«Вечная реформа»: почему борьба с госаппаратом заканчивается «языковой» коррупцией

коррупцией
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Едва ли не каждое украинское правительство заявляет о необходимости «реформирования» и «оптимизации» государственного аппарата. На деле, все преобразования происходят исключительно на бумаге. Система госуправления до сих пор остается неповоротливой с кучей дублирующих функций между отдельными органами. При этом практический смысл в существовании отдельных госструктур и вовсе вызывает вопросы. Так, например, обстоят дела с Нацкомиссией по стандартам украинского языка, на которую сыплются обвинения в коррупции. Как именно Кабмин намерен оптимизировать число чиновников, а также почему «языковая» комиссия стала фигурантом коррупционного скандала, читайте в материале.

Реформа или проформа?

Правительство, анонсировав очередное реформирование чиновничьего аппарата, решило пойти по стопам предшественников. В сером здании на улице Грушевского еще вначале лета заявили о намерении сократить число служащих, а также изменить систему оплаты труда, лишив чиновников незаслуженных надбавок.

«Правительство делает важные шаги для завершения реформы госуправления. В рамках этой инициативы предельная численность государственных служащих центральных органов исполнительной власти и их территориальных подразделений должна уменьшиться примерно на 10%», – заявил Денис Шмыгаль.

Также он сообщил, что параллельно готовится законопроект по реформированию системы оплаты труда чиновников на основе классификации должностей. Цели документа — сделать невозможным выплаты надбавок по субъективному принципу, а также престиж госслужбы.

Аналогичные преобразования Кабмин декларировал практически при каждом президенте. При Петре Порошенко в 2017 году правительство декларировало оптимизацию функций чиновничьего аппарата и создание директоратов «пилотных» министерств, которые также назывались «офисами реформ». По итогу никаких реформ не провели, но зато набрали на работу еще больше чиновников. При Викторе Януковиче была анонсирована громкая административная реформа, которая свелась к обычной ликвидации незанятых вакансий в государственных учреждениях.

На этом фоне у наблюдателей возникают обоснованные сомнения относительно реальной готовности правительства проредить чиновничьи ряды.

Читайте также на DOSSIER:  В Украине запустили образовательный сериал о коррупции: чем он интересен

«Подобные «реформы» – не более чем бюрократический трюк. Тут проворачивают два фокуса. Первый — ликвидируют одно ведомство, но тут же создают другое, куда и переводят чиновников, должности которых как бы сократили. Второй фокус — формальная оптимизация, когда увольняют не людей, а приводят штатное расписание в соответствии с реальной численностью работников, ликвидируя должности, которые существуют только на бумаге», – пояснил в комментарии «Апострофу» глава экспертной организации StateWatch Глеб Каневский.

«Наполеоновские планы» по сокращению

Показатель в оптимизации в 10%, заявленный премьером Шмыгалем, «немного» не соответствует тому, что Кабмин нацелен сделать в реальности. Правительство рассматривает проект постановления «Некоторые вопросы сокращения предельной численности работников аппарата и территориальных органов центральных органов исполнительной власти, других государственных органов».

Документ предполагает существенное сокращение штатов отдельных ведомств. Министерство стратегических отраслей промышленности планируется сократить на 45%, Госагентство энергоэффективности — на 33%, аудиторскую службу и Нацкомиссию по стандартам государственного языка — на 20%, продовольственную службу — на 15%, Госказначейство — на 10%, Министерство обороны — на 7%. Почему решение сократить Нацкомиссию по языку является обоснованным, подробнее будет сказано ниже.

Отдельные решения вызывают недоумение: Национальную службу здоровья хотят сократить на 40%. Почему Кабмин идет на такой шаг в условиях эпидемии коронавируса, в правительстве не поясняют.

