Евросоюз уже не будет прежним: почему Украине стоит пересмотреть отношение к евроинтеграции - DOSSIER

Евросоюз уже не будет прежним: почему Украине стоит пересмотреть отношение к евроинтеграции

В День Европы мы решили разобраться, как пандемия коронавируса повлияла на перспективы вступления Украины в ЕС и попытались понять – так ли сильно Киеву нужно зацикливаться на евроинтеграции

В третью субботу мая (в этом году – 16-го), в Украине отмечается День Европы. Евроинтеграционный курс прописан в нашей Конституции, вот только рвемся мы в ЕС, мягко говоря, не спеша. А события последнего времени указывают, что если не увеличить темп, то не факт, что будет куда интегрироваться. Издание «Комментарии» разбиралось в перспективах евроинтеграции Украины после смены власти и в связи с коронавирусом.

Украина и ЕС: внутренние сложности Запада

Интересно, что День Европы в самом Евросоюзе празднуют 9 мая – в день, когда в 1950 году в Париже была провозглашена Декларация Шумана (французский министр иностранных дел Роберт Шуман), открывшая путь к интеграции европейских государств и общему построению «светлого будущего». Это дало толчок к созданию первого Европейского сообщества межгосударственного управления конфликтными отраслями угля и стали.

Но для Украины 9 мая – не самая удобная дата. Потому у нас решили сделать День Европы «плавающим», отмечая его в третью субботу мая.

В последнее время ЕС лихорадит. Началось это еще до коронакризиса. Тот же выход Великобритании из Евросоюза (Brexit) – непростое испытание. Напомним, что 31 января 2020 года Великобритания вышла из состава ЕС. На время переходного периода королевство остается участником внутреннего рынка ЕС и Таможенного союза, а стороны тем временем договариваются о заключении торгового соглашения.

11 мая в формате видеоконференции начался третий раунд такого рода переговоров – между официальным представителем Евросоюза Мишелем Барнье и его британским коллегой Дэвидом Фростом.

Есть трения и с Германией, которую Еврокомиссия подозревает в нарушении законодательства ЕС, собираясь провести соответствующее расследование. Поводом стало вынесенное в начале мая решение Федерального конституционного суда Германии о том, что скупка государственных облигаций Европейским центральным банком частично противоречит немецкой Конституции.

Взаимоотношения ЕС с Россией, которая аннексировала украинский Крым и оккупировала часть Донбасса, также вызывает недопонимание у тех, кто ратует за истинно «европейские ценности». Тут вам и попытка ослабить санкции, и торговля с РФ в обход их (те же немецкие турбины в Крыму), и «Северный поток-2», и многое другое…

Политический и экономический эксперт Валерий Клочок подчеркивает, что корни подобной политики стоит искать в прошлом.

«Практически все проекты, предложенные и выписанные лидерами ЕС, имеют долгосрочный план, расписанный на десятки лет. Европейское сообщество угля и стали, которое, собственно, дало старт нынешнему Евросоюзу, с самого начала предполагало защиту экономического развития стран-членов на далекое будущее. И преследовало защиту экономических интересов стран-участниц, а не соседей или партнеров, – отмечает эксперт. – ЕС остается единым в своих целях и стремлениях. Даже многолетний скандальный Brexit, хоть якобы и завершился, но формально продолжается. Впереди – куча переговоров и обязанность Британии выплатить ЕС около 39 млрд фунтов стерлингов в течение нескольких лет. Для Украины такая инвестиция могла бы стать катализатором, а для еврозоны – формальность, которая указывает на приоритет договоренностей и постоянство традиций».

Валерий Клочок напоминает недавнее заявление канцлера Германии Ангелы Меркель: «Мы обязаны в связи с выходом Британии усилить нашу конкурентоспособность и действовать более оперативно».

«Планирование на десятки лет вперед, о чём я упоминал выше, сегодня плохо работает – и у лидеров Евросоюза есть четкое понимание необходимости быстрого реагирования на вызовы, корректировки парадигмы внешних отношений с учетом этих вызовов, – подчеркивает эксперт. – Показательна в этом смысле история отношений стран ЕС – как отдельных, так и в рамках сообщества – с Россией в годы после начала войны на Востоке Украины и аннексии Крыма. Кроме осуждения, негодования, санкционной политики с целью сохранения и улучшения собственных экономических и политических интересов – ЕС ничего не практиковал. И практиковать не будет».

Читайте также на DOSSIER:  Еврокомиссия ожидает до конца года снятия запрета на экспорт леса-кругляка

Политтехнолог, партнёр SIC Group, Глава Института демократии и развития «PolitA», член IGAPA Екатерина Одарченко считает, что ЕС пережил тяжелый год. В том числе – из-за активности праворадикальных сил.

«Они получили большую долю власти Австрии, значительную – в Германии. Хоть и проиграли на последних выборах во Франции, но и там получили свою долю в парламенте, – напоминает Екатерина Одарченко. – Второй момент – замедление экономического роста ЕС, что усугубится в связи с коронакризисом».

Также эксперт отмечает кризис классических политсил в ЕС.

«Речь о тех, кто исторически после Второй мировой войны имел поддержку – и во Франции, и в Германии, и в Европе в целом, – поясняет политтехнолог. – Меркель как знаковый лидер нашего времени заявила, что уходит в отставку. Другие лидера Христиан-демократов не столь сильны. Эти факторы, наряду с праворадикальными движениями, безусловно, не являются факторами стабильности Евросоюза. Ну и окончание процедуры Brexit существенно уменьшает бюджет евроинституций. Ведь европейская бюрократия стоит достаточно дорого. Так что – да, безусловно, в ЕС есть кризис».

Украина и ЕС: след коронавируса

Руководство Евросоюза в своем заявлении по случаю Дня Европы призвало подготовиться к восстановлению после коронакризиса, заявив, что Европа уже не будет такой, как раньше. И это действительно так. Причем речь не только о свыше 100 тысяч погибших, беспрецедентных ограничениях в повседневной жизни, росте безработицы и обвале экономики. Речь вообще о существовании ЕС.

Политолог, кандидат политических наук Максим Яли обращает внимание на то, что пандемия коронавируса стала серьезнейшим вызовом для самого существования ЕС как единого экономического и геополитического субъекта.

«Коронакризис усилил разногласия между бедным «Югом «, который больше всего пострадал от коронавируса (Испания и Италия) и богатым «Севером» (Германия, Нидерланды), который отказался поддержать их инициативы по выпуску специальных еврооблигаций для латания дыр экономик «Юга». Все государства, и не только в ЕС, предпочли совместной борьбе с пандемией политику закрытия границ и индивидуального сражения с вирусом, что привело к существенным разногласиям и спорам, – подчеркивает Максим Яли. – Из всех ведущих геополитических игроков, по прогнозам МВФ, именно ЕС может пострадать сильнее остальных. И если коронавирус вернется осенью, что более чем вероятно, это может привести к еще большим потерям европейской экономики и поставить под угрозу существование Евросоюза в нынешнем виде».

Валерий Клочок обращает внимание, что ряд проблем ЕС характерен не только для прошлого календарного года, но и для предыдущих периодов: падение численности рабочей силы, старение населения, когда на одного работающего в Европе приходится три пенсионера.

«Из новых вызовов – стремительное падение ВВП на рекордные 7,75% из-за коронавируса, – подчеркивает эксперт. – Но восстановление будет быстрым и неизбежным. Еврокомиссия прогнозирует рост в 2021 году на 6%. А ежегодное падение численности рабочей силы каждая страна отдельно в рамках еврозоны компенсирует новыми программы социальной защиты, повышением оплаты труда для наемных работников с востока. Ничего личного, просто бизнес».

Екатерина Одарченко призывает не бояться перемен. И напоминает, что ЕС в нынешней вариации существовал не всегда.

«Сначала это был Союз угля и стали, таможенный союз. Потом переродился в ценностный союз, – отмечает политтехнолог. – Любой союз, любое содружество не являются вечной формой международного партнерства. Правила существования стран внутри ЕС могут поменяться. Это не хорошо, не плохо. Просто нужно понимать, что любые надгосударственные структуры не могут существовать вечно. И отношения в любом случае будут трансформироваться».

