Смысла платить налоги больше нет. Как министр финансов убил надежды украинцев на пенсию

платить налоги
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Наши чиновники настолько суровы, что, не умея формировать смыслы по развитию страны даже на ближайший год, они берутся делать «космические прогнозы» с «космической же глупостью», зачастую тиражируя апокалиптические высказывания друг друга.

На днях министр финансов Украины Сергей Марченко заявил буквально следующее:

«Если у вас нет накоплений в НПФ, рассчитывать на пенсию вообще не стоит… Мне сорокалетнему на пенсию в нынешних условиях рассчитывать не стоит. Тогда два варианта — или я сам ищу возможности и откладываю через НПФ, или создаются условия таких накоплений для всех граждан. Это потянет фискальные потери бюджета, и это все должны понимать».

 

Учитывая, что вложений в накопительных пенсионных фонда (НПФ) нет у 99% украинцев, выходит, что все «сорокалетки» через лет двадцать получат дырку от бублика, а не пенсии от государства. Это, конечно, феноменальное заявление, которое может попасть в анналы лучших мотивационных высказываний всех времен и народов. После таких фраз министра финансов так и хочется пойти и заплатить государству единый социальный взнос. Ну чтоб пенсию через двадцать лет не получать и чтоб уже сегодня меньше денег оставалось… Это как раз тот случай, когда министрам в Украине лучше молчать, нежели говорить.

Действительно ли Украина – на пороге демографического апокалипсиса

Марченко аргументирует тезис о том, почему мы все в Украине «пенсионные лохи», достаточно просто: пенсионеров становится больше, плательщиков налогов – соответственно меньше. Аргумент из разряда «капитан очевидность».

Но в своих высказываниях Марченко не одинок. Как говорил президент Леонид Кучма: «Так це ж було вже».

Осенью прошлого года премьер Шмыгаль заявил о том, что «мы не сможем платить пенсии будущим пенсионерам через лет 15. Это обычная математика и экономическая демография».

Ведь одно дело, когда о нем говорят оппозиционные лидеры, ругая власть, а другое — когда эту же риторику подхватывают люди, властью не обделенные, а наделенные.

По данным нашего Госстата, динамика численности населения старше 60 лет в Украине достаточно ровная: с 2015 года она балансирует в пределах 9,33-9,98 млн человек. Ежегодный прирост данной возрастной группы варьируется в пределах 130-150 тыс. человек. Причина здесь проста: украинцы рано умирают, особенно мужчины. Даже с учетом тенденции по увеличению средней продолжительности жизни, в ближайшие 15 лет прирост указанной выше возрастной группы не превысит 500 тыс. человек в год (максимум). Следовательно, с учетом пологого увеличения численности, общий прирост в группе к 2035 году составит ориентировочно от 2 до 3 млн человек (в лучшем случае).

Что касается трудовых ресурсов (трудоспособного населения), то оно в последнее время в Украине не сокращается и даже немного возрастает (на 80-100 тыс. человек в год). Показатель отношения численности пенсионеров (11,2 млн) к трудоспособному населению на данный момент составляет 63%.

Что касается плательщиков ЕСВ, то их в Украине на данный момент более 13 млн, то есть отношение пенсионеров к данному показателю – 85%. Примерно 4-4,3 млн украинцев из числа трудоспособного населения единый социальный взнос в Пенсионный фонд не платят.

Учитывая эти данные, можно спрогнозировать, что через 15 лет Украина ни при каких обстоятельства не окажется в ситуации, когда на примерно 14 млн пенсионеров у нас вдруг окажется 7 млн трудоспособных лиц – плательщиков ЕСВ. Минус 6 млн человек — это слишком даже для украинских, традиционно апокалиптических прогнозов.

Читайте также на DOSSIER:  Миссия МВФ наконец раскрыла свои планы относительно Украины

Где власти планируют держать ваши деньги

Такие сложные реформы, как накопительная пенсионная система, редко когда запускаются в кризис. Ведь для этого придется либо увеличивать фискальную нагрузку (добавлять новый вид социального взноса в накопительные пенсионные фонды), либо формировать новый взнос в структуре уже действующих налогов и платежей (ЕСВ + подоходный налог), что в свою очередь уменьшит поступления в ПФУ, государственный и местные бюджеты.

Кроме того, накопительной системе нужно инвестировать свои «длинные ресурсы» в активы, защищенные от инфляции/девальвации и с растущей капитализацией. А таковых в кризис нет априори. А если есть — то это уже венчурные, то есть рисковые инвестиции, которые непригодны для хеджирования долгосрочных рисков.

