Кризис усугубил разницу в доступе к образованию Лилия Гриневич о реформе и карантинном обучении

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Кризис COVID-19 нанес тяжелый удар по украинской системе образования, которая всего несколько лет назад начала меняться в лучшую сторону. Прошлый учебный год школьники и студенты были вынуждены завершать дистанционно. А новый начнется с рядом нововведений, анонсированных ранее правительством.

Бывший министр образования и науки Украины (2016-2019 годы), проректор Киевского университета Бориса Гринченко Лилия Гриневич рассказала в интервью сайту 24 канала, какие проблемы украинского образования обострил коронавирусный кризис, почему учителей ждет двойная нагрузка (вероятно, без дополнительной оплаты) и как начать новый учебный год максимально «безболезненно». Публикуем первую часть разговора.

Вы начали ряд радикальных изменений в системе образования. Считаете ли реформу успешной на сегодня? Как оцениваете курс нынешнего МОН?

С разными реформами – разная ситуация. Большую тревогу у меня вызывают предложения в сфере высшего образования. А относительно школьного образования, по крайней мере, министерство заявляет, что будет продолжать реформу Новой украинской школы.

Эта реформа, которую мы начали в 2016 году, сопровождалась инвестициями. И это, пожалуй, ее особенность по сравнению с предыдущими. Школьников в начальной школе начали обучать по новому компетентностному стандарту, где дают им не только знания, но и умение применять их в жизни, формируют мягкие навыки, ценности, отношение.

Кроме того, создается новое образовательное пространство. Ведь дети должны учиться динамично, а учителя для того, чтобы применять нужные современные методики, должны иметь соответствующее оборудование. Мы фактически ежегодно выделяли средства на это оборудование и в этом году, в 2020 году, они также были выделены. Это – положительный знак. Поэтому реформа пока продолжается.

Конечно, есть проблемы. Например, в этом году деньги на повышение квалификации учителей, которые были запланированы под реформу, забрали в фонд борьбы с коронавирусом. До начала нового учебного года выделена лишь часть средств для Новой украинской школы.

Но для меня есть другой положительный знак – то, что продолжается работа над новым содержанием школьного образования. Когда я была министром, приняли государственный стандарт начального образования, по которому сейчас учатся дети. И продолжилась работа над государственным стандартом базового образования – для 5-9 классов. Эта работа сейчас завершена, и на августовской конференции анонсировали, что правительство вскоре примет этот стандарт.

Это – также очень важный, весомый шаг, который сделают по реформе. И важно не медлить с принятием стандарта. Ведь нужно время, чтобы подготовить программы, учебники, методические материалы к тому времени, как дети, которые сейчас учатся по новым стандартам в начальной школе, перейдут в 5-й класса в 2022 году.

Насколько именно НУШ страдает из-за вынужденного дистанционного обучения?

Вы знаете, если приоретизировать, кому из детей нужно самое большое очное обучение, то это – ученики начальной школы. Поэтому, если делать выбор, а он может встать особенно перед школами с большими классами, то на обучение, скажем, через день, можно перевести, при разделении на группы, старшие классы. Но точно не малышей. Потому что их очень сложно учить дистанционно. А особенно, если это – на протяжении длительного времени.

Одно дело, когда мы говорили о трех месяцах в конце учебного года, но сейчас перед нами – целый учебный год. Возможно, придется его полностью провести в состоянии адаптивного карантина, где ситуация будет все время колебаться. Поэтому сейчас так важно детей обучать, когда будет возможность. И чтобы учителя смогли качественно использовать это время.

Какие проблемы украинского образования обострил этот кризис?

Он еще больше углубил неравенство в доступе к качественному образованию. Не секрет, что оборудование школ и уровень жизни населения – очень разный в регионах Украины. В этом случае на это наложилась не только разница в оборудовании учебных заведений, но и ситуация с интернетом в домохозяйствах и наличие гаджетов в семьях.

Есть такие семьи в Украине, которые не имеют ни смартфона, ни компьютера. И, конечно, как эти дети могли иметь доступ к дистанционному обучению? Поэтому у нас фактически часть школьников выпала из учебы с начала карантина.

