К ГИПЕРТОНИКАМ И ДИАБЕТИКАМ СКОРАЯ ПОМОЩЬ НЕ ПРИЕДЕТ

Украинa
FavoriteLoadingДобавить в избранное

С нового года скорая помощь выезжает только на критические и экстренные случаи. Повышенное давление или высокая температура – уже не повод набирать 103. Прибудет ли теперь бригада медиков к больному с коронавирусом?

С 1 января 2021 года экстренная помощь, которую харьковчане по привычке называют скорой, работает по новым правилам, определенным Постановлением Кабмина №1271 от 16 декабря «О нормативе прибытия бригад экстренной (скорой) медицинской помощи на место происшествия», сообщил «Вечернему Харькову» директор Центра экстренной медицинской помощи Харьковской области Виктор Забашта.

Он объяснил, что теперь все вызовы, поступающие от харьковчан и жителей области на номер 103 или 112, делятся по приоритетности на четыре категории – критические, экстренные, неэкстренные и непрофильные. На первые две категории вызовов скорая приедет обязательно, а вот в двух последних случаях надеяться на бригаду медиков не стоит – вам порекомендуют обратиться к семейному врачу либо проконсультируют по телефону.

В критических случаях бригада медиков обязана прибыть не позже чем через десять минут после обращения.

– Это такие вызовы, когда есть угроза жизни больного – остановка дыхания, сильное кровотечение. Подобные состояния могут быть вызваны разными причинами – ДТП, различными травмами, поражением электротоком или молнией, отравлением и даже укусами некоторых насекомых или животных. Также это касается острых случаев при хронических заболеваниях и так далее. То есть там, где необходимы навыки проводить интенсивную терапию и реанимацию, конечно, мы должны быть вовремя, – говорит Виктор Забашта.

На экстренные случаи бригада медиков должна приезжать за 20 минут. С учетом различных факторов, в том числе и пробок, допускается превышение указанного норматива, но не более чем в 15% случаев.

– Как экстренные мы определяем те вызовы, когда несвоевременное оказание медицинской помощи может привести к резкому ухудшению состояния пациента. Это могут быть признаки инфаркта, инсульта, нарушение сознания, нарушение дыхания, – уточняет Виктор Забашта. – Однако это вовсе не значит, что мы будем ехать на инсульт 20 минут – безусловно, постараемся уложиться в десять.

КОГДА НЕТ ПОВОДА НАБИРАТЬ 103

Если ваш вызов попадет в категорию неэкстренных случаев, диспетчер просто порекомендует обратиться к семейному врачу или в ближайшее отделение экстренной медицинской помощи. Обращение может быть также передано в местный дежурный центр первичной медико-санитарной помощи. И только в случае отсутствия такой возможности диспетчер направляет к пациенту бригаду скорой, которая не обязана придерживаться нормативов, как при критических или экстренных вызовах.

– Речь идет, например, о повышенном давлении – такие вызовы относятся к ответственности первичного звена. Гипертоники, как правило, всегда имеют под рукой препараты для снижения давления. Ну не стоит гонять бригаду медиков, чтобы под их наблюдением выпить тот же «Каптопрес». Ведь в это время в медицинской помощи может нуждаться человек, который действительно находится на грани жизни и смерти, – считает директор Центра экстренной медицинской помощи Харьковской области Виктор Забашта.– Некоторые хронические больные пытаются вызывать бригаду каждый день. Гипертоники, астматики… Мы общаемся с их поликлиникой, передаем сведения туда, чтобы к ним пришли семейные врачи.

Читайте также на DOSSIER:  Послы G7 обнародовали список шагов, которые Украина должна сделать для реформы децентрализации

Смысл реформы в том, отмечает Виктор Забашта, что людей необходимо приучить к институту семейной медицины, который был создан заблаговременно.

– У каждого человека должен быть семейный врач – специалист, который ответит на все его вопросы относительно состояния здоровья. Все хронические болезни должны быть под контролем семейного врача – гипертензия, диабет, астма, ишемическая болезнь. Семейный врач должен правильно подобрать препараты и их дозировку, чтобы человек мог вести нормальный образ жизни, а не ожидать, что каждую минуту с ним может случиться приступ и ему придется вызывать скорую помощь. Поэтому всем, кто еще не заключил договор с семейным врачом, нужно это сделать. Именно ему человек должен звонить в первую очередь, – утверждает Виктор Забашта.

