История коррупции: как победить в Украине? - DOSSIER

История коррупции: как победить в Украине?

В обширном тематическом материале о борьбе с коррупцией президент адвокатского объединения «Всеукраинской ассоциации адвокатов» Юлия Татик детально разбиралась с тем, что такое коррупция, где и каковы ее истоки, а также поделилась своими мыслями, как победить это всеразрушающее зло в Украине.

Автор проанализировала наилучший опыт стран, которым удалось искоренить коррупцию и быть примером для всех остальных. Почему все эти наработки не работают в Украине?

За последние годы в Украине было создано множество антикоррупционных органов и различных инструментариев. Главные скрипки этого антикоррупционного ансамбля – НАБУ, САП и новосозданный ВАКС. На деятельность этого «триединого царства», как его шутя называют адвокаты, выделяются миллиарды наших с вами средств.

Но какова эффективность деятельности этих организаций? Сумели ли НАБУ и САП за почти шесть лет победить коррупцию или хотя бы сделать шаг в этом направлении? Каково влияние иностранцев на «антикоррупционеров»? Чем эти организации занимаются сегодня, и действительно ли борются с коррупцией на топ-уровне? Давайте разбираться вместе!

КАК БОРОЛИСЬ С ЛИХОИМСТОВМ В СТАРИНУ

Коррупция — понятие древнее, как мир. Сам термин происходит от латинского «corrumpere» или «corruptio», что переводится как подкуп, продажность, порча, разложение, растление.

В обычном понимании коррупция обозначает использование должностным лицом своих властных полномочий и связанных с этим возможностей для личной выгоды, что противоречит законодательству и моральным устоям.

Коррупция всегда отождествляется с конфликтом между действиями должностного лица и интересами его нанимателя. Действия выборного лица конфликтуют с интересами общества. Многие виды коррупции аналогичны мошенничеству, совершаемому должностным лицом, и относятся к категории преступлений против государственной власти.

Ученые, которые проводили макроэкономические и политэкономические исследования, пришли к выводу, что коррупция наносит существенный ущерб экономическому росту и развитию общества в целом. Поэтому во многих странах коррупция уголовно наказуема.

Как показывает практика, коррупции может подвергнуться любое должностное лицо, наделенное дискреционной властью в сфере распределения каких-либо не принадлежащих ему ресурсов на свое усмотрение. Будь то депутат, чиновник, судья, сотрудник правоохранительных органов или менеджер.

Получения экономической выгоды через использование властных полномочий является главным стимулом к коррупции, а риск быть разоблаченным, понести наказание и потерять все — основной сдерживающий фактор.

Издревле к мздоимцам или лихоимццам (читай – взяточникам) применяли очень жесткие и страшные наказания, пытки, публичные казни, основной целью которых было, в первую очередь, назидание и превентивная функция «чтоб другим неповадно было».

Исторические коррупция берет начало с обычая делать подарки, чтобы добиться расположения. Дорогой подарок выделял человека среди других просителей и способствовал тому, чтобы его просьба была выполнена. Так это было в первобытных обществах, где плата вождю или жрецу была нормой. Так это и осталось уже при развитом государственном аппарате, где свои бюрократические правила диктуют армии чиновников.

Первый правитель, которого история помнит как борца с коррупцией, был шумерский царь города-государства Лагаша — Уруинимгина ( XXIV век до н. э.) Уже тогда на уровне мелкой растраты и взяток коррупция носила массовый характер. Показательные жестокие наказания за коррупцию, которые тогда водворялись, не приводили к желаемым результатам, но количество наиболее опасных преступлений все же уменьшалось.

Первый трактат, в котором затрагивалась тема коррупции, «Артха-шастра» был опубликован в IV веке до н. э. Автор, скрывавшийся под псевдонимом Каутилья, был одним из министров Бхараты (Индии). Он пришел к пессимистичному выводу, что «имущество царя не может быть, хотя бы в малости, не присвоено ведающими этим имуществом».

Множество упоминаний о коррупции относятся к миру эллинов. Известна история, когда предприимчивый наместник Египта Клеомен (320-е годы до н.э.) использовал свою должность для спекуляций на рынке зерна, что едва не привело жителей Греции к голодной смерти. Клеомен нажил несметные богатства благодаря своим проделкам, но воспользоваться ними так и не сумел. Когда Александр Македонский прознал о том что сотворил наместник, то приказал мздоимца казнить, сварив в кипящем масле.

Варка «мздоимцев» в масле или смоле применялась также в Китайской Империи и целой веренице других древних государств. Так, в «Божественной комедии» Данте Алигьери мздоимцы (современные коррупционеры. — Авт.) попадают в восьмой, предпоследний круг ада. Там они кипят в смоле, а в тех, кто высунется, черти вонзают багры, что отображено на известной гравюре Гюстава Доре 1860-го года.

Такие жестокие наказания, как колесование, четвертование, отрезание конечностей применились чаще в восточных и, как правило, деспотических государствах. В том числе, на территории Руси, Московии, Османской и Росийской империй и пр. Шарль Луи Монтескье в своем труде «О духе законов» объяснял это тем, что страх является основной движущей силой таких государств, где на слишком больших территориях правит деспот через наместников.

