Украинская оборона времен коронавируса - DOSSIER

Украинская оборона времен коронавируса

Реальная ситуация по подготовке возможной встречи армии с вирусом — как во всем обществе

В ВСУ не зафиксировано ни одного случая заболевания коронавирусом; 130 военнослужащих находятся на самоизоляции. Это официальная информация военного ведомства на 26 марта.

Формально ситуация удовлетворительная. К этому можно добавить, что значительная часть отделений медучреждений ВСУ перепрофилирована в инфекционные, а в каждой воинской части создаются медицинские изоляторы. В Минобороны подготовили 1000 коек на случаи заболевания COVID-19 среди военных. Начали поступать и специальные защитные костюмы, которые непосредственно для нужд армии производит одно из отечественных предприятий. Изготовлено 80 костюмов, половина из которых отправлена в медслужбу ООС. А еще Украина обратилась к НАТО с запросом о помощи в противодействии коронавирусу в ВСУ.

Реальная же ситуация по подготовке возможной встречи армии с вирусом — как во всем обществе. То есть превентивные меры ограниченные, карантин — довольно условный. Факты разных подходов иностранных государств к борьбе с пандемией, а также различных результатов — свидетельство того, что никто не владеет достоверными знаниями о всемирном нашествии нового вируса. Естественно, и в Украине тоже, — даже беспорядочные решения о работе общественного транспорта говорят о том, что принимают их эмоционально, в хаотичном режиме.

Особенности национального реагирования

Стоит не забывать, что армия, в первую очередь — часть общества, причем, наиболее уязвимая — вследствие необходимости многопланового, многослойного взаимодействия ее составляющих. ВСУ — особенно, в силу того, что задачи автономности функционирования подразделений решались разве что в структурах спецназа. А еще армия остается достаточно закрытой для всего общества, потому ее восприятие в условиях надвигающейся эпидемии лучше всего сделать через допущенных к ней близко «посредников» — волонтеров и «оборонщиков».

В Раде волонтеров при Минобороны Украины на условиях анонимности утверждают, что в зоне действий ООС военные только собрали заявки о необходимом им для противодействия коронавирусу. При этом в ООС еще нет оборудованных мест для изоляции вероятных больных, нет аппаратов искусственной вентиляции легких, не хватает и аппаратов для дезинфекции. Есть серьезные проблемы с масками и костюмами. Правда, в каждой бригаде подготовлено и обеспечено по одному подразделению для оперативного реагирования на проникновение инфекции. Волонтеры настаивают: военному ведомству следует в спешном порядке заключить соглашения со всеми компаниями, готовыми оперативно поставлять все необходимые средства противодействия пандемии. Но для решения этой проблемы необходимо молниеносное включение в работу правительства — спасение армии выходит далеко за рамки полномочий сугубо Минобороны.

Читайте также на DOSSIER:  Проходной двор: Насколько защищены данные украинцев в интернете?

С оценкой, неполной подготовки ВСУ к противодействию коронавирусу, согласен и экс-начальник войск РХБЗ ВСУ (РХБЗ — радиологической, химической и биологической защиты) Виктор Коробка. Командующий войсками РХБЗ в 2007–2013 гг., а ныне директор по развитию бизнеса единственного в стране производителя средств РХБ-защиты — частного предприятия «Спарринг-Вист Центр», — он говорит, что нынешняя ситуация — объективная реальность, поскольку в течение десятилетий не было никаких РХБЗ-закупок. Противогазы и средства индивидуальной защиты — устаревшие, произведены еще в СССР, и вряд ли подойдут для решения задач противодействия коронавирусу. Он заметил, что только в 2020 г. Минобороны предусмотрело закупку противогазов для ВМСУ. Специалист считает, что вполне можно осуществить оперативные заказы ряду предприятий, способных в сжатые сроки разработать и освоить производство средств противодействия коронавирусу. Среди прочих, тот же «Спарринг-Вист Центр» готов оперативно освоить разработку и производство аппаратов искусственной вентиляции легких, на что необходимо приблизительно два месяца, а до конца года вполне возможно сделать 20–30 таких аппаратов, если заказ будет оформлен безотлагательно.