ЛЮДИ ЛЮБЯТ УСЛОЖНЯТЬ ДИАГНОЗ

При обращениях из категории непрофильных – ситуация такая же, как и в случае с неэкстренными обращениями. С той только разницей, что ответственный медицинский работник оперативно-диспетчерской службы центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф должен при необходимости предоставить дистанционную медицинскую консультацию относительно причин обращения.

– Безусловно, мы пытаемся консультировать по телефону, но менталитет наших людей – усложнить себе диагноз и рассказать все что угодно. В принципе, какую-то часть звонков мы все равно отбиваем. Приблизительно тысячу вызовов выполняем, а в 200 случаях отказываем. До нового года мы отказывали примерно в 50 случаях, – отмечает директор центра.

По его словам, люди нередко злоупотребляют возможностью вызвать бригаду медиков.

– Человек может спокойно вызвать экстренную помощь для того, чтобы кого-то вынули из ванны. Он считает, что это целесообразно. Куда же еще обращаться? Во многих случаях люди не видят альтернативы скорой. Честно говоря, даже я иногда затрудняюсь, куда можно обратиться в том или ином случае. Нередко одинокие старики вызывают скорую по пять раз в день, «забывая», что бригада медиков уже побывала у них час назад, – рассказывает Виктор Забашта – Люди привыкли, что скорая должна приехать и апомочь. У нас есть какой-то кредит доверия. С одной стороны, это лестно, но с другой – наверное, не совсем по-государственному.

Тем более что непрофильные вызовы, по словам директора Центра экстренной медицинской помощи, Национальная служба здоровья Украины просто не будет оплачивать.

– НСЗУ будет оплачивать профильные вызовы, то есть до 90% вызовов должны быть критическими и экстренными. Кроме этого, учитывается время доезда и оказание помощи по протоколу, а также госпитализация больного в профильный стационар. И только при выполнении всех этих условий мы можем рассчитывать на средства от НСЗУ – объясняет специалист.

Читайте также на DOSSIER:  Коллега Супрун заявил о 8 тыс. выпускников-медиков с лицензией на убийство

«СУДЬБУ» ПАЦИЕНТА ОПРЕДЕЛЯЕТ ДИСПЕТЧЕР

К какой категории отнести вызов, определяет диспетчер Центра экстренной медицинской помощи, пообщавшись с пациентом и выслушав его жалобы. Как говорится в постановлении Кабмина, диспетчер определяет состояние пациента и обстоятельства событий вызова в соответствии с перечнем причин обращений и жалоб о необходимости оказания экстренной медицинской помощи, определенного Минздравом.

– Диспетчеры – по специальности фельдшеры, даже не медсестры. Они могут ставить диагноз и оказывать помощь. Более того, рядом сидят врачи, старшие врачи, специалисты консультативной службы, которые и будут определять, смогут ли они помочь больному по телефону или все же надо направить его к семейному врачу, – поясняет Виктор Забашта. – В случае непрофильных обращений они дают рекомендации, советуют, что предпринять, чтобы потом спокойно дождаться семейного врача, если есть такая необходимость.

При этом Виктор Забашта замечает, что диспетчеров Центра экстренной медицины, которые принимают решение, направлять ли к пациенту скорую, также необходимо готовить на специальных курсах.

– Я все время утверждаю, что диспетчеров надо обучать на специальных курсах. Диспетчер — это специальность, которая требует массы знаний, навыков, характерологических особенностей и всего прочего, – говорит он.

К КАКОЙ КАТЕГОРИИ ОТНОСИТСЯ COVID-19

По словам Виктора Забашты, в случае подозрения на коронавирус человек должен  в первую очередь позвонить своему семейному врачу и сообщить о симптомах, например, о повышении температуры или кашле.

Тот направляет пациента на ПЦР-тест, дает рекомендации о приеме антивирусных препаратов, назначает КТ, потом добавляет антибиотики и борется с бактериальной пневмонией – все это делает семейный врач, расписывает лечение.

Набирать номер 103 есть повод только в том случае, если ситуация выходит из-под контроля семейного врача.