«Государственный аппарат раздут. Его следует сокращать, но не посредством ликвидации отдельных штатных единиц. Формально на чиновничий аппарат идет относительно небольшая сумма – около 8% бюджета. Дабы был практический результат, следует сокращать не количество служащих, а чиновничьи функции, которые делают государство менее эффективным и создают основу для системной коррупции», – сказал «Апострофу» старший экономист CASE Украина Владимир Дубровский.

Рассмотрение постановления проходит со скрипом. Против нововведений высказываются чиновничьи профсоюзы и руководители отдельных ведомств. В числе публичных критиков сокращения оказалось и руководство Нацкомиссии по языку, утверждавшее, что решение Кабмина негативно отразится на тестировании будущих чиновников.

Читайте также на DOSSIER:  Почему пенсионная реформа не поможет. Четыре причины, из-за которых провалится идея создать накопительные пенсии

Если говорить именно о сокращении функций, то Нацкомиссия по стандартам государственного языка должно быть в числе первых на оптимизацию.

«Деятельность Нацкомиссии по украинскому языку – типичный пример дублирования функций. Согласно закону, для занятия должности на госслужбе необходимо высшее образование. Человек, имеющий диплом отечественного вуза, по определению должен владеть украинскими. Тем более нелогично требовать сертификат от претендентов, получивших высшее филологическое образование», – говорит Глеб Каневский.

«Язык» до коррупции доведет

Дублирование функций – далеко не единственная претензия к языковому ведомству. В начале августа глава Исполнительного комитета реформ, экс-президент Грузии Михеил Саакашвили обвинил руководство комиссии во взяточничестве.

«Очень часто я вижу подлых негодяев, которые, надев вышиванку, горячо рассказывают о любви к родине, одновременно грабя и страну, и украинцев… Я никогда не думал, что дойдет до государственного уровня. А зря — дошло. Не так давно в Украине создали Национальную комиссию по стандартам государственного языка, а совсем недавно — решили, что эта комиссия должна проверять уровень владения государственным языком всех, кто решил пойти работать на государственной службе», — заявил Михеил Саакашвили.

По его словам, сертификат об уровне владения ожидают уже около 100 тыс. человек. При этом прием новых сотрудников «полностью заблокирован».

«Но выход, конечно же, есть. Как и в каждом госоргане, можно ускорить процесс за небольшое вознаграждение. Цены скачут от $200 до $2000 в зависимости от срочности решения вопроса и аппетитов чиновников», — настаивает Михеил Саакашвили. Политик призвал премьер-министра и министра образования «немедленно закончить этот беспредел».

Нацкомиссия через Facebook ответила на слова Михеила Саакашвили, заявив, что «неуклонно придерживается верховенства права и законности».

Сертификат на «незнание» языка

Источники «Апострофа» в правительственных кругах подтверждают, что «рядовым» претендентам получить языковой сертификат практически нереально. Зато персоны с административным влиянием получают документы вне очереди и без особых сложностей.

Читайте также на DOSSIER:  Вагоны шантажа. Как предприятиям УЗ навязывают коррупционные схемы

Качество тестирования, которое проводит Нацкомиссия, также вызывает вопросы. Бывший нардеп Мустафа Найем, недавно назначенный на должность замминистра инфраструктуры, похвастался у себя в Facebook успешной сдачей экзамена на знание украинского языка. При этом он в одном небольшом посте допустил целый ряд ошибок, вызывающих сомнения в его знаниях государственного языка.

Мы не утверждаем, что господин Найем отхватил сертификат за «подарок». Вместе с тем, уровень грамотности получателей такого документа лишь актуализирует вопрос: почему налогоплательщики должны тратиться на работу Нацкомиссии по языку, которая с первых дней существования заработала столь «мутную» репутацию?

Если Кабмин в конечном итоге «оптимизирует» подобные структуры, тогда, действительно, будут основания считать, что правительство нацелено на реальную административную реформу. В противном случае, мы получим очередную имитацию, после которой чиновников станет еще больше, а толку от их работы – меньше.