Не менее жестокими были наказания в древней Персии. Однажды царь Камбис, правивший там, узнал, что один из его главных судей по имени Сисамн берет взятки и выносит несправедливые приговоры. Сисамн происходил из знатного рода, ранее его сын Отана царем был назначен начальником войска в Приморской области.

Царь Камбис, отличавшийся не только мудростью, но и крутым нравом, приказал казнить Сисамна и содрать с него кожу. «Кожу эту царь приказал выдубить, нарезать из неё ремней и затем обтянуть ими судейское кресло, на котором тот восседал в суде», — говорится в «Истории» Геродота.

Обтянув кресло, Камбис назначил судьей центрального суда вместо Сисамна его сына Отана. Когда будущий судья пришел на работу, то обнаружил стоящее за своим столом изысканное кресло. Обивка его была сделана из кожи, которую Камбис снял с отца-коррупционера. Царь повелел ему помнить, на каком кресле восседая, он судит.

Сюжеты ареста и казни несправедливого судьи Сисамна были удостоены кисти нидерландского художника Герарда Давида. В 1498 году полотна вывесили в зале судебных заседаний ратуши Брюгге, который в средние века Брюгге являлся одним из крупнейших центров торговли и коррупция там процветала.

Городские власти, чтобы напугать заседавших в суде и магистратуре чиновников, заказали серию оригинальных картин. На полотнах во всех деталях были изображены пытки, предусмотренные для пойманных с поличным взяточников. Трюк в итоге сработал, и долгое время коррупции почти не было, так как люди боялись страшных наказаний. Впоследствии, когда картины, так сильно пугающие, сняли и передали в музей, исследователи заметили, что уровень коррупции повысился.

Продажность судей всегда считалась крайним злом, поскольку приводила к незаконному перераспределению собственности и желанию решить спор вне правового поля.

Ведущие религии из всех видов коррупции осуждают, прежде всего, именно подкуп судей: «…начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело…»; «Даров не принимай, ибо дары слепыми делают зрячих и превращают дело правых» (Исх.23:8, Втор.16:19); «Не присваивайте незаконно имущества друг друга и не подкупайте судей, чтобы намеренно присвоить часть собственности других людей» (Коран 2:188) и пр.

В Законах XII таблиц термин «corrumpere» используют в значениях «менять за деньги показания в суде» и «подкупать судью». «Неужели ты будешь считать суровым постановление закона, карающее смертною казнью того судью или посредника, которые были назначены для разбирательства дела, и были уличены в том, что приняли денежную мзду?» — говорится в древнеримских законах.

Автор трактата «Государь» Николо Макиавелли в своих трудах сравнивал коррупцию с чахоткой. «Вначале её трудно распознать, но легче лечить. Если же она запущена, то её легко распознать, но излечить трудно».

Безусловно, с течением времени и по мере того, как общество становилось более цивилизованным, средневековые казни ушли в небытие. Но коррупция по-прежнему остается язвой на теле уже современных государств.

ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ НАКАЗАНИЙ И ЗАРОЖДЕНИЕ НОРМАТИВНОЙ БАЗЫ

Либеральные преобразования антикоррупционного законодательства начали происходить в странах Западной Европы и США в конце XVIII века. Изменялось отношение общества к коррупции. По сути, с появлением Конституций, общественные договора содержали определения, что государственная власть существует для блага людей ей подвластных, и поэтому подданные содержат правительство в обмен на неукоснительное соблюдение чиновниками законов.

В Конституции США, принятой в 1787 году, отцы-основатели записали, что получение взятки является одним из двух явных преступлений, за которые Президенту США может быть объявлен импичмент.

В целом принятие конституций и сводов законов, развитие юридической мысли на протяжении XIX—XX веков дало толчок к появлению специального законодательства, которое уже предусматривало более гуманные наказания по типу лишения свободы, и больше ставило целью исправление, нежели назидание или запугивание. Во главу угла начло ставиться право. Появилась необходимость доказывать вину обвиняемого в судебном процессе.

Либерализация антикорруппционного законодательства также имела свои «побочные эффекты». По мере того, как появлялись политические партии и рос госаппарат, учащались случаи сговора политической элиты и крупного бизнеса. Несмотря на это, уровень коррупции в развитых странах уменьшился в сравнении с остальным миром.

Рубеж XIX и XX веков ознаменовался эволюцией коррупции в развитых странах. Усиление государственного регулирования привело к диктатуре чиновников. Усложнение системы государства и усиление власти центрального правительства породило профессиональных чиновников, которые, по замыслу правителей, должны были жить на фиксированное жалование. На практике же чиновники стремились воспользоваться своим положением для тайного обогащения.

В то же время зарождение крупного частного капитала (бизнеса), который в конкурентной борьбе стал прибегать к «скупке государства» — привело к систематическому подкупу не только отдельных государственных служащих, но и руководящей элиты. Крупный капитал желал напрямую подчинять себе политиков и высших государственных чиновников для защиты своих бизнес-интересов.

После Второй мировой войны в странах Западной Европы широко распространилась партийная коррупция. Тогда за лоббирование своих интересов крупные компании и транснациональные корпорации платили чаще в партийную кассу, нежели лично политикам.

Во второй половине XX века коррупция стала мировой проблемой. Подкуп корпорациями высших должностных лиц приобрел массовый характер. Глобализация привела к тому, что коррупция в одной стране стала негативно отражаться на развитии других стран.