– У пациента падает сатурация (уровень кислорода в крови), повышается одышка, нарастает температура, клиника воспаления легких переходит границы, которые позволяют просто лечиться на дому таблетками или инъекциями – тогда нужно вызывать экстренную медицинскую службу, – говорит Виктор Забашта. – Безусловно медики скорректируют ситуцацию, повысят сатурацию. Но, в принципе, видя, что ситуация критическая, оказав симптоматическую терапию, они должны отвезти больного в стационар. Однако в больницу соглашаются ехать далеко не все. Вот и получается, что к тем ковидным больным, которые вызвали скорую и отказались от госпитализации, можно было бы и не торопиться.

Однако чаще всего экстренные медики сталкиваются с ситуацией, когда люди с подозрением на коронавирус по пять-семь дней никуда не обращаются, а потом вызывают скорую помощь.

– Вопрос: чего человек ожидает от скорой? Как правило, такие люди говорят: приезжайте-посмотрите. Что мы должны посмотреть? Справок и больничных мы не даем, рецепты не выписываем, направления на анализы, тесты и КТ тоже не выдаем. Все это функции семейного врача. Вот как-то нужно людей переориентировать, приучить к мысли, что главный человек для них – семейный врач, – считает Виктор Забашта.

Читайте также на DOSSIER:  В Еврокомиссии считают ошибкой, что судебной власти сначала дали гарантии независимости, а затем принялись за ее очищение

ПРИЕДЕТ ЛИ СКОРАЯ НА «ОСТРЫЙ» ЖИВОТ?

– К какой категории вызовов относится острая боль в животе? – интересуется наша читательница Инна. По ее словам, еще осенью прошлого года она вызывала по этому поводу скорую. Бригада прибыла через полтора часа.

– Это мама рассказала. Я же, не дождавшись помощи, поехала в неотложку на такси. Слава богу, все обошлось – это были кишечные колики. А если бы острый аппендицит, например? Ведь так и умереть можно, – сетует Инна.

По словам Виктора Забашты, боль в животе, безусловно, подразумевает, что скорая должна приехать достаточно быстро.

– Потому что это может быть все что угодно – и перфорация, и перитонит… Конечно, мы должны на это реагировать, – говорит он. – Тем более что наши специалисты установят, с чем связана проблема – с мочеполовой системой, гинекологическими проблемами или, может, это хирургический случай.

А предварительный диагноз очень важен. Он позволяет определить, в какую именно профильную больницу доставить пациента.

– Почему сегодня в экстренной помощи работают люди с медицинским образованием, а не парамедики? Потому что до сих пор у нас отсутствуют многопрофильные стационары, которые принимали бы больных с любой патологией, – объясняет Виктор Забашта. – Боль в животе – отвезли в многопрофильную больницу, а там уже специалисты разбираются. Если бы существовали такие стационары, работать было бы гораздо проще, даже парамедикам. А сегодня нужны медики, которые могут поставить предварительный  диагноз, оказать помощь и доставить в профильный стационар.

СКОРОЙ В СТРАНЕ НЕТ

Виктор Забашта напоминает, что в Украине уже давно не существует службы скорой помощи, вместо нее – экстренная, у которой иные задачи. Прошло уже восемь лет, а многие к этому до сих пор не привыкли.

– Центру экстренной медицинской помощи и медицины катастроф уже восемь лет, а харьковчане все еще называют нас скорой помощью. В принципе, новые критерии, утвержденные Кабмином, достаточно здравы. Людей надо готовить к идее экстренной помощи, объяснять: если повысилось давление, болит голова или поднялась температура – не надо требовать, чтобы бригада медиков приехала по гололеду через десять минут. Но у наших людей такой менталитет,  что каждый считает свой случай экстренным, – говорит директор центра.

Однако, по его мнению, система оказания медпомощи в стране пока еще не совсем готова к очередным нововведениям.

– Необходимо время, чтобы «первичка» набралась опыта, наладила полноценную работу с пациентами, перебрала на себя хронических больных. Нужно подготовить медучреждения, специалистов – только тогда мы полноценно сможем работать по новой системе, не возлагая на себя функции семейных врачей, – считает Виктор Забашта.

vecherniy.kharkov.ua