Конец "Дружбе"? Что думают о ГТС Украины строившие ее восточные немцы - DOSSIER

Конец «Дружбе»? Что думают о ГТС Украины строившие ее восточные немцы

Газопровод через Украину, судьба которого решается сейчас, 40 лет назад строили и восточные немцы. Как это было, почему пиво им везли из ГДР и как они относятся к этой трубе сегодня?

Старый контракт истекает 31 декабря 2019 года, переговоры о новом пока безрезультатны — транзит газа из России через Украину вскоре может закончиться. А с ним — часть сорокалетней истории, которая связывает Россию, Украину и Германию. Началась она в середине 1970-х, когда Украина входила в состав СССР, а ГДР — в восточный блок. Тысячи гэдээровцев поехали на «стройку века» — строить газопровод в Центральную Европу. DW поговорила с очевидцами о том, кто и как прокладывал транзитную трубу, продлить использование которой хочет Киев и от которой может отказаться Москва.

Как учитель из ГДР поехал на Украину строить «Дружбу«

Если в Германии и есть человек, который знает о строительстве украинской трубы почти все, то это Хайо Обухов (Hajo Obuchoff). Он попал в тогдашнюю УССР в числе первых, провел там дольше других — больше четырех лет. А в 2012 году стал одним из авторов книги «Трасса», посвященной участию восточных немцев во всем проекте — от Украины до Урала и Казахстана.

«В ГДР я учился на учителя спорта и географии, недолго работал по специальности. И тут пришла новость о том, что в СССР, на Украине, будет строиться большой газопровод, и нужна молодежь», — вспоминает 72-летний Обухов, который сейчас живет в Берлине. Было это осенью 1974 года. Речь шла об экспортном магистральном газопроводе «Союз», по которому газ из Оренбургского месторождения должен был поставляться как дружественным СССР странам Восточной Европы, так и на Запад.

Строили трубу Польша, Венгрия, Чехословакия, Болгария и ГДР. Восточным немцам достался участок от Кременчуга в Полтавской области до городка Бар на западе Винницкой области. Отрезок длиной около 500 километров назвали «Дружба» (не путать с одноименным нефтепроводом). Считается, что это был самый крупный инвестиционный проект ГДР за границей. Трубы диаметром 1,42 м поставлялись из Италии и ФРГ, которая потом получала по ним советский газ в рамках сделки «газ в обмен на трубы». Строительную технику, в первую очередь трубоукладчики Komatsu, закупили в Японии. Но использовали и местную технику. «КрАЗы» мы забирали прямо с завода рядом со стройкой», — вспоминает Обухов.

Читайте также на DOSSIER:  Союз нотариусов и… бомжей: как в Черкассах «готовятся» к открытию в Украине рынка земли

Газовую трубу прокладывали под Beatles и Boney M

Обухов был, как он сам выражается, «культурником» — слова на славянский манер были популярны в ГДР, строители газопровода называли себя «трассники». «В мою задачу входила культурная поддержка — показывать кино, создавать библиотеки, устраивать встречи и крутить музыку. Это были как группы из ГДР и Восточной Европы, так и западные — от Beatles до Boney M. Например, Rolling Stones были запрещены в ГДР, но их пиратские пластинки издавались в СССР», — вспоминает ди-джей «Дружбы».

Обухов с приятелем получил в распоряжение переоборудованный автомобиль армии ГДР и в июне 1975 года отправился в Черкассы, где был штаб немецкого участка. Парню было тогда 28 лет.

Хайо Обухов в своем «дискомобиле»

Хотя Обухов посещал СССР и до этого, чувства у него были смешанные: «Мы были первыми немцами, которые появились на Украине через 30 лет после войны, и среди нас были пожилые люди, которые в ней участвовали. Один бывший солдат показывал нам под Светловодском окопы, в которых когда-то лежал».

По словам немца, в целом украинцы принимали строителей из ГДР очень гостеприимно: «Ненависти не было». Удивило его лишь то, как подростки в деревнях иногда встречали немцев выкриками «Хайль Гитлер». «Я пытался их расспросить, почему они так говорят, но вразумительного ответа не получил», — продолжает Обухов. Позднее он узнал, что причиной могли быть советские фильмы о войне: «Возможно, они думали, что в Германии такое приветствие».