Вторая категория детей – которые имели доступ к интернету или к гаджетам, но это не значит, что они получили качественные знания. Потому что дистанционное обучение происходило очень по-разному. Были учителя, которые сразу освоили интернет-платформы и которые пытались все-таки сделать ритмичным учебный процесс.

Но была другая группа, где учителя оказались неготовыми к дистанционному обучению. И все ограничивалось тем, что детям присылали в вайбер-группы задачи, они выполняли их (неизвестно, это они делали, или кто-то за них; списывали они или нет) и потом возвращались эти задачи учителям. К этому еще следует добавить, что самодисциплина и мотивация детей основывались в основном на усилиях родителей, что добавило им немало стресса. Следовательно, назвать это качественным учебным процессом никак нельзя.

Это означает, что когда сейчас, с 1 сентября, дети придут в школу, надо начать с того, что выявить эти пробелы в обучении. Потому что есть часть предметов, которые вообще строятся «кирпичик на кирпичик» (например, математика, естественные предметы). И если ты не знаешь предыдущей темы, ты не сможешь двигаться дальше. Вот таким образом дети легче всего «выпадают» из учебы.

Поэтому, если вы не вернетесь к пропущенному и этот пробел не устраните, потом это непонимание будет углубляться и ребенок теряет интерес к учебе и начинает не любить этот предмет вообще – идет полное отторжение.

Каким образом должно происходить корректирующее обучение? Оценивать всех детей, а потом отберут тех, кто имеет «пробелы», и с ними будут работать отдельно?

Да, с ними придется работать отдельно. Потому что класс может быть неоднороден. Если же одинаковая ситуация в целом классе, то учитель должен подкорректировать саму учебную программу: какими темпами он будет дальше работать с учениками и когда можно им уже давать новую тему.

Все это на самом деле – довольно сложно для учителя, потому что ему нужно время и для новых тем, и еще надо понимать, что в любой момент мы можем снова «выпасть» из очного обучения и перейти на дистанционное. И, что меня лично очень тревожит, что это золотое время лета, как подготовка к 1 сентября, оно, по моему мнению, частично правительством потеряно для подготовки этого дистанционного обучения.

Дело в том, что в наших домохозяйствах у детей не увеличилось количество гаджетов и не проведено значительно больше интернета. Потому что не было отдельных усилий, направленных на этот вопрос, и инвестиций.

Мы изучали международный опыт по поводу того, как страны готовятся к дистанционному обучению. И что делают правительства? Они инвестируют в такую подготовку: в оборудование, электронные учебные материалы и обучение учителей. У нас же – из бюджета Министерства образования и науки было забрано свыше 4,9 млрд гривен в Фонд борьбы с коронавирусом, и следовательно, система образования должна была бы претендовать на часть денег этого Фонда для того, чтобы улучшить условия и качество обучения во время карантина. При этом, сфера образования к этому времени получила только 52 млн на возмещение оплаты участникам пробного ВНО. И все.

Зато почему-то 35 млрд этого фонда выделили на дороги. Я не могу понять этого решения и, откровенно, как гражданка, смириться с ним.

Что именно, в частности, стоило бы сделать?

Скажем, во многих странах используются так называемые школьные планшеты. Они являются собственностью школы и сделаны в специальных защитных чехлах – понятно, что когда дети чем-то пользуются, оно не может быть хрупким. Эти гаджеты не стоят какие-то заоблачные деньги, потому что у них очень ограниченный функционал – ровно для того, чтобы обеспечить процесс дистанционного обучения. И такие планшеты дети могли бы забрать домой. По крайней мере на тех территориях и в тех школах, где ученики не имеют дома доступа к таким возможностям.

Я понимаю, что для всей страны это очень трудно сделать. Но можно по крайней мере помочь тем, кому сложно.

