Skip to content

Кого коснется налоговая амнистия и как работает СНБО: интервью министра финансов Марченко

Марченко
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Верховная Рада приняла закон о налоговой амнистии, чтобы украинцы смогли задекларировать свои активы. Также это поможет легализовать капитал за весьма незначительную цену.

Об этом сообщил в интервью программе «Первые лица» министр финансов Сергей Марченко. Также он рассказал о решении Совета национальной безопасности и обороны Украины, санкциях против контрабандистов и особенностях налоговой реформы.

О налоговой амнистии

Налоговая амнистия, теперь уже понятно, с 1 сентября заработает. За нами наблюдают разные люди: и обычные граждане, у которых что-то скрыто в сейфе или под матрасами, и должностные лица, у которых что-то в оффшорах, а что-то закопано в банках на огородах, и бизнесмены, которые пытались «сэкономить» на налогах. Можете объяснить, кого из всех перечисленных касаться законопроект и кому к чему готовиться?

Действительно, сейчас приняли закон о налоговой амнистии, который позволяет всем перечисленным лицам, кроме государственных служащих, получить возможность задекларировать свои доходы, которые получены с нарушением налогового законодательства, то есть по которым есть неуплаченные налоги.

Речь как и о, условно говоря, бизнесменах, прячущих деньги в офшорах, так и о рядовых гражданах, которые хотят получить возможность легализовать деньги, которые почему-то не задекларировали раньше.

Например, люди, которые получали зарплату в конвертах, да?

Например, некоторые получали зарплату в конвертах. Это позволяет сейчас им, скажем так, легализовать (капитал – 24 канал) за весьма незначительную цену, где речь идет о 5%, если это деньги имеют украинское происхождение. Если это деньги происхождения из-за рубежа – 9%. Если эти вложения будут в облигациях внутригосударственной ссуды – 2,5% налогов.

Марченко
Марченко: «Жены чиновников не могут легализовать капитал» / Фото 24 канала

То есть это достаточно такие приемлемые условия для того, чтобы показать, легализовать свои доходы. Это не касается доходов, полученных от каких уголовных дел, связанных с отмыванием денег, торговлей людьми, наркотиками и тому подобным. Это не касается таких…

Коррупционных схем?

Коррупционных схем это также не касается, поэтому и чиновники и те, кто вовлечен в коррупционные схемв, будут нести ответственность. Это касается только в части неуплаты налогов.

Вы говорите, что это не коснется чиновников. А как решили вопрос с тем, разрешено или нет легализовать «серые» доходы членам их семей? Это фактически тоже семейный капитал.

Когда вы декларируете, как чиновник доходы семьи – вы декларируете состояние семьи в частности. Не зависит от того, это ваши личное (состояние – 24 канал), или семьи – вы уже задекларировали. То есть если вы чиновник, то вы уже задекларировали свои доходы и других вариантов легализации быть не может.

То есть фактически жены чиновников не смогут сейчас легализовать капитал?

Не смогут. Это было одно из основных требований МВФ (Международного валютного фонда – 24 канал), насколько я понимаю, то последняя редакция также предусматривает именно такую ​​позицию.

Эта кампания, насколько я понимаю, будет длиться 1 год. Даниил Гетманцев – глава финансового комитета – посчитал: на руках у людей таких доходов, которые они могли легализовать – сейчас примерно на 50 миллиардов долларов. Он считает, что это может принести в бюджет примерно 1 миллиард. На какие деньги рассчитываете вы, как министр финансов, для бюджета, конечно?

Действительно, есть такие расчеты. Мы можем только сказать, что примерно о таких суммах говорится. Что касается денег, которые мы увидим в бюджете от легализации, вы знаете, я довольно прагматичный министр финансов, все, что появится в бюджете – будет в бюджете. До того момента, пока оно не появилось, я не прогнозирую и не ожидаю ничего. То есть все, что будет получено, я буду очень счастлив от этого.

Что будет с теми, кто не воспользуется налоговой амнистии и продолжит скрывать не слишком чистые доходы?

Там нет наказаний, это возможность, это добровольный способ.

Но предусмотрены наказания для тех, кто вообще скрывает доходы и не платит налоги, это уголовная ответственность, как я понимаю.

