Стали ли в Украине во время войны лучше бороться с топ-коррупцией? Выходит, что не очень

топ-коррупция
FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

Коррупция воспринимается украинцами как самое большое препятствие для развития бизнеса – так считают 47% граждан. Что происходит с коррупцией в Украине, как с ней борются и вырос ли ее уровень во время войны?

Чтобы ответить на эти вопросы, Экономическая правда проанализировала открытые данные Единого государственного реестра судебных решений и статистическую информацию относительно уголовных производств Офиса генерального прокурора.

За восемь месяцев 2023 года Офисом генерального прокурора зарегистрировано 11,6 тыс уголовных производств, которые можно связать с коррупцией (подробнее в методологии).

Однако возбудить уголовное дело не так сложно, как довести его до суда, куда попадают в среднем 25-35% от зарегистрированных производств.

К тому же далеко не все дела, рассматриваемые судом, завершаются вынесением приговора. Таких случаев меньше половины.

Если посмотреть на приговоры, то можно заметить их рост в последние пять лет. В этом смысле 2023 год вообще может стать рекордным (на графике даны всего за 8 месяцев).

Но это обманчивое впечатление. Большинство этих приговоров – это статья 369 УКУ («Предложение, обещание или предоставление неправомерной выгоды должностному лицу»). Почти все это дела о попытках водителей подкупить полицейских (заслуга в улучшении статистики – нагрудные боди-камеры у правоохранителей), а стандартное наказание в таком случае – штраф, обычно составляет 17 тыс грн.

Если убрать эти приговоры по ст. 369 УКУ, то тренд уже будет ниспадающим.

Если еще убрать мелких клерков-чиновников, а оставить только топ-чиновников (категории А и Б, к которым относятся судьи, прокуроры, следователи, народные депутаты, начальники управлений, министры и их заместители и т. п.), приговоров станет примерно в десять раз меньше.

Рассмотрим «топ-чиновников» подробнее.

DOSSIER →  Проценты Люцифера: министра Стрельца и его команду подозревают в хищении 78 миллионов гривен на махинациях со светом

Часть из них суд оправдывает.

Части выносит мягкие наказания (например, без заключения или с отсрочкой исполнения приговора).

В результате, из более десятка тысяч ежегодных производств, остается около 15-20 приговоров в отношении должностных лиц высшего и среднего уровней, предусматривающих реальное заключение (хотя и это только первая инстанция, ведь приговор могут обжаловать, а суды в общей сложности продолжаться годами).

Такое малое количество приговоров для должностных лиц высшего и среднего уровней может свидетельствовать как о том, что с коррупцией борются недостаточно, а статистика раздувается «делами по 17 тыс грн», так и о том, что коррупции действительно нет, или, как говорит министр иностранных дел Дмитрий Кулеба , «эта проблема сильно преувеличена».

Президент Владимир Зеленский, очевидно, поклонник второй версии. В октябре 2022 года он заявил, что «в Украине больше нет коррупции», потому что «все коррупционеры уехали из страны».

Однако в цифрах есть странные закономерности, заставляющие сомневаться в утверждении президента. Например, в Украине есть около 42 тыс. чиновников категорий «А» и «Б». Выходит, что их шансы оказаться на скамье подсудимых составляют ориентировочно 0,09%. В то время как для мельчайших клерков категории «С» эта цифра — 0,25% (ежегодно около 400 приговоров для 160 тыс. работников категории «С»).

Поэтому либо правоохранители недорабатывают по отношению к высшим должностным лицам, либо нужно принять факт, что чем выше ранг украинского чиновника, тем он честнее.

Еще одна аномалия заключается в шансах быть признанным виновным, если очутился на скамье подсудимых. К примеру, по ст. 368 УКУ («Принятие предложения, обещания или получения неправомерной выгоды должностным лицом») в почти половине случаев должностные лица высшего и среднего звеньев избегают наказания.

DOSSIER →  Коррупция почти на 90 миллионов: бывший глава Государственной миграционной службы получил подозрение от НАБУ

В то же время, чиновники самого низкого звена в 80% таких случаев признаются виновными. Однако когда ведущие чиновники попадают в новые антикоррупционные органы (Национальное антикоррупционное бюро, Специализированная антикоррупционная прокуратура, Высший антикоррупционный суд), такой разительной разницы, в отличие от судов общей юрисдикции, уже нет.

Данные и методология. Источник данных: проект «Антикоррупционный барометр» (микроданные, которые анализировали при подготовке публикации, доступные по ссылке ), Единый государственный реестр судебных решений, информация о зарегистрированных уголовных производствах Офиса генпрокурора с портала открытых данных data.gov.ua.

Учтена статистика только в отношении судов первой инстанции, к которой относится и ВАСУ. К категориям «А» и «Б» относились лица, если в материалах судебного дела четко указано, что такое лицо занимало или занимает ответственное или особо ответственное положение.

antikor.com.ua