От гвоздей до пива из ГДР: снабжение на высшем уровне 

По словам Хайо Обухова, на стройке одновременно работали до 6000 восточных немцев, в среднем — по два года. Строили они не только газопровод, но и, например, жилые дома. Официально строительство «Дружбы» закончилось осенью 1978 года, но по мелочам работы продолжались еще почти год. Все это время немцев обслуживали по высшему разряду, привозя многое из ГДР — «от гвоздей и бетонных плит до колбасы и пива».

Читайте также на DOSSIER:  Борьба ООН за украинский “Пакет малыша”: чем деньги хуже беби-боксов
«Дискомобиль» на празднике в украинской деревне

«Лето 1975 года было на Украине очень жарким, мы пили украинское пиво, но оно быстро становилось кислым и возникали проблемы с желудком, — делится Обухов. — Мы потребовали нормального пива, и раз в неделю на трассу стали приезжать машины, груженные ящиками восточногерманского пива».

То, что снабжение и заработки были на высшем уровне, подтверждает и 64-летний Теодор Герменайт (Theodor Hermeneit) из Тюрингии, который с 1976 по 1978 годы работал на Украине на строительстве «Дружбы» сварщиком. «Сначала меня не взяли, мол, я не служил в армии ГДР. А потом сказали, что это не проблема, и, дав всего несколько дней на сборы, отправили самолетом из Берлина через Киев в Кременчуг», — вспоминает Герменайт.

Сварщик Теодор Герменайт во время строительства «Дружбы»

По его словам, восточногерманские строители имели ряд льгот — помимо более высоких зарплат была возможность приобрести дефицитные тогда товары. «Вернувшись домой, я за несколько недель купил автомобиль Wartburg, который обычно нужно было ждать 15 лет», — отмечает он.

Герменайт признается, что с удовольствием работал бы до конца строительства, но, женившись во время отпуска в ГДР, решил остаться дома. А Хайо Обухов именно во время строительства газопровода нашел свою вторую половину — журналистку из местной украинкой газеты, с которой они поженились в 1977 году. Кстати, женщины на строительстве были в явном меньшинстве. «Соотношение один к десяти, и поэтому имел место большой спрос на концерты украинских фольклорных коллективов», —  вспоминает Обухов. И добавляет, что после концертов обычно устраивались танцы.

Что думают строители «Дружбы« о ее конце?

Когда сегодня в немецких СМИ сообщают о возможном прекращении транзита газа через Украину, о том, что эту трубу прокладывали восточные немцы, обычно не вспоминают. Сами бывшие строители испытывают разные эмоции. В словах Хайо Обухова угадывается сочувствие Украине.

Читайте также на DOSSIER:  Между МВФ и олигархами: на Украине готовится новый банковский передел

Прекращение транзита плохо для Киева, поскольку означает потерю доходов и «военно-стратегические» риски, полагает он. «Мы понимаем, что происходит в Донбассе. И кто знает, что подумают в Кремле, когда газопровод больше будет не нужен», — поясняет Обухов и напоминает о скором завершении строительства «Северного потока-2». Немец считает, что компромисс о продолжении газового транзита через украинскую территорию все-таки будет найден.

Теодор Герменайт следит за переговорами Украины и России, оставаясь нейтральным, но ему самому «немного грустно» от того, что построенная и им труба, возможно, больше не будет использоваться. «Это было частью нашей жизни, — говорит он с сожалением в голосе. — Это точно будет обсуждаться на нашей следующей встрече строителей трассы».

Раз в два года в деревне Цабакук в Саксонии-Анхальт на такие встречи, которые устраивает Олаф Мюнхов (Olaf Münchow), собираются сотни бывших строителей. Сам Мюнхов работал на строительстве газопровода в РСФСР в 1980-е. На встречах «трассники» заверяют, что «если понадобится — мы сразу готовы снова поехать в Россию», рассказывает Мюнхов. «Трасса, где бы она ни проходила, была для всех чем-то особенным. Это было ощущение товарищества, дружбы, которое ни с чем несравнимо», — заключил бывший немецкий строитель.