Читайте также на DOSSIER:  Коррупция, уверенная в своей безнаказанности: начинается откровенный грабеж энергорынка

Экспансия высокого уровня коррупции более не ограничивались странами третьего мира: либерализация в странах бывшего социалистического лагеря в 1990-е годы сопровождалась вопиющими должностными злоупотреблениями бюрократии. Понимая пагубное влияние коррупции, пристальное внимание борьбе с этим злом стали уделять ведущие мировые медиа. Так, издание «Financial Times» объявило 1995 год «годом коррупции». Именно в этом году международная неправительственная организация Transparency International учредила Индекс восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index, CPI. – Англ.) – показатель, цель которого отражение оценки уровня восприятия коррупции аналитиками и предпринимателями по стобалльной шкале.

Все вышеперечисленные факторы привели к тому, что государства стали не только обобщать и заимствовать опыт противодействия коррупции в нормах их национальных законодательств, но и стремились бороться с коррупцией на международном уровне, принимая соответствующие конвенции и договора, которые были выработаны ведущими экспертами со всего мира.

Так, в 1999 году была создана организация GRECO – Группа государств против коррупции (The Group of States against Corruption. – Англ.), являющаяся органом Совета Европы по антикоррупционному мониторингу. Организацияоказывает помощь в выявлении недостатков национальной антикоррупционной политики и предоставляет национальным государствам рекомендаций по проведению необходимых для исправления этих недостатков законодательных, институциональных и практических реформ.

GRECO содействует также обмену «передовым опытом в области предупреждения и выявления коррупции». При этом в GRECO могут состоять не только государства-члены Совета Европы, но все страны мира, подписавшие конвенции Совета Европы об уголовной или о гражданско-правовой ответственности за коррупцию. На сегодня этот орган объединяет 50 стран-участников. Кроме государств-членов СЕ к инициативе также присоединились США и Беларусь.

Наиболее эффективные системы антикоррупционных мер описаны в трех важнейших международных конвенциях: ООН против коррупции и двух — Совета Европы — «Об уголовной ответственности за коррупцию» и «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию».

Конвенция Организации Объединённых Наций против коррупции (UNCAC) была принята резолюцией Генеральной Ассамблеей ООН ( № A/RES/58/4 ) 21 ноября 2003 года. В этой Конвенции определено согласованное мировым сообществом понимание коррупции, её природа, а также меры противодействия.

Во второй статье Конвенции содержится четка дефиниция коррупции: «…коррупция означает просьбу, предложение, дачу или принятие, прямо или косвенно, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества или обещания такового, которые искажают нормальное выполнение любой обязанности, или поведение, требуемое от получателя взятки, ненадлежащего преимущества или обещания такового».

В Конвенции ООН против коррупции признаётся, что коррупция подрывает развитие, ослабляет демократию, борьбу с организованной преступностью, терроризмом и другими угрозами всеобщей безопасности. Конвенция ООН против коррупции имеет целью развивать антикоррупционное сотрудничество на международном уровне.

Важную роль в Конвенции ООН играет понятие «незаконного обогащения», которое понимается как «значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

Мировое сообщество признаёт полезность признания незаконного обогащения «в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно», потому что расхождение декларируемых доходов и реальных расходов коррупционеров существенно легче обосновать, чем совершение ими конкретных коррупционных действий.

После принятия Конвенции, в декабре 2004 года ООН учредила Международный день борьбы с коррупцией, который ежегодно отмечается 9 декабря. Цель его – пропаганда знаний о борьбе с коррупцией.

Важно понимать, что сегодня в ЕС предусмотрена не только уголовная ответственность за коррупцию, но и гражданско-правовая, предполагающая рассмотрение в судах гражданских исков о нарушениях прав и свобод, материальных и нематериальных интересов сторон. К слову, понесшие ущерб в результате коррупционных действий, имеют право через суды добиваться полного возмещения ущерба.

Безусловно, обобщение и стандартизация международного опыта борьбы с коррупцией являются положительными явлениями, но, учитывая специфические особенности многих стран, очевидно, что борьба с коррупцией в конкретно взятом государстве лежит в плоскости принимаемых мер национальными правительствами.

Поэтому давайте разберем успешный опыт тех стран, которые на уровне своих национальных законодательств смогли практически нивелировать те процессы, которые разрушали и не давали развиваться странам, о которых речь пойдет далее.

СИНГАПУРСКАЯ ИСТОРИЯ ЛИ КУАНА Ю

Наверняка, многие из нас слышали или читали о сингапурском «экономическом чуде», которое стало возможным благодаря жестким мерам по борьбе с коррупцией, применявшихся правительством. Описанное в работах первого премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю, трудившегося на своей должности 31 год, сегодня является хрестоматийным примером успешной борьбы с коррумпированностью госаппарата.

Изначальные позиции Сингапура были очень плохими – государство занимало низшие места в рейтингах стран третьего мира, было разъедаемо коррупцией и бедностью. Невероятный скачок Сингапура, поднявшегося на первые ступени в рейтингах уже самых успешных и наиболее развитых стран, сегодня подлежит детальному изучению.

Бороться с коррупцией в Сингапуре решили еще при британской колониальной администрации, которая в 1952 году создала Бюро по расследованию случаев коррупции (CPIB), но основные успехи Сингапура относятся к времени обретения независимости и правлению Ли Куан Ю.

