались, три — не захотели.

Теперь возникли опасения, что за неимением амбициозных целей страны «Восточного партнерства» остынут к самой идее дальнейшего сближения с Евросоюзом. Пойдет ли ЕС в такой ситуации на то, чтобы все-таки предоставить в рамках этой программы перспективу членства Грузии, Украине и Молдавии, то есть странам, уже подписавшим соглашения об ассоциации? Ответ однозначен: нет.

Причина в том, что «Восточное партнерство» — часть политики соседства ЕС. И в ней членство даже в отдаленной перспективе не предусмотрено. Для вступления в объединение существует другой инструмент — политика расширения. Многим это различие покажется бюрократической формальностью. Но для чиновников и дипломатов ЕС разница настолько принципиальна, что, по информации DW, нет ни одного государства ЕС, предлагающего дополнить «Восточное партнерство» перспективой членства.

DOSSIER →  Закон о промышленном загрязнении – это бомба, заложенная под украинские предприятия и целые города – ФРУ

Сильнее всех тормозит Франция

К этому добавляется и общий скепсис в ЕС в отношении принятия новых членов. Ключевую роль тут играет Франция. В прошлом году Париж заблокировал начало переговоров о вступлении Северной Македонии и Албании. Страны Западных Балкан, как известно, включены в политику расширения.

Примечательно, что Париж сам поднял тему членства в контексте «Восточного партнерства». «Чувство ответственности должно удерживать нас от того, чтобы подпитывать у наших партнеров иллюзии или оставлять неясность относительно конечной цели «Восточного партнерства», основывающегося на экономическом и политическом сотрудничестве, но исключающего какую-либо перспективу или механизм вступления либо интеграции в ЕС», — говорится в документе, переданном правительством Франции на консультации в Брюсселе в октябре 2019 года. Документ конфиденциальный, но корреспондент DW смог с ним ознакомиться.

На позиции Парижа в отношении обновления «Восточного партнерства» сказывается и новый курс президента Франции Эмманюэля Макрона на сближение с Россией. Это просматривается в другом пункте документа: «Должно быть ясно, что вопросы обороны и безопасности не являются составляющими партнерства».

Между «энтузиастами» и «скептиками»

Жесткая позиция Парижа не находит широкой поддержки внутри ЕС. Со своим решением заблокировать переговоры о присоединении Северной Македонии Франция оказалась в одиночестве. Если же речь идет о «Восточном партнерстве», то, по информации DW, в лагерь скептиков можно записать Италию и Грецию.

Но есть и группа энтузиастов. Это страны Балтии, Скандинавии, Вышеградской четверки, Румыния. Они ратуют за принцип «больше за больше», то есть страны, стремящиеся к более глубокой евроинтеграции и демонстрирующие большие успехи в реформах, получают больше возможностей приблизиться к ЕС. Такой возможностью могла бы быть, в частности, секторальная интеграция.

Собеседник DW из числа дипломатов ЕС добавляет, что Германия, а также Нидерланды и Австрия занимают промежуточные позиции. Они и не скептики, и не энтузиасты, у них другие приоритеты. Для них важнее всего продвижение стран «Восточного партнерства» по пути укрепления правовой государственности и в борьбе с коррупцией. Наконец, последняя группа стран — те, для кого программа не играет большой роли. К ним относятся, например, Португалия или Мальта.

DOSSIER →  Закон о промышленном загрязнении – это бомба, заложенная под украинские предприятия и целые города – ФРУ

Инструмент сближения, но не присоединения к ЕС

Просил ли Киев предоставить перспективу членства? Представитель Украины при ЕС Николай Точицкий отвечает так: «Присоединение к ЕС является цивилизационным выбором украинского народа… В предложениях Украины к новой повестке дня «Восточного партнерства» мы, безусловно, призвали ЕС держать свои двери открытыми и постепенно допускать нас к своему внутреннему рынку».

Означает ли нежелание ЕС предоставлять перспективу членства, что «Восточное партнерство» ВП — это тупик на пути постсоветских стран в Евросоюз? Нет, не означает. Эта программа является инструментом сближения с ЕС, механизмом перехода на его стандарты. «И когда Украина достигнет определенного уровня близости к ЕС, она сможет попробовать перейти в другую категорию — стать страной политики расширения», — говорит дипломат из одного восточноевропейского государства-члена ЕС.

Правда, даже очень высокий уровень сближения с ЕС не станет гарантией включения Украины, Грузии или Молдавии в политику расширения с перспективой полноправного членства. Но отказать им в этом Евросоюзу будет намного сложнее, заверяет один из дипломатов ЕС.