Если до сих пор не выявили вас, как нарушителя … Просто вы не сможете воспользоваться этими деньгами, если, условно говоря, в какой-то период вы хотите приобрести дом или недвижимость, бизнес или офис, а у вас денег легальных нет на это время. К вам могут быть вопрос, почему и каким образом вы получили эти деньги. Не сейчас, но после проведения налоговой амнистии такие вопросы могут задать.

Читайте также на DOSSIER:  Что мешает Украине платить по внешним долгам

Не будет ли так, что власть дала стране год, чтобы легализовать капиталы, год этот пройдет и тех, кто не воспользовался налоговой амнистии, возьмутся с таким двойным упорством и силой?

Я выскажу позицию в этом случае мою, как министра финансов, она может отличаться от позиции власти в целом. Я, как министр финансов, считаю, что налоговая амнистия должна сопровождаться введением косвенных методов оценки домохозяйств, доходов и расходов домохозяйств.

После налоговой амнистии, условно говоря, если будет приобретено какое-то имущество, источники происхождения которых не установлены ​​или к которым могут быть вопросы – налоговые службы, органы будут задавать вопросы.

Полное интервью с Сергеем Марченко: смотрите видео

То есть это позволит провести один раз амнистию и дальше будет, условно говоря, наказание для тех, кто скрыл свои доходы, или опять же, их скрывает. То есть будет точка и после этой точки должны действовать косвенные методы.

Кстати, на этом настаивает МВФ. Он считает, что налоговая амнистия должна быть эффективной только тогда и в таком случае, когда после этого вводят косвенные методы.

В моем понимании, чтобы налоговая амнистия стала реальным эффективным инструментом для экономики, а не одноразовым способом наполнить бюджет, должны запустить такой механизм, чтобы после условно этого (2021 – 24 канал) года люди получат возможность, будут заинтересованы работать по каким-то справедливыми и равными правилам. У нас пока бизнес не может работать по честным правилам, потому что когда кто-то так работает, не может конкурировать с тем, кто уклоняется от налогов до сих пор. На что вы рассчитываете? Как человеку понять, что с сегодняшнего дня надо работать по-новому?

Конечно, это должна быть коммуникация. Это действительно действующая проблема, потому что если есть искривление конкурентной среды и кто-то, пользуясь тем, что у него более благоприятные условия работы на рынке, нелегальные условия, более конкурентоспособен, то это не правильно.

Сейчас законопроект №5600 «О внесении изменений в Налоговый кодекс» также направлен на выравнивание правил игры в рыночной среде. Конечно, мы не можем гарантировать, что полностью с какого-то времени для всех будут применяться равные правила игры и никто не будет злоупотреблять ими. Однако мы к этому стремиться.

Мы ничего не можем гарантировать. У нас рынки монополизированы, отдел «К» до сих пор не ликвидировали, суды не работают. Я не знаю, видели вы или нет, как Аблов из ОАСК, который до сих пор не ликвидировали, приезжал на работу на золотом Porsche. Как можем заставить людей поверить, что отныне они должны работать честно и у них есть такая возможность?

Среди вопросов, которые бизнес и инвесторы ставят Украине, есть названные вами проблемы:

  • справедливость судебной системы
  • эффективность;
  • возможность доказать в суде правомерность своих претензий на получение справедливого судопроизводства.

Второй вопрос – это правоохранительные органы. Да, это проблемы, над которыми Украине нужно работать. Сейчас осуществляют активную реформу судебной системы.

Неактивна. Даже реформа Высшего совета правосудия блокируют.

Почему блокируют? Сейчас в комитете согласована версия законопроекта. Если ее примут в этой редакции, то она позволит достаточно серьезно почистить судебную систему. Мы так надеемся.

В экспертной среде другое мнение. Если международникам не дать решающее влияние, то ничего она не почистить.

А, кстати, согласована та редакция, согласно выводам Венецианской комиссии, где в Высшем совете правосудия существенное влияние будет именно от международников.

Последнее, что я слышала от Венецианской комиссии, если принять судебную реформу, в частности в части ВРП, в такой форме, в которой она сейчас, то судебной реформы не будет.

Это решение было буквально месяц назад. Оно предусматривает, что в случае равенства голосования преимущество будет иметь та часть, где есть международники. Конечно, за это еще не проголосовали, но есть понимание, есть согласие именно на такую ​​редакцию.