Так же иная ситуация, связанная с повышением квалификации учителей. Нельзя требовать от учителя владеть формированием дистанционных уроков, если их никогда никто этому не учил. Да, есть талантливые педагоги, которые пошли по пути самообразования, научились и учат других. Но у нас в стране – сотни тысяч учителей, и это означает, что должна быть централизованная программа повышения квалификации для них, как это было в Новой украинской школе.

Деньги на повышение квалификации учителей забрали в фонд COVID-19 и не вернули министерству, чтобы оно могло организовать планово централизованное обучение учителей.

МОН в конце августа запускает 4-модульный курс обучения для педагогов. Достаточно ли этого, как думаете?

Лучше поздно, чем никогда. Я рада, что они таки запустили этот курс, потому что это – нормальный путь. Мы работали, например, по подготовке учителей начальной школы к работе со стандартом и новыми методиками обучения в НУШ именно таким образом – путем смешанного обучения. Мы сделали дистанционный курс с EdEra (студия онлайн-образования, – 24), учитель должен был его пройти, а потом у него были очные тренинги на базе институтов последипломного образования, которые есть в областях.

Просто в данном случае это стоило делать раньше, чтобы учителя могли подготовиться к 1 сентября.

Много сделали органы местного самоуправления. Например, в Киеве, в нашем университете (Киевский университет им. Бориса Гринченко, – 24) есть Институт последипломного образования. Еще до того, как начали на украинских каналах показывать телеуроки (Всеукраинская школа онлайн), на телеканале «Киев» уже с привлеченим института начали тоже снимать такие занятия. На сайте Института есть много ресурсов, где учителя могут получить и подготовку по дистанционному обучению, и так же определенные учебные материалы для организации смешанного и дистанционного образовательного процесса.

Тем не менее, должна быть представлена национальная образовательная электронная платформа, которая сделала бы доступными и упорядоченными электронные образовательные ресурсы для всех учителей страны. Программная оболочка и оборудование для такой платформы были приобретены еще при нашей каденции. Ее следует заполнить электронным учебными материалами.

Сейчас такие материалы появились, потому что карантин это спровоцировал – многие учителя разрабатывали свои авторские уроки, многие фирмы и издательства начали создавать электронные учебники. Потому что к этому побудила ситуация. И сейчас это все надо обобщить, отобрать по критериям качества и выложить для доступа учителей, чтобы они имели материал, которым они могут пользоваться.

Учителя по сути вынуждены проходить этот курс параллельно с работой. Должны ли за это доплачивать?

Особенности учебного процесса во время карантина требуют установления доплат учителям за вынужденное разделение детей на группы и дополнительные занятия для тех, кто имеют существенные пробелы в знаниях. Однако, планирует ли власть это делать – открытый вопрос. Ни в каких действующих документах пока это не предусмотрено.

А реалии таковы. Как я уже упоминала выше, учителям надо будет предусмотреть компенсирующие дополнительные занятия для учеников, не освоивших программу за время дистанционного обучения. В школах с большими классами надо решить вопрос, как обучать учеников, не затрагивая противоэпидемических мероприятий.

Министерство здравоохранения определило, что наполняемость детей в классе не должна превышать ту, которая определена законом – 30 человек. Однако во многих городах популярны школы или школы в районах застроек, где строится огромное количество домов и не развивается на самом деле образовательная и медицинская инфраструктура параллельно, очень часто работают сверх своей проектной наполняемости, и в классах учится по 35-40 учеников.

Что делать в таком случае? Если работать в классах по 40 учеников, тогда точно в школе будет через две недели вспышка коронавируса, и директор будет за это отвечать. Чтобы этого не произошло, он вынужден поделить классы на группы. В таком случае есть два варианта:

  • Дети учатся в отдельных группах и тогда это – дополнительная педагогическая нагрузка. Учитель должен один час учить одну группу, второй час – другую. Уже даже никто не мечтает, что на такое полное разделение дадут деньги.
  • Дети учатся группами по очереди. То есть ходят в школу хотя бы через день по группам: одна группа идет на очное обучение, а вторая – на дистанционное.