Конечно, можно впасть в безумие и согласиться с теми, кто сейчас призывает разрешить вкладывать средства НПФ в зарубежные ценные бумаги, но в таком случае мы превратимся не только в сырьевой, но еще и в «финансово-пенсионный придаток» мировой экономики, инвестируя «длинные деньги» своих НПФ в чужие страны и усиливая отток капитала из своей. И никак не регулируя риски владения зарубежными активами. Это как аппарат искусственной почки с управлением в чужих руках.

Еще большую опасность несет желание направить 100% средств НПФ в государственные облигации, ведь в таком случае у государства всегда будет искушение «откупорить» эту «кубышку», как это произошло в РФ, когда накопительную часть заморозили в 2014-м, забрав взнос в 6% в общую солидарную систему и пообещав «разморозить» лишь в 2024 году, во что уже никто не верит. Подобная ситуация может возникнуть и в Украине после введения обязательного специального взноса в НПФ – их тоже могут «заморозить», а ресурс направить в ПФУ, объяснив все «кризисом», который у нас происходит перманентно.

Кстати, о семантике слова перманентный. В свое время известный экономист Милтон Фридман выдвинул теорию «перманентного дохода», согласно которой индивид планирует свои сбережения исходя не из сегодняшнего, а будущего дохода. Применительно к Украине это значит, что наши граждане будут накапливать, ожидая низкий доход в старости, а не ждать, когда появится высокий доход в настоящем.

Антагонист Фридмана, экономист Франко Модильяни выдвинул гипотезу о неравномерном накоплении и жизненных циклах, когда молодые накапливают, а старики – тратят. Правда, в его концепции новые молодые поколения и их накопления должны с лихвой превысить траты стариков. У нас эта гипотеза реализуется не на оптимальной, а на низкой точке системного равновесия, когда доходы молодых выше расходов стариков, но не по причине высоких заработков первых, а вследствие мизерных расходов вторых. Как бы то ни было, принцип «молодость накапливает – старость тратит» и лежит в основе всех пенсионных накопительных моделей.

Какой накопительная модель будет в Украине

Мы уже писали о том, что нынешняя власть упустила уникальный шанс соединить земельную реформу и пенсионную, предоставив негосударственным накопительным пенсионным фондам эксклюзивное право на покупку земель сельскохозяйственного назначения с целью сдачи ее в долгосрочную аренду. В таком случае источником пенсионных выплат второго уровня в Украине была бы земельная рента, а инструментом хеджирования активов – земля, ценность которой защищена и от инфляции, и от девальвации, и капитализация которой будет расти по мере увеличения уровня добавочной стоимости в аграрном секторе. Но неиспользование своих исторических шансов становится «доброй» традицией для наших властей, что нынешних, что предыдущих.

В схеме введения пенсионной накопительной системы второго уровня, которая сейчас является «рабочей», самая «вкусная» роль – у совета накопительного фонда, который выбирает частные компании по управлению активами и банки-хранители, допущенные к операциям, утверждает направления инвестирования пенсионных средств, анализирует деятельность профессиональных участников, утверждает сметы административных расходов и анализирует эффективность работы КУА (тех самых компаний по управлению активами).

Читайте также на DOSSIER:  В Кабмине признались, что не смогут платить украинцам достойную пенсию, но призвали платить ЕСВ

Состоит он всего из пяти человек, которые в прямом понимании этого слова – стоят «на потоке». С учетом того, что стартовый размер взноса составит 2% в структуре ЕСВ и еще 2% в структуре НДФЛ, суммарно получается 4%, или около 60-70 млрд грн в год. Неплохой финансовый поток для ручной «рулежки».

Если верить прогнозам премьера, на персональных пенсионных счетах украинцев может накопиться за 15 лет до 1 млн грн.

Согласно аналитике Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, введение пенсионной системы второго уровня увеличит величину замещения в солидарной системе (отношение средней пенсии к средней зарплате) на 7-10% (умеренный прогноз). В противном случае данный показатель, который сейчас балансирует на уровне чуть выше 30%, в будущем может упасть и вовсе до критических низких 20%. Исходя из мысли авторов реформы, лишь 2% украинцев смогут самостоятельно выбрать себе КУА для пенсионных накоплений, для 98% (12,7 млн человек) — это сделают в «автоматическом» режиме.

В дальнейшем, при выходе на пенсию, каждый украинец сможет сделать свой выбор: если размер накопленных взносов меньше 60 минимальных зарплат (на сегодня – это 300 тыс. грн) – будет назначена единоразовая выплата. Если размер накоплений выше 60 минималок – в таком случае пенсионер может выбрать либо выплату пенсии на срок до 10 лет, либо пожизненный аннуитет, исходя из размера накоплений.