В1960-м Сингапур принял Акт о предотвращении коррупции (PCA), наделивший бюро широкими полномочиями. Была введена жесткая система санкций за взятки. PCA предусматривал презумпцию виновности для чиновников, которые не могли объяснить происхождение их активов, даже при отсутствии прямых доказательств коррупции. Акт запретил госслужащим принимать подарки и установил штрафы, эквивалентные размеру полученных взяток.

В момент обретения независимости от Британской империи в 1965 году Сингапур оставался еще страной с очень высоким уровнем коррупции. За 30 с лишним лет государство прошло путь от бедной страны до высокоразвитой. Сегодня Сингапур занимает 4-е место в мире по показателю ВВП на душу населения.

Нынешний успех Сингапура состоялся благодаря реализации выбора, сделанного в 1959 году премьер-министром Ли Куан Ю, решившего из портового города, в который завозилась даже пресная вода и строительный песок, сделать финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии.

Для этого необходимо было разработать комплексную стратегию снижения уровня коррупции. Правительство Ли Куан Ю четко регламентировало действия чиновников, устранив двусмысленности во всех законах. Была проведена масштабная дерегуляция, в результате которой многие разрешения и лицензирования были отменены, а процедуры деятельности органов власти значительно упрощались. Судебная система претерпела коренные изменения. Судьям, кроме привилегированного статуса, дали высокие оклады. Были введены и жесткие экономические санкции за взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Правительство применяло даже экстраординарные меры, например, поголовно уволило сотрудников таможни и других коррумпированных государственных служб. Этот комплекс мер привел к тому, что стране воцарился и неукоснительно соблюдался принцип верховенства права и равенства всех перед законом.

Бюро по расследованию случаев коррупции имело широкие полномочия. Туда граждане обращались с жалобами на госслужащих, требовали возместить убытки. Независимость CPIB, имеющего право начинать расследование в отношении любого госслужащего или бизнесмена, обуславливается прямым подчинением премьер-министру. Бюро рассматривает все поступающие обращения о возможных случаях коррупции, гарантируя отправителям сохранение анонимности.

Под антикоррупционную кампанию, инициированную Бюро, попали даже министры правительства Ли Куан Ю, его близкие родственники. Это стало мощным сигналом о серьезности намерений власти. Некоторые министры, уличённые в коррупции, были приговорены к реальным срокам заключения.

Ли Куан Ю доказал всем, что в его правительстве министры и другие ответственные должностные лица могут быть только неподкупными и высококвалифицированными. Это послужило хорошим импульсом для привлечения внешних инвестиций в экономику. Сегодня Сингапур занимает лидирующее место в мире по отсутствию коррупции, экономической свободе и развитию.

ГОНКОНГ

Сингапурский опыт был взят на вооружение Гонконгом. В 1970-х годах в британской колонии под покровительством правоохранительных органов процветала организованная преступность. В 1973-м власти учредили Независимую комиссию по борьбе с коррупцией (ICAC), напрямую подчинявшуюся губернатору. Штат комплектовался преимущественно людьми без опыта работы в правоохранительной системе. Как правило, молодыми выпускниками университетов. ICAC получила чрезвычайно широкие полномочия: ее члены могут арестовывать, имея всего лишь обоснованное подозрение в факте взятки, содержать подозреваемых под стражей без предъявления обвинения, замораживать банковские счета, получать от органов власти любую информацию. Как и в Сингапуре законодательно была закреплена презумпция виновности для чиновников, чьи расходы превышают официальные доходы. Чтобы не допустить проникновение коррупции в саму ICAC, ее сотрудники получили высокое жалованье, а за их деятельностью наблюдали общественные комитеты. Всего за год существования комиссия удвоила показатели доведенных до суда дел о коррупции.

ШВЕЦИЯ

Швеция до середины XIX века считалась страной, насквозь пораженной коррупцией. Элитам и руководству страны пришлось договариваться и принимать решения о полной модернизации страны и разработки комплекса мер, направленных на полное уничтожение коррупции. Госрегулирование было основано на стимулах честного и ответственного управления — через налоги, льготы и субсидии, а не с помощью запретов и разрешений, получаемых от тех или иных органов власти. Граждане получили доступ к внутренним документам государственного управления, что дало понимание как работает государство. Ключевой успех шведских реформ состоял в том, что была создана независимая и эффективная система правосудия.

Парламент и правительство установили высокие этические стандарты для чиновников и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала престижной нормой среди государственной бюрократии. Зарплаты чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12-15 раз. Со временем эта разница снизилась до двукратной. Сегодня в Швеции один из самых низких уровней коррупции в мире.

ЮЖНАЯ КОРЕЯ

Не менее интересной выглядит антикоррупционная программа «OPEN», которая была разработана мэром Сеула Гох Куна. OPEN – это своего рода программа треккинга, которая была принята в1999 году.

Она позволила гражданам контролировать работу государственных чиновников в режиме он-лайн, отслеживать ход рассмотрения документов. Это позволяет гражданам следить за тем, как решаются вопросы о выдаче разрешений или санкций по тому или иному делу в случаях, когда наиболее вероятно проявление коррупции, и обжаловать в случае нарушений.