Как видим, у предыдущего военного руководства до этих вопросов руки не дошли, а у нового (после смены министра обороны) еще до конца не решены кадровые вопросы. В правительстве тоже «каждый за себя»: успело МВД подготовить к атаке вируса НГУ и полицию — отлично! А кто не успел — пусть обращается за волонтерской помощью… Вообще, все составляющие сектора безопасности остаются разрозненными и разбалансированными. Например, по мнению замсекретаря СНБОУ генерала Сергея Кривоноса, Украина могла, но не успела развернуть и выстроить эффективную систему территориальной обороны, в которой на уровне областей реагирование на нашествие вируса могло бы оказаться на более высоком уровне.

Или еще один, не менее показательный эпизод: власть нынче готовится к перебоям с питанием в ВСУ. Проблемы могут появиться уже на этой неделе — из-за задержки подписания контрактов с поставщиками, которые должны были оказывать эти услуги, но сообщили, что эпидемию коронавируса они считают форс-мажором и потому не в состоянии выполнить обязательства. Офис президента 24 марта уже обратился к руководителям областных государственных администраций и руководству Киева, чтобы они были готовы безвозмездно помочь частям ВСУ. Примечательно: Кабмин оперативно подал законопроект о продлении договоров 2019 года, который должна рассмотреть Верховная Рада. Но при нынешнем «падеже» в парламенте возможно ли будет сделать это оперативно?

Стратегические вопросы обороны

От многих ускользает, что в условиях пандемии война не только не стихла, но даже заметно набрала обороты. Ведь целенаправленные, системно организованные отстрелы украинских воинов снайперами и расчетами ПТУР призваны подорвать морально-боевой дух армии. Принимая во внимание, что враг Украины Путин самочинно воцарился в Кремле уже до 2036 года, можно не сомневаться: попытки эскалации войны, если только Россию не поглотит мрак экономического кризиса или она не решит «украинский вопрос» политическим путем, будут. Кстати, на днях, выступая на коллегии Минобороны, глава оборонного ведомства РФ Сергей Шойгу сообщил, что до конца 2020 года в Южном военном округе (читай — у границ с Украиной — В.Б.) будут созданы две новые ракетные бригады и мотострелковая дивизия.

Читайте также на DOSSIER:  Daily Signal: Коронавирус нависает над солдатами Украины в грязных траншеях

В таких условиях у Киева есть лишь один путь: считать эпоху коронавируса шансом для подготовки реально выверенной обороны. Кстати, именно так говорят профильные лица в ОПУ. Например, гендиректор Директората по вопросам нацбезопасности и обороны ОПУ Иван Апаршин считает, что в сложившихся условиях необходимо в срочном порядке подготовить План обороны государства. Документ, который Украина создает впервые в своей истории, должен свести в одну ветвь все основные показатели. Интегрировать в единую плоскость экономические, инфраструктурные, сугубо военные, информационно-психологические и многие другие возможности. Так же, как и в противостоянии эпидемии, все должно опираться на точный математический расчет: за какой период времени, какими силами и средствами противнику может быть нанесен такой урон, чтобы он отказался от дальнейшей агрессии. Включая расчет применения асимметричных возможностей, потенциала «человеческого фактора», новых технологий военного и двойного назначения. Включая расчет, какие средства применяются на этапе развертывания противника (и на какую глубину ТВД, то есть упреждающие удары на его территории!), какие — на линии 100—50—20—5 км. И естественно, решения задач координации всех структур сил обороны, включая и государственно-частное взаимодействие.

Но, увы, стоит признать, работа власти над стратегическими вопросами в настоящий момент если и не парализована, то продвигается далеко не ожидаемыми темпами. Вспышка COVID-19 заметно связала руки, уведя объектив вниманиея в сторону от подготовки обороны. До 30 апреля должны явиться на свет ключевые программы развития обороноспособности, 1 июня — Стратегия развития ОПК, 10 июня — План обороны государства. Есть риски, что «человеческий фактор» может обнулить многообещающие намерения.

