МОБИЛИЗАЦИЯ ИЛИ КОНТРАКТ НА СЛУЖБУ СТАЛИ СПОСОБОМ ИЗБЕЖАТЬ УЧАСТИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ – ГЛАВА ВАКС

Вера Михайленко
FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

Вера при этом объяснила, что назначение мер пресечения – это компетенция исключительно следственного судьи и суда.

Мера пресечения для подозреваемых не всегда означает отправку в СИЗО. Иногда это домашние аресты (круглосуточный или ночной), личное обязательство, поручительство или залог. Причем последняя может быть как самостоятельной мерой пресечения, так и дополнительным условием к нему. Почему суды уменьшают залоги подозреваемым, как, например, экс-главе Верховного Суда у, и кто контролирует тех фигурантов, которые не сидят в СИЗО, в интервью ZN.UA рассказала Вера Михайленко. С ней пообщалась Инна Ведерникова.

«Без всякой привязки к конкретным делам отмечу, что залог — мера пресечения, а не наказание. Ее задачей является обеспечение действенности уголовного производства, в частности должное процессуальное поведение подозреваемого, обвиняемого. Что важно отметить: следственный судья, суд, применяя меру пресечения в виде содержания под стражей, обязан определить залог (за исключением определенных случаев), после внесения которого лицо освобождается из-под стражи», – заявила Михайленко.

По ее словам, уменьшение залога не свидетельствует о том, что подозреваемый или обвиняемый не получит справедливого и достаточного наказания. Глава ВАКС добавила, что согласно стандартам Европейского суда, залог должен быть умеренным для лица, за которое его должны внести. Если фигуранта содержат под стражей, то каждые два месяца суд должен проверять наличие оснований, если сторона обвинения заявляет ходатайство о продлении такой меры пресечения.

«Так же по ходатайству стороны защиты об изменении меры пресечения следственный судья, суд должен оценить соответствующие аргументы. Это не только требование национального УПК, но и демократический стандарт, выработанный Европейским судом, и мы должны ему следовать. И вопрос размера залога – это персонифицированный вопрос, связанный с большим количеством факторов. То есть следственный судья, суд может уменьшить размер залога в свете индивидуальных обстоятельств подозреваемого, обвиняемого. Уменьшение залога не указывает на то, что нет доказательств виновности, мера пресечения и подтверждение следствием виновности личности – это параллельные процессы», – добавила глава ВАКС.

DOSSIER →  Убийство Гандзюк. Рассмотрение апелляции может начаться заново

На уточняющий вопрос, есть ли для суда разница, сидит фигурант дома или в СИЗО, Михайленко ответила, что содержание под стражей, домашний арест, залог и личное обязательство или поручительство – это все меры предосторожности. И они направлены на то, чтобы уголовное производство было действенным. Чтобы лицо, к которому применили меру пресечения, не нарушало своих процессуальных обязанностей: не уничтожало доказательств, не влияло на свидетелей, не препятствовало досудебному расследованию.

«А конкретный вид меры пресечения, в том числе и размер залога, определяется с учетом обстоятельств инкриминируемого преступления и индивидуального положения подозреваемого, обвиняемого», – заявила Михайленко.

При этом в случае с экс-главой Верхового Суда Всеволодом Князевым глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры Александр Клименко также говорил, что не опускал бы тому залог. Михайленко на это еще раз заявила, что определение размера залога – это компетенция следственного судьи, суда. А прокурор, по словам главы ВАКС, только может просить определить определенный размер.

«Законодательством установлены пределы минимального и максимального размера залога для правонарушений соответствующей тяжести. Но в реалиях ВАКС в ходатайствах указываются суммы, в сотни и тысячи раз превышающие максимальную цифру, установленную законом. Да, это допускается, но в исключительных случаях», – добавила Михайленко.

В то же время, не все фигуранты дел сидят в СИЗО. И выполнение мер, не связанных с содержанием под стражей, как пояснила Михайленко, осуществляет сторона обвинения. В то же время законодательство предусматривает особый порядок уголовного производства – при отсутствии подозреваемого, обвиняемого (in absentia). То есть даже если подозреваемый, обвиняемый скрывается от досудебного расследования и суда, уголовное производство по нему при соблюдении определенных условий может продолжаться.

«Судья связан с требованиями закона и необходимостью соблюдения прав человека, тем более ограничивая их мерой пресечения. Если сторона обвинения не выходит с инициативой заключить лицо под стражу, то суд ни в коем случае не может инициировать это самостоятельно. В определенных случаях, если мы говорим, например, об уголовных проступках, лицо не имеет меры пресечения как такового. Отсутствие меры пресечения действительно иногда негативно влияет на должное поведение подозреваемого, обвиняемого, мы имеем случаи, когда действующий народный депутат, обвиняемый в совершении уголовного проступка, находится в розыске. Есть и другие субъекты, которые, возможно, решили не тратить попусту время на участие в уголовном производстве и исчезли. Конечно, они находятся в розыске», – заявила глава ВАКС.

DOSSIER →  Родственник и советник Насирова помогали ему легализовать взятку: в НАБУ раскрыли схему

По ее словам, сегодня есть другой способ избегания подозреваемыми, обвиняемыми участия в уголовном производстве. Это мобилизация (причем часто по заявлению самого лица) или контракт на прохождение военной службы. И в некоторых случаях это проблема.

«Если мы говорим о том, что человек действительно хочет защищать Родину, я это уважаю. Но когда человек мобилизуется в конце судебного разбирательства, чтобы проходить службу в Закарпатье или Волыни… Это, пожалуй, не совсем об этом. Я не могу сказать, что это тенденция, но такие случаи не единичны», – подытожила Михайленко.

Юлия Москаленко

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии