Сотни украинцев каждый день умирают от COVID-19, потому что кто-то занимается популизмом — Ольга Стефанишина

Ольга Стефанишина
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Следующая волна коронавируса будет осенью, а мы все еще отстаем по вакцинации

Украина — одна из последних стран Европы по вакцинации населения от коронавируса. Зато заболеваемость у нас одна из самых высоких по континенту. И пока глава Минздрава раздает очередные обещания о новых вакцинах и сроках их поставки, в Украине полностью вакцинированы только пять человек. Кроме того, Степанов не может договориться с Минфином о деньгах на закупку новой вакцины. Правительство не придумало ничего лучше, чем вывод средств из больниц. У первых звеньев борьбы с эпидемией отбирают 6,5 млрд гривен, когда денег и так критически не хватает. Кто виноват в провальной борьбе с пандемией? Почему Украина отстает по всем фронтам ковидной войны и как на ситуацию в больницах повлияла медицинская реформа? Об этом в эфире новой программы «Треугольник Иванской» на Апостроф TV рассказала народный депутат Украины от фракции «Голос», член комитета Верховной Рады Украины по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования ОЛЬГА СТЕФАНИШИНА.

— Как вы сейчас видите общую ситуацию с коронавирусом в Украине?

— Сегодня мы видим весеннюю волну, которая начинает спадать. Следующая волна, которая ожидается, будет осенью. За это время на самом деле нам нужно вакцинировать как можно большее количество людей. Например, весеннюю волну мы пережили очень трудно, а многие ее не пережили. Мы до сих пор теряем сотни людей каждый день. Они умирают от COVID-19, потому что они не были защищены.

В таких странах, как Израиль и Соединенные Штаты, начинают открывать бизнес, дети идут в садики и школы, людям разрешают ходить без масок. Очевидно, что те страны, которые заранее подумали о своих гражданах — мы знаем, как премьер Израиля даже ночью звонил производителям вакцин, чтобы его граждане их скорее получили — уже выходят из коронавирусной комы.

— А что правительству мешало подумать о гражданах? Министр финансов говорит, что во всем виноват министр здравоохранения, поскольку он был готов дать ему деньги, но глава Минздрава не мог написать, под что они нужны. Вместе с тем министр здравоохранения говорит, что ему денег не дали, хотя у него был готов план.

— Смотрите, у нас министр здравоохранения — популист. Все, что он говорит, очень часто не соответствует действительности. Мы помним обещанные вакцины 15 февраля, которые едва приехали в конце месяца, и то не все. Вся деятельность министра здравоохранения сегодня направлена на то, чтобы ничего не делать. Если он обещал нам в июне-июле прошлого года, что Украина одной из первых получит вакцины, то в результате мы их получили даже позже, чем некоторые африканские страны. Сейчас мы отстаем в Европе по темпам вакцинации.

Читайте также на DOSSIER:  А. Павловский: «Реформа больничных приведет к тенизации труда»

Действительно сегодня проблема у нас в ключевом министре, который должен отвечать за координацию всех этих процессов. Конфликт между министром здравоохранения и министром финансов — это для системы здравоохранения худшее, что может быть. Если министр здравоохранения не может найти общий язык с главой профильного министерства, которое отвечает за деньги… Мы видим, что теперь господин Степанов — правительство это на прошлой неделе приняло — забирает деньги (6,5 млрд) из программы медицинских гарантий, которая отвечает за все медицинские услуги, предоставление доступных лекарств гражданам, и отдает их на вакцины. Он не смог договориться с Министерством финансов о том, что нужны дополнительные деньги. А дополнительные деньги сегодня на медицину очень нужны.

— В чем, кроме вакцин, мы больше всего отстали в этой ковидной жизни?

— Мы отстали во всем. Даже эта весенняя волна снова показала несостоятельность министра организовать систему, прокоммуницировать это с областями. В результате, я думаю, многие имели тяжелый опыт, сталкиваясь с медицинскими учреждениями, где не было мест для пациентов. Либо одного пациента не пускают в больницу, и он умирает дома, либо надо снимать кого-то из кислородного концентратора и ставить другого. Перед таким выбором у нас были врачи. Поэтому вся эта система оказания медицинской помощи именно при ковиде также не была в достаточной степени подготовлена. Не ожидалось, что будет эта волна, к сожалению.

Плюс истории, касающиеся карантина. Мы буквально несколько дней назад увидели, как правящее монобольшинство — представители «Слуги народа» — нарушают карантин.

Что это значит? Полностью дискредитируются любые действия власти на введение карантина. Люди думают: почему кто-то должен быть равен, а кто равнее? Почему мы не должны куда-то ходить, а депутаты от «Слуг народа» позволяют себе это? Соответственно, этот компонент также провален, потому что люди просто разуверились в том, что рекомендует власть, и что она на самом деле делает.

— Информационная политика в этой ситуации у нас нормальная? Насколько эффективно власть и Министерство здравоохранения общаются с обществом? Мы видим отказ некоторых людей от вакцинации и веру в вышки 5G.