В тексты контрактов чиновников мэрии Куна вписал положения о том, что каждый из них будет уволен без объяснения причин при малейшем подозрении от предпринимателя на затягивание его проблемы или желание получить взятку. Несогласные с политикой мэра увольнялись в тот же час.

Читайте также на DOSSIER:  Эволюция бесчестия: «дела Майдана» прилипли к рукам Сытника

Строгое соблюдение принципов антикоррупционной программы «OPEN, прозрачность работы администрации города, за несколько лет почти искоренили коррупцию во взаимодействиях частного бизнеса и муниципальных органов власти.

ИТАЛИЯ

В Италии в начале 1990-х годов был очень высокий уровень коррупции, общими интересами там переплетались бизнес, организованная преступность и политика.

Сокрушительный удар по коррупции был нанесен в ходе операции «Чистые руки», которая началась с ареста за взятку в 14 миллионов лир директора дома для престарелых в Милане Марио Кьезы. Следствие установило, что Кьеза был теневым казначеем правящей Социалистической партии. Обычное дело о взятке вылилось в масштабную антикоррупционную кампанию. Под следствием оказалось около 20 тыс. человек, в том числе более половины членов обеих палат парламента. От 2-х до 4,5 тыс. человек получили приговоры суда. Народ Италии, наблюдавший ежедневные конфискации имущества коррупционеров, которое передавалось государственным и муниципальным учреждениям, аплодировал стоя спецоперации правоохранителей.

США

Можно долго рассказывать о широком опыте борьбы с коррупцией в США, где система правосудия работает как швейцарские часы. США ведет очень жесткую политику в сфере противодействия коррупции. Законы США предусматривают наказание в виде штрафа в тройном размере взятки и лишения свободы на срок до 15 лет. К примеру, год лишения свободы в США и штраф в размере взятки грозит и за получение или требование денег за устройство на государственную службу

Именно в Америке впервые изобрели и законодательно закрепили такое понятие как «программа защита свидетелей». Там прокурор может переселить важного свидетеля на новое место жительства и обеспечить средствами защиты членов семьи, либо связанного с ним человека, если указанные лица могут подвергнуться опасности в связи с участием свидетеля в судебном процессе. Находящемуся под федеральной защитой могут выдать новые документы, средства на жизненно необходимые расходы, смену места жительства, оказать помощь в трудоустройстве или, если понадобится, смену внешности. Информация о таком человек строго конфиденциальна. Для «подзащитных» свидетелей созданы специальные линии связи с ограниченным доступом. Все это в комплексе способствует более высокой раскрываемости дел, в том числе касающихся разоблачения коррупции представителей власти.

ГЕРМАНИЯ

В Германии чиновнику-взяточнику может грозить от трех до пяти лет лишения свободы. Что же качается судейской коррупции в стране, то за «проданное дело» судья может потерять свободу на 10 лет.

К слову, немецкая Ассоциация городов для борьбы с коррупцией разработала антикоррупционный пакет, среди мер которого была предложена система ротации, которой чиновников должны регулярно меняют, чтобы предотвратить возможные сговоры.Также в Германия действует принцип «четырех глаз», требующий присутствия нескольких сотрудников во время подписания важных официальных документов.

ДРУГИЕ СТРАНЫ

На сегодня самые радикальные меры по борьбе с коррупцией предпринимаются в Азии. К примеру, в Таиланде, согласно поправке в закон о коррупции, которая была принята 13 июля 2015 года, предусмотрена смертная казнь за коррупцию в особо крупном размере – как для граждан страны, так и для иностранцев. Взяточников, любителей злоупотреблять положением здесь запросто могут посадить в тюрьму сроком до 20 лет.

Власти Китая вот уже несколько лет как объявили «крестовый поход» в борьбе с коррупцией. За получение взятки там могут казнить – публично расстрелять. За последние 10 лет в КНР были публично расстреляны 10 тысяч чиновников, а 120 тысяч коррупционеров получили различные тюремные сроки – от 10 до 20 лет. Ужасающие цифры коррупционных преступлений в КНР, несмотря на жестокость наказания, говорит о не особой эффективности столь радикальных мер. Правда, очевидно, возможность быть расстрелянным публично заставляет лишний раз задуматься о том, стоит ли брать взятку.

В ОАЭ законы, касающиеся борьбы со взяточничеством, не настолько суровы, как в Китае. Коррупционерам сохраняют жизнь, но отрубают руку как за воровство. В Турции многие уверены, что благодарность за сделанную работу не является разновидностью взятки. Здесь, как и в любой восточной стране, правила хорошего тона требуют давать щедрое вознаграждение друзьям и знакомым. Поэтому взятки классифицируют на «простые» и «нормальные». «Нормальная взятка» квалифицируется как получение денежных средств за нелегальную работу. За это грозит наказание – до 10 лет лишения свободы.

Иран известен частым исполнением смертных приговоров в отношении коррупционеров. Повешение проводится на площади у Дома правосудия в Тегеране, Мешхеде и Исфахане. Для закона в Иране важна не сумма, а сам факт получения взятки. Помимо смертной казни к взяточникам в Иране применяется отрезание пальцев при помощи специально изобретенной «мини-гильотины».

УКРАИНА

За время независимости Украины коррупция стала массовым явлением, она пронизала все уровни государственного управления, бизнес, некоммерческие и общественные организации. К сожалению, коррупция является неотъемлемой составляющей в быту большинства украинских граждан.