А вы не думаете, что в условиях, когда мы заставляем и поощряем этой налоговой реформой (налоговой амнистии) людей работать честно в условиях, когда не работают правила, институты, то можем просто дискредитировать эту идею налоговой амнистии, как такую?

Читайте также на DOSSIER:  Кадровые перестановки в СБУ: у Зеленского назвали причины увольнений

Вы знаете, такая точка зрения может быть правильной и очень трудно спорить с вашими аргументами. Налоговая реформа и амнистия имеют место и могут дать эффект только тогда, когда есть доверие. Это правда, я это подтверждаю.

Поэтому это был президентский законопроект, чтобы показать, что именно президент является инициатором такого рода амнистии. Есть надежда, что это позволит вернуть веру людей в то, что власть действительно может делать правильные шаги.

Делать оценку законопроекту, его влиянию и как люди воспользуются им, еще пока рано. Я прагматично, оптимистично оцениваю возможности. Если люди увидят преимущества этого законопроекта, то они могут воспользоваться им.

Марченко
Марченко положительно оценивает налоговую амнистию / Фото 24 канала

О решении СНБО

Поговорим о последних решениях СНБО (Совета национальной безопасности и обороны Украины – 24 канал). Я когда смотрю на эти решения, у меня такое впечатление, что где-то весной Михаил Саакашвили после эфира на «Свободе слова» пришел и сказал, что 37 миллиардов ежегодно страна теряет из-за схем, из-за дыр, щелей. Вот вам список щелей – налоговая, схемы на госпредприятиях, контрабандисты, олигархи. Власть взяла это на вооружение. 37 миллиардов – это большая сумма. Можно просто точечно пройтись по этим пунктам и не надо делать никаких реформ, которых требует МВФ и вообще от него не зависеть. Они начали «бомбить» через СНБО по этому списку. Вы же член СНБО. Так это было или нет? Откуда возникают эти решения?

Это не так. То, что вы можете привязать к этой истории, это только контрабанда и наказание. Список был условных контрабандистов, которые попали под санкции.

Недра, незаконное использование недр в списке Саакашвили тоже было …

Это была история с владельцами этих недр и там была привязка к стране происхождения, откуда эти собственники. Поэтому здесь немного другая история. Санкции в первую очередь распространяются на иностранные. В этом случае, в происхождения из России, связанные с определенными субъектами России, компаний и физических лиц.

Вы сказали о контрабандистах. Это же непосредственно ваша сфера ответственности. Насколько это дало эффект на таможне? Можно ли это уже посчитать в деньгах, цифрах?

Я думаю, что в данном случае это более психологический момент. Конечно, санкции применяются, люди из списка теряют репутацию, хотя может показаться, что для этих людей репутация не важна, но это не так. Они не могут вести тот бизнес, который вели раньше. У них возникают трудности. Эти санкции постепенно вводят и они действуют.

Это просто сигнал, что государство не собирается мириться с какими-либо нарушениями таможенных правил.

Есть ли эффект с точки зрения наполнения казны? По результатам 5 месяцев перевыполнение плана по таможне составляет примерно 5 миллиардов. Мало ли это, этот эффект? Я считаю, что нет. Возможно, частично. Но в основном это довольно благоприятная ситуация с импортом товаров.

Как вы вообще оцениваете санкционные политику СНБО? Или это правильный способ принимать решения? Такую стратегию называют «политикой простых решений», ведь они дают классный медийный эффект, пиар, но реальный результат не факт, что дают. Они создают у людей впечатление, что в стране происходят такие серьезные сдвиги, изменения. А что они дают на практике? Их же нужно доводить до конца вчерез суды, через систему антикоррупционных правоохранительных органов. Сделают это, или это просто все ради пиара?

У вас с одной стороны ожидания реформы судебной и правоохранительной систем, ожидания посадок, быстрых решений, наказания виновных. А с другой стороны, поскольку система не реформирована, вы можете ожидать это решение годами, 5 – 10 лет, и не факт, что какая-то конечная инстанция примет решение в пользу Украины.

Решения, которые принимает СНБО, подготовленные, предусмотренные действующими законами, то есть они правомочны.