Хватит ли украинцам накопительных пенсий

Много это или мало — обещанный премьером один миллион гривен накопленной пенсии через 15 лет? Согласно тем же прогнозам НКЦБФР, которые были заложены при разработке модели накопительной пенсионной системы второго уровня, в 2035 году средняя номинальная заработная плата может колебаться в диапазоне от 40 до 100 тыс. грн в зависимости от темпов развития экономики и инфляции. То есть это будет либо 10, либо 25 средних зарплат. В сегодняшнем зарплатном эквиваленте – порядка 100 или 250 тыс. грн. Но с учетом траектории движения нашей экономики первый вариант выглядит не только реалистично, но и более оптимистично…

Платить 4% от своей зарплаты (при условии, что она сейчас находится на уровне 10 тыс. грн) — означает отдавать 400 грн ежемесячно, или почти 5 тыс. грн в год (эквивалент 200 долл.). И так — в течение 15 лет, чтобы потом получить эквивалент сегодняшней зарплатной покупательной способности в размере примерно 4 тыс. долл.…

Как ни крути, но в этой модели взаимоотношений «государство-плательщик налогов» выигрывает тот, кто вообще не платит государству ни копейки, самостоятельно формируя, согласно концепции Роберта Кийосаки «богатый папа», свои пассивные доходы от сдачи той же недвижимости в аренду.

Или украинец, работающий за рубежом и претендующий на польскую или итальянскую пенсию в размере 500-800 евро в месяц (к тому же он еще и в Украине потребует на старости пенсию по возрасту в размере минимальной социальной выплаты и сопутствующие льготы и субсидии).

А это значит, что неиспользованный шанс на одновременный запуск пенсионной и земельной реформ – это не все наши грабли. Очередной удар в лоб – это непонимание властью простой истины: любая системная реформа начинается с системной перезагрузки и нахождения консенсусной точки налоговой нагрузки, которая будет устраивать все стороны рыночной игры.

Читайте также на DOSSIER:  Настоящая пенсионная реформа. Что пора изменить

Как обеспечить граждан в старости

А для этого необходимо сместить акценты с налогообложения труда на налогообложение капитала. Если власть освобождает от налогообложения операции с ОВГЗ, а при этом на фонд оплаты труда делают фискальную нагрузку в размере 41,5% (18% НДФЛ, 22% ЕСВ и 1,5% военный сбор), то в этой стране все будут покупать ОВГЗ. Финансовые спекулянты станут жировать, а зарплаты будут выплачивать в конверте.

Над смещением фискальных акцентов и нужно подумать правительству. Ввести двойной налог на прибыль на операции спекулянтов с ОВГЗ и снизить фискальную нагрузку на фонд оплаты труда. Ввести прогрессивный подоходный налог, чтобы большие зарплаты членов наших набсоветов облагать не по ставке 18%, как у уборщицы в супермаркете, а по двойной-тройной ставке. Ввести налог социальной солидарности на большие зарплаты в виде отчислений в ПФУ.

Сейчас налогооблагаемая база ограничена 90 тыс. грн. Вся зарплата выше взносом в ПФ не облагается. Если посчитаем эффективную ставку ЕСВ уборщицы, сколько из ее зарплаты перечисляет работодатель, то она будет составлять 22%.

А эффективная ставка ЕСВ, например, «собирательного коболева», который получил в месяц 1 млн грн, около 2%, ведь он заплатит 22% от всего лишь 90 тыс. грн и ничего не заплатит с оставшихся 910 тыс. грн. Указанный ограничитель ЕСВ нужно снимать и вводить дополнительный взнос социальной справедливости. Облагать налогом имущество, но не квартиры по 70-80 кв. м, а те, которые стоят миллионы долларов, дома, яхты, личные самолеты.

Все это создаст необходимую базу для начисления пенсий. Кроме того, возвращение даже одного миллиона украинцев на родину на вновь созданные для них рабочие места – это минимум десять миллиардов долларов дополнительного ВВП и как минимум несколько миллиардов долларов дополнительных налоговых поступлений в бюджет, часть из которых и станет базой для выплаты пенсий в солидарной системе.

Именно об этом должен думать министр финансов: о смещении акцентов налогообложения с труда на капитал, о фискальном маневре по снижению кумулятивной ставки на фонд оплаты труда, о расширении базы налогообложения за счет повышения ставок по высокодоходным операциям и дорогостоящим активам, о применении прогрессивной ставки налога на доходы физических лиц, о введении налога социальной солидарности и снятии ограничений по базе начисления ЕСВ. Ну и о создании новых рабочих мест – ведь налоги не платятся с воздуха, они всегда привязаны к рабочим местам и собираются там, где эти рабочие места создаются и успешно генерируют добавочную стоимость.

Ну а пока, вместо всего перечисленного выше, Марченко и Шмыгаль решили поработать у нас дежурными «бабаями», своими словами отбивая у украинцев последнее желание платить государству ЕСВ даже с минималки.

Алексей Кущ