Национализация. 8 вопросов о предприятиях, которые из частных стали государственными

Национализация
FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки

В понедельник, 7 ноября, было объявлено о переходе пяти крупнейших украинских предприятий из частных рук в собственность государства. «КП в Украине» разбиралась в ситуации, отвечая на самые простые вопросы об этом.

Что такое национализация? Чем она отличается от конфискации?

Явление прямо противоположное приватизации. Национализация – процесс перехода частной собственности в государственную. Государство проводит национализацию, когда хочет контролировать финансовые потоки основных предприятий общегосударственного значения. В Украине громкой национализацией было возвращение «Приватбанка» в государственную собственность в 2017 году.

В отличие от конфискации, которая не предполагает возмещения бывшим собственникам стоимости их изъятого имущества, национализация может предусматривать полный или частичный выкуп имущества. Вообще, национализация – это из области экономики, а конфискация – из области уголовного права. Если о компенсации во время национализации не говорится, то это уже считается экспроприацией.

Какие предприятия будут национализированы в ближайшее время?

В понедельник, 7 ноября, Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку приняла решение о принудительном отчуждении в собственность государства акций:

  • ЧАО «Укрнафта»,
  • ЧАО «Укртатнафта»,
  • АО «Мотор Сич»,
  • ЧАО «АвтоКрАЗ»,
  • ЧАО «Запорожтрансформатор».

Это означает, что акции этих предприятий (акционерных обществ) будут списаны со счетов частных лиц в собственность государства.

Кто владельцы этих предприятий?

«Укрнафта» — Игорь Коломойский (42% акций), 50%+1 акция – у государства, оставшиеся почти 8% — у миноритарных акционеров.

«Укртатнафта» — Игорь Коломойский и Геннадий (60% акций на двоих)

«Мотор Сич» — Вячеслав Богуслаев (56% акций компании он продал холдингу Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment Co Ltd (Китай)). Из-за нарушения антимонопольного законодательства операции с акциями «Мотор Сич» с 2017 года заблокированы, Богуслаев арестован по обвинению в государственной измене.

«АвтоКрАЗ» — Константин Жеваго, который покинул Украину в 2019 году.

Читайте также на DOSSIER:  Кто стоит за обысками и активизацией борьбы с коррупцией

«Запорожтрансформатор» — российско-украинский бизнесмен Константин .

И кто теперь будет управлять с этими предприятиями?

Активы этих пяти структур перешли в управление Минобороны Украины. Как заявил премьер-министр Денис Шмыгаль, продукция, которую изготавливают на этих предприятиях, критически необходима для ВСУ и энергетического сектора.

— Поэтому они должны обеспечивать оборонные нужды в военное время, — сообщил Шмыгаль. Он также добавил, что работающие предприятия получат еще больше заказов и гарантий по производству продукции, а неработающие начнут снова функционировать.

Поскольку активы переходят в ведение Министерства обороны, ведомство должно принять решение о назначении временных управляющих. Возможно, управлять этими предприятиями будет Фонд государственного имущества или военные администрации, возможно – Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА) или любой другой государственный орган. Учитывая военное положение в Украине, временные управляющие могут появиться и по санкции других министерств и ведомств.

Эти предприятия национализированы навсегда?

Говорить о «пожизненной» национализации, наверное, пока не стоит. Секретарь СНБО Украины Алексей Данилов сообщил, что после окончания военного положения может быть принято решение о возвращении активов собственникам или о компенсации их стоимости.

А что они производили?

«Укрнафта» — крупнейшая нефтедобывающая компания Украины.

«Укртатнафта» – центральным предприятием этого акционерного общества является Кременчугский нефтеперерабатывающий завод. С мая он не работает из-за повреждений, вызванных ракетными обстрелами со стороны России.

«Мотор Сич» — разрабатывает, производит, ремонтирует и обслуживает авиационные газотурбинные двигатели для самолетов и вертолетов, а также промышленные газотурбинные установки.

«АвтоКрАЗ» — производит гражданские и военные грузовики, спецтехнику, коммунальную и дорожную технику, прицепы, тягачи, лесовозы и т.д.

«Запорожтрансформатор» — производит трансформаторное и реакторное оборудование.

Читайте также на DOSSIER:  В шаге от финала: кто блокирует принятие Антикоррупционной программы и позорит Украину перед партнерами

Это предприятия-банкроты?

«Запорожтрансформатор» числится банкротом с 2019 года, «АвтоКрАЗ» — с 2020-го, у «Мотор Сич» в феврале 2022 года о банкротстве объявила купившая его компания Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment Co Ltd из Китая.

В «Укртатнафте» процедура банкротства была начата еще в 2009 году. Через год она была остановлена и возобновлена в 2013-м – впрочем, не прошло и полгода, как судебное производство снова замерло, чтобы вновь начаться уже в 2017-м.

«Укрнафта» с трудом избежала банкротства в 2016 году из-за проблем с непродлением спецразрешений со стороны Геонедр и остановкой работы на месторождениях. В том же году у компании образовался 10-миллиардный налоговый долг и соответствующий спор с Государственной фискальной службой. Тогда предприятию и фискалам удалось найти точки соприкосновения и избежать процедуры банкротства.

То есть , и другие уже не олигархи?

Согласно украинскому «закону об олигархах» (Закон № 1780-ІХ «О предотвращении угроз национальной безопасности, связанных с чрезмерным влиянием лиц, имеющих значительный экономический и политический вес в общественной жизни (олигархов)», таковыми считаются те люди, которые имеют значительное влияние на СМИ, участвуют в политической жизни, бенефициарно владеют компанией-монополистом и имеют состояние больше 1 млн прожиточных минимумов (около 83 млн долларов).

Как минимум по одному признаку все вышеупомянутые владельцы национализированных предприятий подходят под понятие «олигарх», и вряд ли они лишатся этого «звания», отдав государству банкротные предприятия, которые они контролировали. Впрочем, они могут попытаться оспорить национализацию в суде или потребовать компенсацию за активы, которыми они теперь больше не владеют.

ДИНА ВИШНЕВСКИ