Коррупция распространяется на политику, экономику, частную и общественную жизни, поэтому воспринимается, как своеобразная норма, при помощи которой осуществляются взаимодействия и находятся способы решения самых разннобразных проблем практически во всех сферах нашей жизнедеятельности.

Коррупция доступна. Коррупция удобна. Миллионы украинцев за годы независимости привыкли решать многие вопросы за вознаграждение. Устраивать ребенка в садик, школу или институт, получать больничный, нарушать ПДД и пр.

Да, безусловно, «рыба гниет с головы» и борьба с коррупцией в высших эшелонах власти как никогда актуальна. Но точно также нужно задаваться вопросом о том, что сделано для борьбы с низовой коррупцией. Системный характер коррупции проявляется в её принудительном характере для тех, кто работает в государственных организациях, ею охваченных: нижние чины собирают взятки и делятся с верхними для сохранения собственной должности

В 2018 году Украина занимала 120-е место в рейтинге восприятия коррупции Transparency International среди 180 стран. Первое место в индексе занимает Дания, последнее — Сомали. Также в первую десятку стран, в которых коррупция практически отсутствует, вошли: Новая Зеландия, Финляндия, Швеция, Швейцария, Сингапур, Норвегия, Нидерланды, Канада и Люксембург. США занимает 22-е место в индексе, Россия – 136-е, а Германия – 11-е.

В индексе за 2019 год Украина опустилась на 126 место, разделив его с Киргизстаном и Азербайджаном. Потеря шести позиций свидетельствует о том, что ситуация сфере противодействия коррупции в Украине значительно ухудшилась, несмотря на появление целой вереницы новых правоохранительных органов, призванных бороться с коррупцией. Давайте же разберемся, почему так происходит, остановившись на трех ключевых институциях: НАБУ, САП и ВАКС. На деятельность этих органов выделяются миллиарды средств налогоплательщиков, но все мы наблюдаем проблемы с эффективностью их работы.

НАБУ И САП

НАБУ было создано Законом Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины» от 14 октября 2014 года. К слову, закон парламент принял, поскольку создание Национального антикоррупционного бюро Украины было одним из требований Международного валютного фонда и Европейской комиссии для либерализации визового режима Украины с Европейским Союзом. Впоследствии НАБУ часто критиковали, указывая на внешнюю управляемость органа.

Пока формировался штат и набирались детективы, Бюро полноценно не функционировало до конца 2015 года. Сегодня число сотрудников превышает 700 человек.

Отмечу, что законом на этот государственный орган возлагаются такие функции, как предупреждение, выявление, пресечение, расследование и раскрытие коррупционных правонарушений, относящихся к его подследственности, а также предупреждение совершения новых. Бюро создано для противодействия уголовным коррупционным правонарушениям, совершенным высшими должностными лицами, уполномоченными на выполнение функций государства или местного самоуправления, которые угрожают национальной безопасности.

Цель деятельности НАБУ – «очищение власти для строительства и развития успешного общества и эффективного государства».

Сотрудников НАБУ отбирали на открытом конкурсе. Нынешний директор НАБУ — Артем Сытник был выбран из 186 кандидатов. Уже 16 апреля 2015 года Президент Украины издал два Указа: № 217/2015 — о создании Национального антикоррупционного бюро Украины и № 218/015 — о назначении Артема Сытника директором Бюро. Новоназначенный директор решал организационные вопросы, назначая заместителей и утверждая штатное расписание. Общественность выбирала наблюдателей — раз в год с помощью интернет-голосования избирается Совет общественного контроля при Бюро.

25 августа 2015 года избрали первых 70 детективов Национального антикоррупционного бюро Украины. 15 сентября детективы в присутствии Президента Украины приняли присягу государственного служащего.

Подчеркну, что начало работы Бюро зависело от создания специализированной антикоррупционной прокуратуры — руководитель САП Назар Холодницкий занял эту должность 30 ноября 2015 года. Только в конце 2015 года детективы НАБУ внесли в Единый реестр досудебных расследований сведения о первых трех уголовных производствах.

Вот уже более 5 лет работает НАБУ с миллиардным бюджетом. Вначале многие граждане возлагали большие надежды на то, что новосозданному органу удастся победить коррупцию, но сегодня мы видим тотальное разочарование из-за отсутствия результата, неоправданно высокого уровня финансирования. Адвокаты жалуются на частые нарушения (порой, незнания) норм КПК. Оппозиция обвиняет НАБУ, что их работа делается в угоду международных кураторов по принципу «друзьям все — врагам закон». Мы видим частую критику, что НАБУ участвует уголовными производствами в политике, «чужих» привлекая к ответственности, а «своих» отбеливая. Часто именно по этой причине производства перехватываются у Госудраственного бюро расследований. Об этом можно много говорить, приводя различные частные мнения, поэтому обратимся к фактам.

За все время работы НАБУ, по состоянию на 31.12.2019 года:

— 892 производства в работе;

— 221 сообщение о подозрении;

— 438 обвиняемых;

— 245 дел направлено в суд;

— 38 приговоров в отношении лиц.