Докладывают, условно говоря, председатель Службы безопасности Украины, глава МВД, глава прокуратуры. Они демонстрируют членам СНБО факты, уголовные дела и направление развития этих уголовных дел: где они находятся, на каком этапе. Когда СНБО принимает решение, то они являются законными и правомочными. Иначе это имело довольно странный вид. Для этого работает секретариат СНБО, который готовит эти решения. То есть сказать, что это для того, чтобы показать пиар, я не согласен.

Читайте также на DOSSIER:  Финансы. Почему МВФ неожиданно решил выделить Украине внеочередной транш

Условно последние решения по «ворам в законе», такая нашумевшая история, привели к тому, что у нас фактически сейчас в Украине за этот месяц после принятия решения или выдворили из страны, или арестовали, или другими образом элеминировали, связанных с криминалом, лиц.

Эта история нашумевшая еще и тем, что в списках оказалось больше людей, чем в мире «воров в законе» и там оказались добровольцы, которых вообще трудно назвать «ворами в законе». Там был такой негативный эффект от этого тоже.

Вы говорите, добровольцев. Если есть основания, уголовные дела и факты, то не важно, кто ты – волонтер, доброволец или министр. Если есть факты, свидетельствующие о том, что ты нарушил закон, то должен за это отвечать. И никто тебе индульгенции не должен делать.

Марченко
Если ты нарушил закон, то должен отвечать, – Марченко / Фото 24 канала

Я поняла, проблема в том, что там оказались люди, к которым вообще никаких претензий нет, согласно закону. По крайней мере, они так говорят.

Эти случаи рассматривали на повторном заседании СНБО, и МВД (Министерство внутренних дел – 24 канал) предоставило все факты, которые дало членам СНБО достаточно оснований, чтобы проголосовать именно таким образом.

Как вообще работает СНБО? Это правда, что вы приходите туда и не знаете, о чем будет идти речь и знакомитесь с решением лишь за несколько минут до голосования? Успеваете ли вы за это время сформировать какую-то мысль для себя и понять поднимать руку или нет?

У нас о повестке дня и об основаниях, когда будет заседание СНБО сообщают заранее, за 3 – 4 дня. То есть мы знаем, что будет такая повестка дня и такие вопросы будут. По 90% вопросов члены СНБО или готовятся или имеют соответствующую информацию, к которой они готовы. То есть я иду на заседание СНБО подготовленным.

Конечно бывают другие вопросы, в частности списки людей, которые могут попасть под санкции, которые появляются уже перед заседанием. Мы можем с ними ознакомиться и принять решение, задать вопрос на заседании СНБО и так бывает довольно часто. Но самое главное – за каждое подготовленное решение в СНБО есть ответственные лица, которые несут за это персональную ответственность.

Это не так, что кто-то получил какой-то листочек и говорит голосовать. Есть соответствующие правоохранительные органы, которые готовят эти материалы. Эти вопросы достаточно тщательно изучают и все решения правомочны в вопросе их доведение до решения СНБО.

Вы вообще проголосовали за все решения СНБО?

Иногда, если есть вопросы, мы их озвучиваем и голосуем с замечаниями. Такой формат возможен и он часто был. По каждому из вопросов может быть даже до 10 голосований. У нас не бывает единоличного голосования. Если есть вопросы, если необходимы уточнения, то это достаточно возможный сценарий, когда с замечаниями принимают решения.

Я правильно понимаю, что власть прибегла к такому инструменту, как СНБО, поскольку в стране не работают другие институты и процедуры?

Возможно, потому, что не работает достаточно эффективно судебная и правоохранительная системы. Я назову это так. Если бы не было вопросов к судам и правоохранительным органам, может быть, СНБО не рассматривал бы таких решений. В обществе назрел вопрос справедливости. Приняли решение, что именно СНБО может стать тем органом, который предоставит определенную справедливость.

О сотрудничестве Украины с МВФ, законе об олигархах и зарплате министра финансов – читайте во второй части интервью с Сергеем Марченко уже вскоре на 24 канале.

Анастасия Мигидюк, Елена Трибушная

Copyright 2021 © DOSSIER - МОНІТОРИНГ УКРАЇНСЬКИХ ЗМІ | Всі права захищені

Top