Это подтверждают простые признаки. Судите сами. Еще 27 февраля был подписан Указ президента №5920, который реально может стать фундаментом новой идеологии развития оборонного потенциала. Чтобы там ни говорили о непрофессионализме Зеленского, но он подписал ряд революционных изменений. Решено создать целевой Госфонд развития ОПК, агентство по развитию оборонных технологий, пресловутый центральный орган исполнительной власти (ЦОИВ), ответственный за формирование и обеспечение реализации государственной военно-промышленной политики, а также стратегию военно-технического сотрудничества (ВТС). Это то, что никогда бы не сделал корыстный Порошенко.

Читайте также на DOSSIER:  Продажа земли нужна не МВФ: Пальчевский рассказал, что скрывают от украинцев

Но дальше — еще больше опасений.

Гособоронзаказ (ГОЗ-20) — ключевой элемент указа и года. Да, все мы пожинаем плоды неспособности предыдущего руководства военного ведомства вовремя сформировать ГОЗ-20, и сформировать его адекватно. Увы, президенту пришлось вмешаться, чтобы бюджетно защитить ракетные программы. Есть смысл уделить внимание вопросу ГОЗ-20 подробнее, поскольку он, в отличие от всех остальных заявлений, является главным и реальным фактором подготовки обороны будущего. А именно, мало кто обращает внимание, что упомянутым указом президента утверждены только основные показатели ГОЗ-20, остальные же должны быть доработаны по ходу. Сказать, что это крайне негативно отражается на работе ОПК — ничего не сказать! Это деморализует оборонку не меньше, чем злосчастный коронавирус.

Но порой непрофессионализм одних оборачивается удачей для других. Потому что теперь (уже, к счастью, у прошлого руководства Минобороны) скопилось к окончанию года несколько миллиардов непотраченных гривен. И они были расписаны на текущий год. Потому в условиях отсутствия ГОЗ-20 некоторые предприятия загружены. Например, на прошлогодние деньги в полном режиме работает ракетный кластер под флагом ГосККБ «Луч». Почти под завязку загружен Луцкий авиаремонтный завод «Мотор», хотя знающие люди утверждают, что ГОЗ там составляет не более 30%. Полностью загружен и Конотопский «Авиакон», специализирующийся на ремонте и модернизации боевых вертолетов. Но многие «легли» надолго. Специалисты считают разрушенными 410-й авиаремонтный и Харьковский авиазавод, один день в неделю работает Чугуевский авиазавод. Похожая ситуация и в частном секторе. Скажем, компактному предприятию «Атлон Авиа», производящему беспилотные корректировщики для артиллерии, можно сказать, повезло: работая над партией комплексов, закупленных Минобороны в конце 2019 года, «Атлон Авиа» продержится до ГОЗ-20. Но развивать тему не сможет. По словам директора предприятия Артема Вьюнника, созданный его командой за оборотные ресурсы первый в стране ударный беспилотник (барражирующий дрон-камиказде ST-35) не продвинется в испытаниях, поскольку оборотных ресурсов нет, а новый заказ от Минобороны есть только в перспективе. Но если бы в государстве был запущен механизм форвардных контрактов (обещание заказчика закупить определенную партию при условии достижения необходимых Генштабу ВСУ характеристик), деньги бы нашлись…

Но тех предприятий, которые испытывают нужду из-за неподписанного вовремя ГОЗ-20, много больше. Среди них даже традиционно успешные. Например, сделав четыре заказанных военным ведомством изделия за оборотные деньги, ХК «Укрспецтехника» была вынуждена уйти на полный карантин — до появления ГОЗ-20. Таких предприятий сегодня десятки. И в убытке не только они.

Каждый потерянный для перевооружения год — козыри в картах Путина. Как собственно и каждый неправильно расписанный ГОЗ — именно это стало причиной таких перебоев. А не коронавирус, как принято думать… Армия, пережившая Иловайск и Дебальцево, коронавирус точно переживет. А нам всем стоит иметь в виду, что лучшие армии в истории нашей цивилизации рождались в период самых жутких кризисов.