Всего 38 приговоров! Сложно сказать, много это или мало, очевидно одно – истинных топ-коррупционеров в этом списке пока никто не наблюдал, а так называемые «громкие дела» отмечались лишь небывалым PR-ом, но, в конце концов, ни к чему не приводили. Возможно, именно поэтому с конца июля 2018 года раздел «приговоры» на официальном сайте НАБУ не обновляется. Это может свидетельствовать не только о том, что адвокатская общественность дает серьезный отпор новообразованной системе, требуя жесткого следования букве Закона, но и о существенных недочетах в работе всей цепочки: детективы, следователи, обвинители и, в конце концов, судьи.

Читайте также на DOSSIER:  Будут ли осуждены организаторы преступной схемы «Роттердам плюс» обворовавшие украинцев на миллиарды

Согласно закону, НАБУ два раза в год директор Национального бюро обязан информировать Президента Украины, Верховную Раду Украины и Кабинет Министров Украины по основным вопросам деятельности Национального бюро и его подразделений о выполнении возложенных задач, соблюдение законодательства, прав и свобод лиц;

Развернутый отчет публикуется на официальном сайте НАБУ и в правительственном курьере. Крайний отчет о результатах деятельности Национального бюро за второе полугодие был обнародован 7 февраля 2020, что соответствует определенному законодательством срока. Анализируя этот документ, можно найти очень интересные цифры, которые свидетельствуют об эффективности работы.

Предлагаю остановиться детально на бюджете организации и подсчитать, сколько средств потрачено на содержание Бюро за годы работы: 2016 год — 486, 6 млн гривен; 2017 – 773, 5 млн гривен; 2018 год — 857 млн грн; В 2019 году бюджет НАБУ планировался в размере 1,04 млрд, но в Бюро отчитались о цифре 867 млн гривен.

Бюджет НАБУ на 2020 планировался на уровне 1,04 миллиарда гривен, но в этой цифре возможны изменения из-за пандемии коронавируса COVID-19. Примечательно, что более 80% от миллиарда – фонд оплаты заработной платы 700 сотрудников.

Согласно закону, запрещается осуществление материально-технического обеспечения Национального бюро за счет средств местных бюджетов или любых других источников, кроме средств Государственного бюджета Украины и оказания помощи в рамках проектов международной технической помощи. Так, в 2019 году НАБУ получило 4,39 миллиона гривен из США и ЕС. На что расходуются эти средства доподлинно неизвестно.

В своем отчете НАБУ очень завуалировано пишет о мнимых достижениях на космические миллиарды, которые когда-то, возможно, будут возвращены в бюджет, в чем каждый может убедиться.

Как видно из отчета НАБУ, во втором полугодии было конфисковано по решению суда всего лишь 131 тысяча гривен. Это-то и есть настоящий результат их деятельности. Что же касается эфемерных миллиардов, то эти средства для начала нужно найти, а потом в суде обосновать необходимость их ареста или конфискации. Этот же результат напрямую относится к деятельности САП, которую нет необходимости рассматривать отдельно от НАБУ.

Но и это еще далеко не все цветочки из отчета НАБУ. Как это не прискорбно осознавать, но в отчете наибольшее число лиц в статусе «обвиняемый» составляют физически лица и адвокаты – 200 человек. Думается, что эти две совершенно различные категории граждан были объединены в одну совершенно не случайно – чтобы размыть (читай — скрыть) тот факт, что удельный вес обвиняемых составляют именно адвокаты, а не высшие должностные лица, уполномоченные на выполнение функций государства или местного самоуправления, как это записано в ст.1 ЗУ «Об антикоррупционном бюро».

Как видно на инфографике НАБУ, среди обвиняемых ничтожно малое количество тех, с коррупцией которых они по закону должны бороться в первую очередь. Так, в статусе обвиняемый пребывает всего лишь 11 чиновников категории «А» и 8 высших должностных лиц государства. К сожалению, даже эти цифры имеют вид «слегка приукрашенных». В ином случае, общественность справедливо задается вопросом: «Назовите хоть несколько фамилий топ-чиновников, вина которых была доказана и которые понесли заслуженное наказание в виде лишения свободы и конфискации имущества?». Борьба НАБУ против адвокатского сообщества – явно не то, чего от Бюро ожидало общество.

Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» в существующей редакции дает определенные гарантии каждому адвокату, но мы видим, что их, этих гарантий, критически не достает. Происходит то, что в народе называет «беспределом». Адвокатура поддается всестороннему давлению. Мы видим тотальный правовой нигилизм со стороны правоохранительных органов. Регулярно нарушаются права адвокатов. Попираются права адвокатуры на независимость, идет давление со стороны законодательной и исполнительной власти.

Сегодня никого не удивишь обысками в адвокатских объединениях. Устоявшейся стала практика, когда грубо нарушаются положения статей 22-23 ЗУ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» в части адвокатской тайны и гарантий адвокатской деятельности. Это нарушает не только права адвокатов, но и их подзащитных, лишает их права на защиту и справедливое правосудие. Такое вопиющее попирание прав адвокатов отнюдь не добавляет Украине баллов как стране, которая позиционирует себя цивилизованным европейским государством. Ведь отличительной особенностью такого государства является, в первую очередь, верховенство права. Закон и порядок во всем. Каждый орган в пределах своей деятельности должен руководствоваться исключительно законом, а не своими внутренними убеждениями.