Для учителя это означает, что он готовится к уроку и для той группы, что на очном обучении, и, в то же время, он должен позаботиться о задании для тех детей, которые остаются дома. То есть учителю нужно готовиться к уроку больше, и за эту двойную работу ему стоит доплатить.

Поэтому я настаиваю, что должна быть образовательная субвенция. И, в частности, часть этой субвенции должна быть назначена на дополнительные часы учителей для групповой и индивидуальной работы с детьми, которые имеют большие пробелы в обучении. Вторая часть – на доплаты учителям, выполняющим такую двойную работу из-за вынужденного деления классов на группы.

Если мы говорим о смешанном обучении, какая его модель является наиболее «правильной» для украинских школ?

Даже такое разделение класса на группы для поочередного обучения означает для детей и учителей смешанное обучение. Потому что они, условно, один день учатся дистанционно, а один день – очно. Но на самом деле методики смешанного обучения применяются также и для того, чтобы высвободить больше времени во время очного обучения, чтобы обсудить с детьми проблемы темы урока, ответить на их вопросы, общение с учениками.

Как правило, классический урок в классе происходит так: учитель приходит, объясняет материал, дети слушают. То есть фактически полурока – объяснение педагога. И только потом уже начинается обсуждение. Конечно, есть мастерские учителя, которые это объяснение делают в виде диалога. Но когда материала много, он не имеет на это времени.

При смешанном обучении ученик знакомится с новым материалом дистанционно, дома, и в удобное для него время. Детям предоставляется проработанный учителем материал. Это может быть записанная учителем часть урока или просмотр какого-то фильма или дополнительных мультимедийных материалов, которые будут интересны для учеников и которые вводят их в новую тему. После изучения ученики выписывают непонятные для себя вопросы, определяют, какая проблема рассматривается. Затем, при очном обучении, учитель фактически прорабатывает с учениками этот материал, но уже в постоянном диалоге и групповом сотрудничестве.

Эта методика называется «перевернутый урок». Есть пирамида учебных целей Блума, в основе которой лежит просто знание. А дальше уже идет осмысление и высшие уровни. Заканчивается все самовыражением и творчеством. Так вот речь идет о том, чтобы этот самый низкий слой – «знания» – дети могли получить за счет дистанционного обучения. Потому что это можно воспринимать пассивно, без диалога. Только осмыслить и выписать свои вопросы. А вот все, что дальше, на более сложных уровнях пирамиды Блума, чтобы оно делалось в классе.

Ранее в правительстве озвучивали такой вариант «смешанного» обучения: половина класса находится в школе, а половина – следит за уроком онлайн. Подходит ли такой формат для наших школ?

Это – лишь один из вариантов, однако сложный для реализации.

Во-первых, делить класс на группы для поочередного обучения дома и в школе стоит только в том случае, когда есть действительно переполненный класс. Во-вторых, надо понимать: для того, чтобы ребенок был включен в обычный очный урок, находясь дома, этот урок в классе должен сниматься с разных ракурсов. Кто-то этим процессом должен заниматься. Кроме того, учитель должен понимать, что у него дистанционно есть также слушатели, и он должен время от времени обращаться и к ним. Иначе не удержать их мотивацию сидеть 45 минут у экрана.

Не говоря о том, что ребенку вредно сидеть 45 минут, не отрывая глаза от экрана. А если таких уроков 6, то, конечно, это невозможно. Учителя, освоившие методики дистанционного обучения, знают, что более 20 минут взгляд ребенка не может быть прикован к экрану. То есть вы ему должны дать другой вид деятельности. Например, что-то прочитать в книжке или записать, или дать решить динамичную игровую задачу.

Поэтому это – очень упрощенный подход, когда кто-то думает, что легко организовать, чтобы ребенок, находясь дома, смотрел обычный урок в классе и был в него вовлечен. На самом деле, чтобы произошло такое обучение, нужно много усилий от учителя, а также – ресурсов для того, чтобы правильно отображался этот урок. Это – достаточно серьезная задача и процесс, в который надо инвестировать время, деньги и человеческий потенциал.

Светлана Попова