Онищенко о записях разговоров с Порошенко: Поступок аморален, но в бизнесе, как и в бандитском мире, есть понятия — не трогайте семью. Он не имел права арестовать мою мать. (ВИДЕО) | DOSSIER

Онищенко о записях разговоров с Порошенко: Поступок аморален, но в бизнесе, как и в бандитском мире, есть понятия — не трогайте семью. Он не имел права арестовать мою мать. (ВИДЕО)

Беглый нардеп Александр Онищенко уверяет, что в истории с его якобы записями переговоров с Президентом Украины Петром Порошенко у него не было другого выхода, чтобы защитить себя. А свои действия он оправдывает тем, что в рамках уголовного дела арестовывали его 73-летнюю маму, на которую он переписал недвижимость.

Об этом в интервью Евгению Черняку рассказал сам беглый нардеп Александр Онищенко, передает Цензор.НЕТ.

«Смотрите, на конец 2015 года уже заранее предусмотрел какая будет ситуация. Региональные выборы  выиграла Тимошенко, и на округе в Киевской области на котором я избирался она набрала самое большое количество голосов. Непосредственно руководитель страны в гневе сделал мне определенные замечания: «Почему там выигрывает Тимошенко, а не выигрываю я». Декада… Грубо говоря, ты отвечаешь за Киевскую область, это твой округ, грубо говоря, у тебя там штабы. Я никакие обязательства не брал, то есть, меня пытались под это подогнать, но я сказал: «Я таким не занимаюсь». Получились подозрения того, что якобы вот на него не было финансирования, на другую сторону было. Сразу же после выборов, вот только эти выборы закончились, приходит знакомый говорят: Пришла команда на тебя возбудить дело». Дело возбуждено. То есть, сказали собрать как можно быстрее и закрыть. Закрыть лично меня. Говорит там все в гневе,» — объяснил Онищенко возникновение конфликта с Петром Порошенко, ответив на уточняющий вопрос, что под «закрыть» имеет ввиду арест.

«При этом общение (с Порошенко продолжается. — Ред.). Он при встрече обнимается, целуется там, а происходит совсем другое. Ты понимаешь, ты ж знаешь заранее, что на такой-то момент готовится всё к тому, что тебя готовы арестовать. Ты уже знаешь свою судьбу, то есть, всё соберут и ближайшее время тебя где-то там (ждет. — Ред.) жёсткий арест. Я попытался сделать кое-какие маневры, зайти в кое-какие схемы вместе с ним, чтобы это оттянуть. Грубо говоря, там давайте я сделаю то, давайте я сделаю то, чтобы его как-то заинтересовать, чтобы затянуть время. Да, ну это там мои варианты. То же общение со Злочевским, в котором он был заинтересован. Я влез там специально, зашёл туда. И когда ты понимаешь, грубо говоря, что вот человек, который конкретно против тебя все соорудил, как ты можешь с ним? Ты с ним бороться не можешь, правильно? То есть, у тебя нет возможности. Вариант какой? Ты народный депутат. Как ты можешь тихо уехать и не приехать? Всё, что было связано с тобой ты должен понимать, что-то всё будет громко и звонко. На первый период ты пытаешься как-то смягчить, выровнять. В то же время, что-то сделать, чтобы потом можно с ним торговаться, да? По-другому я не видел, потому что человек — руководитель страны, бороться с ним, ну нереально, у него вся власть в его руках. У него Генпрокуратура, у него СБУ, вся налоговая, все ему подконтрольны, да? Он с тобой может делать всё что захочет. Идти в тюрьму, когда тебе под 50, ну тоже как бы, не сильно. Вообще неохота никак, пытаешься договориться, пытаешься это», — добавил Онищенко.

Читайте также на DOSSIER:  ГТС после 2020

Вместе с тем, отвечая на вопрос морально ли писать своих визави, Онищенко ответил: «Морально — неправильно, скажу вам честно, морально — неправильно, но у меня были все основания — это сделать, потому что человек, который со мной так поступил, делал аморально, он не имел права арестовать мою мать, которой 73 года. У меня есть все права и все любые (основания. — Ред.), моральные и не моральные поступать, как я захочу, после этого, после некоей границы. В любых, вы же сами понимаете, как и в бизнесе, и в бандитском мире, и в другом, всегда есть какие-то определенные понятия. Не трогайте семью. Семья ни при чём. Воюете со мной — не трогайте никого. Маму сделали соучастником преступной группировки. На ней находился офис, в котором я находился».

Отвечая на вопрос о том, зачем Онищенко оформил на маму недвижимость, он сказал: «Вы, когда становитесь депутатом, на кого можете оформить? Вам запрещено там иметь бизнес. На кого вы можете перевести? А в чем риск? В чем риск, если я там передал свою недвижимость на мать? Я не вижу вообще никакого криминала, если я передал офис. Я не вижу никакой привязки оформления на неё что-то, чтобы её, допустим подвергать уголовным делам касательно меня. У нас сегодня структура построена так, что практически все бизнесмены понимают, что они всегда находятся под риском, оформляют всё на своих родителей, жен, ещё на кого-то. Ну, я не знаю, на ком вы б, допустим, держали? Если бы оно было на мне, я бы всё потерял, но я правда… грубо говоря… все там пошло под арест или еще что-то. Но в любом случае, я не считаю, что она… все ж понимают, что она не имеет никакого отношения к криминальным структурам».

Читайте также на DOSSIER:  Турция может затянуть получение Украиной безвизового режима с ЕС на долгие годы – политолог

На уточняющий вопрос, аморально ли морально было записывать разговоры с Порошенко, Онищенко ответил: «На тот период, у меня не было другого варианта. Я понимал, что человек все равно меня съест рано или поздно. Арестует, или как-то там разделается со мной. У меня даже была попытка устроить мне аварию, то есть, по дороге, как я ехал к нему прям на встречу, в Кончу-Заспу мне устроили аварию. То есть, я ехал на полной скорости мне машина просто взяла и перегородила дорогу, в которую я вместе с охраной врезались. Не знаю, случайность, не случайность, но вот был такой момент, когда он мне позвонил, сказал приехать к нему домой, вот произошла по дороге к нему домой вот эта авария. Да, не могу ничего сказать, не могу ничем там упрекать, но поступок аморален, но у меня не было другого выхода, то есть я видел только одну возможность как мне с ним можно потом торговаться, чтобы снять с себя вот эту уголовную ответственность».