Таким образом, мы видим, что НАБУ на сегодняшний день пока не оправдывает возложенных на него надежд. Руководство всегда найдет нужные отговорки. Раньше кивали на то, что не был запущен Высший антикоррупционный суд, но теперь ситуация изменилась и новосозданный суд дополнил антикоррупционный ансамбль.

ВАКС

Создание антикоррупционного суда в Украине поддержали Венецианская комиссия МАКС, Transparency International EU, GRECO, ЕС и США. Но многие эксперты в области права уверенны, что общественные ожидания от создания антикоррупционного суда являются завышенными.

Высший антикоррупционный суд – был образован в соответствии с судебной реформы 2016 года. Является судом со всеукраинской юрисдикцией, созданный в целях рассмотрения отдельных категорий дел, касающихся коррупции.

В ноябре 2018 года Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККС) выбрала шесть членов Общественного совета международных экспертов (ОСМЭ), которые принимали участие в отборе судей Высшего антикоррупционного суда (ВАКС) и Апелляционной палаты ВАКС. В состав Совета вошли эксперты в области антикоррупционного права, а именно специалисты с опытом судей, адвокатов, прокуроров и смежным опытом в этих сферах в таких странах как Дания, Литва, Англия, Шотландия, Канада, Республика Македония. Конкурс в Антикоррупционный суд занял около 8 месяцев, и Общественный совет международных экспертов сыграл в нем решающую роль, отсеивая кандидатов.

11 апреля 2019 года президент Порошенко подписал указы о назначении 38 судей Высшего антикоррупционного суда и Апелляционной палаты ХАСС. После этого судьи заявили о своей верности народу Украины. Это означало, что полный состав Антикоррупционного суда уже сформирован, и готов к работе. Работа суда началась уже при президенте Зеленском, 5 сентября 2019 года.

Создание ВАКС сопровождалось потоками критики. Некоторые юристы сетовали на то, что, по сути, в Украине было создано две параллельные судебные вертикали. Критическое восприятие идеи специализированного антикоррупционного суда основывается на том, что отсутствует отдельный процессуальный закон для антикоррупционного судопроизводства, то есть этот суд не является специализированным в собственном смысле слова. Наличие всего двух инстанций, по мнению юридического сообщества, нарушает право на апелляционное и кассационное обжалование судебного решения, противоречит действующему УПК. Также критики уверенны, что незначительное количество дел НАБУ не оправдывает создание под них отдельного судебного учреждения . Многие представители судейбной ветви власти назвали этот суд «лишним звеном», мол, давайте тогда создавать специальные суды для рассмотрения конкретных дел… «Почему бы тогда не создать в дополнение Высший антитеррористический суд по делам СБУ? Высший налоговый суд для ДФС… «

В Европе антикоррупционные суды были созданны в Словакии, Болгарии и Сербии. В этих странах сегодня признают, что их создание в свое время было ошибкой. Это было неоправданно, они сейчас незанятые. В Словакии, к примеру, такой суд может рассматривать дела о попытке бесплатного проезда с помощью удостоверения госслужащего в общественном транспорте. Разве такую цель мы преследуем?

Многие уверенны что создание ВАКС в итоге ни к чему хорошему не приведет, а существующая судебная система, итак достаточно большая, вполне способна обеспечить рассмотрение всех категорий дел.

Кроме того, часть адвокатов считает, что создание суда противоречит Конституции, так его создание прямо запрещено ч. 6 ст. 125 Конституции Украины».

Конечно, пока рано основательно критиковать работу ВАКС, который пока только набирает силу. На данном этапе судьи решают квартирные вопросы в Киеве (к слову, за счет бюджетных средств), помещения суда обустраиваются. Но каковы показатели работы за более чем полгода?

Едва ли не самой проблемой, которая все чаще приводит к критике ВАКС, является отсутствие приговоров. Принятие за семь месяцев работы лишь трех приговоров, два из которых были представлены на основании соглашений о признании виновности, справедливо и объективно нельзя назвать хорошим показателем. Помимо того, уже появились случаи, когда некоторые судьи пытались устраивать на работу своих родственников к другим судьям.

Одним из аргументов для создания ВАКС было затягивание судебных процессов. Но, погодите, ведь соревновательный уголовный процесс, в котором работают высокопрофессиональные адвокаты и где действуют высокие стандарты обеспечения прав человека, может длиться и 5 лет, если дело действительно сложнок и в нем много свидетелей и доказательств.

Вместе с тем следует помнить, что кроме разумности сроков судебного разбирательства, уголовное производство должно соответствовать принципам обеспечения права на защиту, состязательности сторон, свободы в представлении ими суду своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности. Сегодня мы слышим жалобы от адвокатов, что часто судьи ВАКС пренебрегают их правами.

Отмечу, что по состоянию на 31 января 2020 года в Высший совет правосудия на судей ВАКС было подано 18 дисциплинарных жалоб. По результатам их рассмотрения решений о привлечении судей к дисциплинарной ответственности не принималось. Адвокаты увидели в этом не безупречность работы судей ВАКС, а некую борьбу против них и их клиентов.

Подводя итог всего описанного выше, можно прийти к выводу, что Украине, чтобы побороть коррупцию на всех ее уровнях, еще следует преодолеть очень длинный тернистый путь. Благо, есть успешные примеры, которые необходимо брать на вооружение.

Татик Юлия Николаевна