— Давайте мы еще вспомним Новые Санжары, когда у нас была полностью провалена коммуникация по возвращению украинских граждан из Уханя в Украину. Уже тогда мы начали понимать, что правительство не в состоянии коммуницировать нормально с людьми, разъяснять и планировать любую деятельность. Далее все уже пошло снежным комом.

Читайте также на DOSSIER:  Протест под Минздравом. Медсестры пожаловались на низкие зарплаты и буллинг в больницах

Что касается вакцинации, то сегодня провалена коммуникационная компания. Фактически очень трудно вообще понять, какая ситуация будет, когда к нам будут поставлены миллионы доз вакцины. Сегодня говорить о том, чтобы все шли вакцинироваться, когда вакцин нет, — это говорить ни о чем.

— Многие говорят, что мы проигрываем борьбу с ковидом из-за медицинской реформы. Мол, она разрушила необходимые институты.

— Здесь речь не идет о медицинской реформе. Я так понимаю, здесь речь идет о том, что была расформирована СЭС. Это была советская система, которая славилась своими поборами и коррупционными механизмами. Я думаю все, а особенно бизнес, прекрасно знают, насколько это было трудно. Медицинская реформа — это отдельно.

— На сколько за год изменилась готовность больниц к борьбе с эпидемией?

— Что произошло с реализацией реформы вторичного и третичного звена, которая как раз совпала с началом пандемии? Она началась 1 апреля 2020 года, и ковид пришел именно в это время. Именно реализация медицинской реформы дала возможность государству оплачивать эти услуги по предоставлению лечения COVID-19. Многие еще по привычке оплачивает услуги, когда попадают в больницу. На самом деле сегодня государство обеспечивает около 45 тыс гривен за лечение одного больного COVID-19.

— Не во всех больницах. Возможно, играет определенную роль человеческий фактор.

— Я объясню. Из всех больниц, которые сегодня зарегистрированы для предоставления услуг по COVID-19, каждая получает около 45 тыс гривен за каждого пациента. Это следует понимать тем украинцам, которые продолжают платить. Они должны понимать, что за это платит государство. Готовность больниц сейчас обусловлена тем, что реформа реализуется.

Национальная служба здоровья — это единственный плательщик сегодня в системе здравоохранения. НСЗУ выставляла определенные критерии для больниц: какими должны быть койки, персонал, мощности для того, чтобы обслуживать пациентов. Конечно, это не все больницы в Украине, а те заведения, которые есть в перечне. Они есть на сайте НСЗУ, их можно посмотреть.

— Как власть определяет, какие больницы важны, а какие второстепенные?

— Мы как депутаты еще 7 мая 2020 года написали закон, где мы четко прописали правительству и Министерству здравоохранения подготовить больницы второй и третьей волны, и временные госпитали. То есть работа Министерства здравоохранения и правительства заключалась в том, чтобы использовать ковидный фонд, помочь областям развернуть медицинские госпитали для того, чтобы принимать больных осенью и весной. Вся эта техническая работа на уровне области могла быть более успешной.

Читайте также на DOSSIER:  Витренко назвал главного бенефициара реформы рынка газа в Украине

— От чего это зависит?

— Прежде всего, от правительства и профильного министра здравоохранения, который соответственно использует средства. И это зависит от местных властей. Эта координация всех ветвей власти нужна для того, чтобы на уровне правительства принимались соответствующие постановления. Мы помним, сколько нам не разрешали использовать технический кислород, например, когда обычного не хватало людям. Потом не хватало средств на кислородные концентраторы. Только недавно приняли перераспределение средств. Вся эта история с тем, что правительство не помогает областям нормально противодействовать ковиду, приводит к тому, что такие проблемы возникают. И они повсюду.

— В Украине полностью вакцинированы только 5 человек. Почему вакцины не хватает для тех, кто сам хотел бы привиться?

— Не хватает потому, что правительство не позаботилось о том, чтобы в Украине были вакцины. Простите, пожалуйста, 250-300 тысяч доз для сорокамиллионного населения. У нас только в «Дие» зарегистрировались 400 тысяч человек, которые хотят вакцинироваться прямо сейчас. Сегодня люди умирают, потому что не защищены от ковида вакциной. Те, кто получил соответствующее количество доз вакцин, будут защищены, им повезло. Они действительно счастливчики. К большому сожалению, таких счастливчиков у нас очень мало.

— Пять.

— Я не вижу вообще прогресса в том, чтобы их было больше.

— Что мешает? Не договорились в начале, не с теми договаривались, не хватило денег?

— Во-первых, да. Было заложено мизерное количество средств — 2,6 млрд гривен. Мы, кстати, еще тогда говорили об этом на бюджетном комитете в декабре, но нас никто не послушал. Соответственно, этих денег не хватило. Сейчас средства перераспределяются из тех же больниц, о которых мы говорили. 6,5 млрд гривен забирают у медицинских учреждений, которые оказывают помощь по всей стране, для того, чтобы купить вакцину. Министр здравоохранения не способен договориться с министром финансов. Ну и плюс операционная часть — никто не вел нормально переговоры до декабря о закупке вакцины.