Р. Бортник: «Международные корпорации де-факто купили Украину за долги»

Канцлер Германии Ангела Меркель, прибывшая с официальным визитом в Украину 1 ноября, прокомментировала совместную работу сторон по ведению миротворческой миссии ООН на Донбасс. ГолосUA решил разобраться, когда ожидать ввод миротворческой миссии на Донбасс и расспросил об этом политолога Руслана Бортника. 

— Когда ожидать ввод миротворческой миссии на Донбасс?

— Вероятность ввода миротворцев до завершения цикла выборов, то есть до начала 2020 года, мизерная. Около 10-20% — не более того. Должен случиться коренной перелом, например, если к власти придет Президент, которые сделает своей ключевой идеей – реинтеграцию Донбасса. Условно говоря, если в июне будет избран новый Президент, и пообещает до парламентских выборов завершить реализацию минских соглашений. Хотя сделать это будет крайне сложно, потому что он будет руководить старым составом парламента, и Президенту придется принимать очень непопулярные решения, включая амнистию. Это крайне маловероятный сценарий. Более того, даже в 2020 году будет очень узкое окно для внедрения миротворцев. У нас есть всего 3-6 месяцев. Окно откроется в период между завершением формирования правительства и коалиции и до проведения местных выборов 2020 года, которые можно синхронизировать с выборами на Донбассе. Если этого не сделать, то для выборов в ОРДЛО, будут придумывать новое законодательство, что осложнит этот процесс и вероятность его реализации уменьшится. Потом вероятность реализации этого сценария будет падать.

— Что мешает власти реинтегрировать Донбасс?

— Вопрос в том, что произойдет первым, легализация территории ОРДЛО в составе Украины или Украина получит контроль над границей. Это формальная причина. Реальная причина – нынешняя украинская власть не готова видеть фактически автономный Донбасс в составе Украины. Власти не нужны 3 миллиона нелояльных избирателей, которые сразу поломают электоральные карты Украины. Кроме того, мешает не признание факта, что этой войны можно было избежать и кому–то, за потерянные жизни и ресурс придется нести ответственность. Без смены политической элиты завершение войны на Донбассе в принципе невозможно. Люди, которые начинали эту войну не смогут ее завершить. Для них завершение войны равно ответственности и уголовной, и политической.

Читайте также:  Дело Ефремова: что ожидать дальше?

— Назовите экономические потери за годы войны…

— Есть разные оценки. Все начинаются с цифры 10 миллиардов долларов.  Хотя есть оценки, которые достигают 70-80 миллиардов долларов. Кроме того, мы потеряли 11 тысяч жизней, а ВВП сократился на 17%. Нынешние потери Украины от этой войны приближаются к потерям Украины в период второй мировой войны.

— Может ли Украина  в ближайшее время выйти из экономического кризиса?

— Конечно. Реинтеграция Донбасса – это договор купли–продажи. Мы получаем право вернуть туда украинский флаг и законы, в обмен на более широкую местную автономию. Пока никто в этой войне не выиграл военным путем, мы должны договариваться взаимно и уступать. Реинтеграция Донбасса даст прирост ВВП от 5до 7% в первый же год. В дальнейшем реинтеграция  Донбасса оставит шанс, вернутся стране в течение ближайших 5-7 лет до показательней 2013 года. Восстановление украинский индустрии примитивный и очевидный путь экономического благополучия нашей страны.  

— У Украины миллиардные долги, как она их будет отдавать?

— А нужно ли их отдавать? Считаю, что Украина прошла период, то есть перешла Рубикон, за который можно было отдать долги. При росте экономики 2-4% нам эти долги никогда не отдать. Их и не нужно отдавать. Необходимо основную часть международно–гарантированных долгов реструктуризировать. То есть перенести сроки их оплаты на 20-30-50 лет. От части этих долгов необходимо просто отказаться. Также как и долги экс-президента Януковича, это политические долги, навязанные нам. В неконкурентных условиях нам просто вставляют пальцы в дверь, зажимают их, заставляя влазить в долги, требуя взамен политических уступок. От них необходимо набираться смелости отказываться. То есть подавать в международные суды и прекращать выплаты по международным долгам. Если привести секвестр долгов, то из нынешних заимствований у нас останется около 60%. Может даже меньше. Для этого шага необходимы смелые политические лидеры, независимые от внешних игроков. Пока в Украине у власти будут люди, которые управляемые извне, то они на такой сценарий не пойдут. Более того, будет продолжаться наращивание долгов. Они останутся вечным якорем,  который будет привязывать Украину и делать ее зависимой от внешних игроков. Первые визиты новый Президент и премьер будет вынужден делать ни в Брюссель и не в Вашингтон, а в офисы международных корпораций, которые де-факто купили Украину за долги.

Читайте также:  Три года после выборов Верховной Рады: Пять разочарований, три реформы и один запрет

— Получит ли Украина в ближайшее время Томос?

— Для верующих людей это ничего не меняет. Получение Томоса приведет к еще одной линии конфликта внутри Украины. В нем заинтересована власть, поскольку она управляет этим конфликтом. У нее в руках все силовые инструменты, она определяет кто прав, кто виноват и результаты этого конфликта. Он нужен власти для управления части общества. С одной стороны радикальными националистами непризнанных конфессий, с другой стороны ядром украинской православной церкви. Их будет сталкивать лбами, для того чтобы власть могла управлять этим конфликтом. Томос Украине ничего не даст кроме негатива. По факту мы имеем еще одну церковь в Украине Константинопольского патриархата, который получил свой храм. Мы получим Томос до выборов. Но форма Томоса может не устроить даже инициаторов этого процесса. В частности, — киевский патриархат, потому что вряд ли стоит ожидать создание в Украине независимой поместной православной церкви. Скорее всего, речь идет об автокефалии, которая предусматривает подчинение Константинополю.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля