Как начинается и процветает коррупция в Украине - DOSSIER

Как начинается и процветает коррупция в Украине

Подвозил племянницу и её парня домой. Обоим по 18-20 лет, оба только начинают свой жизненный путь. Проходят стажировку в McDonald’s и рассчитывают в скором времени начать там полноценно работать.

Ниже — две короткие истории, которые я от них услышал. Две обыденные и привычные для нашей реальной жизни истории. У вас таких историй — сотни. Если не тысячи.

Племянница в медицинском колледже во время сдачи нормативов получила от физрука записку с суммой, которую ей нужно «внести в некий общественный фонд» для того, чтобы тот ей засчитал норматив. Иначе, сказал ей физрук, её ждёт долгий многоразовый процесс сдачи нормативов «по-честному».

Её парень испытал то же самое в военкомате. Главный хирург отказывался писать ему диагноз, который в действительности подтвердили несколько врачей. Вместо этого он дал парню свой номер телефона, чтоб тот набрал его вечером. И когда тот позвонил, то услышал различные намёки, типа: «Хочешь, чтоб этот диагноз был в документах?»

Оба — и моя племянница, и ее парень — отказались платить. Но выводы свои по поводу происходящего сделали. В сущности, это были их первые осознанные выводы в отношении правил и паттернов поведения общества, в которое они вступают.

Наши дети с самого детства сталкиваются с коррупцией — вот таким образом, на самом обыденном уровне. Руководители садиков вымогают взятки за приём в детский сад. Учителя школ вымогают за сдачу нормативов и хорошие оценки. Преподаватели ВУЗов — за поступление. Врачи требуют откаты за официальные диагнозы и медикаменты. Чиновники — взятки за разрешительные справки. Налоговики — за липовые нарисованные налоги. Таможенники — за то, чтобы закрыть глаза на товар. Судьи — за «правильные» решения. Везде, куда ни плюнь, все получают, принимают, берут на карман. Взяточничество, откаты и вымогательство окружают нас с детства.

Читайте также на DOSSIER:  Новая схема: у украинцев массово забирают землю

Каждый прокурор, судья, таможенник или районный депутат, каждый бюрократ, который становится начальником паспортного стола, ЖЭКа или ведомственного департамента, наделенный полномочиями контроля и распределения, приходя на место, первым делом садится на поток. Каждый директор государственного детского садика, государственной школы или государственного ВУЗа рассчитывает, сидя в своём кресле, получать взятки и подношения. Именно на этой форме дохода он строит свою жизнь и карьеру. И так, за редким исключением, происходит везде и продолжается без конца. А потом эти паттерны копируют дети.

Какая разница, какой рейтинг у президента. Какой смысл в подсчете симпатий между вчерашним и сегодняшним лидерами государства, если ни один из них ни разу не сделал ничего для того, чтобы хотя бы начать искоренять коррупцию. Сколько мы уже боремся с коррупцией? Сколько попыток было сделано? Сколько ещё поколений должны сменить друг друга, чтобы у обычных людей появилось понимание того, что коррупция ничем не отличается от воровства, а воровство аморально по своей сути?

Илья Кенингштейн