Украина и ЕС: псевдоустремления Киева

Возможно, в трансформированном ЕС будет и Украина, которая еще в 1993 году утвердила своим приоритетом именно европейский вектор. Вот только путь в Европу затянулся… От нас хотели ряда реформ, экономической стабильности, борьбы с коррупцией, определенных законодательных изменений. Украинские власти со всем соглашались, но делали что-то только после «волшебных пенделей».

Потом был ноябрь-2013, когда президента Янукович и правительство Азарова фактически свернули с европейского пути на тропку укрепления связей с РФ в рамках Таможенного союза. Дальше – Евромайдан, изгнание Януковича, российская агрессия…

Читайте также на DOSSIER:  Национальную судебную систему могут обменять на очередной кредит, - эксперт

При президентстве Порошенко появились Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС, безвиз, закрепление евроинтеграции в Конституции. После смены власти, по мнению Порошенко, являющегося сейчас нардепом и лидером партии «Европейская солидарность», перспективы членства Украины в НАТО и ЕС отдалились.

«Преданность этому курсу остается только на бумаге, но за двенадцать месяцев – ни одного конкретного шага, – заявил недавно пятый президент Украины. – Не хотят, не могут, не знают как, или на Путина оглядываются. Версии разные, но точно видно, что процесс, как минимум, поставлен новой властью на паузу».

Надо признать, что Зеленский действительно начал свое президентство со скандальных обвинений в адрес европейских партнеров. В ставшим достоянием общественности телефонном разговоре с президентом США Трампом, Зеленский критикует ЕС за недостаточную помощь Украине и слабые санкции в отношении РФ.

Впрочем, он же сумел после трехлетнего перерыва собрать глав нормандского формата ради урегулирования конфликта на Донбассе. Правда, ничего толкового из этого не вышло. Как не вышло ничего и из его призывов к Евросоюзу «просто принять Украину». Как и с «просто перестать стрелять» – это так не работает…

По мнению политолога Максима Яли, после смены власти в 2019 году евроатлантическая интеграция Украины, действительно, осталась приоритетом лишь номинально.

«Однако новую власть с ее предшественниками объединяет то, что мантры про «неизменность цивилизационного выбора» остаются лишь лозунгами, недостаточно подкрепленными реальными делами по борьбе с коррупцией, за верховенство права. Не говоря уже об экономических стандартах», – подчеркивает эксперт.

Стоит признать – профанацией занималась как власть времени Порошенко, так и власть времен Зеленского.

Глава Центра общих действий, бывший вице-премьер Украины по вопросам европейской интеграции Олег Рыбачук называет исключительно украинской практикой, существовавшей еще при Януковиче, соглашаться принять тот или иной законопроект, а затем вносить правки, делающие его неевропейским. При Порошенко так выхолащивали законы, связанные с работой антикоррупционных органов и прокуратуры. При новой власти эстафету подхватили. Представители ЕС уже предостерегли Зе-команду от изменений законодательства, которые поставят под угрозу независимость НАБУ, раскритиковали закон о судебной реформе, который инициировал президент Зеленский.

Явные нарушения демократических норм в целом и украинской Конституции, в частности, просматриваются и в связи с принятием ограничительных мер в рамках борьбой с коронавирусом.

Часть этих мер, как признались сами же представители Зе-команды, были призваны лишь напугать граждан. За этот испуг и нарушение гражданских прав, к примеру, за прогулку в парке или занятие на спортплощадках, многим выписали штраф в 17 тыс. Вот такие «евростандарты», резюмирует Максим Яли.

«Пытаясь копировать некоторые действия ЕС по борьбе с коронавирусом, мы лишь отдаляется от ЕС, – уверен политолог. – Ведь урон экономике без возможности вливания сотен миллиардов евро для ее поддержки, как это делает Европейский Центробанк и правительства государств ЕС, лишь увеличивает пропасть между нами. А экономические стандарты и уровень развития экономики, как известно, не менее важны для вступления в ЕС, чем верховенство права и соблюдение гражданских свобод».

Украина и ЕС: каковы перспективы

Говоря о перспективах членства Украины в ЕС, Екатерина Одарченко отмечает: «Несмотря на стереотипы, которые сеял Порошенко, нам никто не обещал членство в течение ближайшего времени. Речь может идти о десятилетиях. Я являюсь приверженцем программ сотрудничества, в том числе программы «Восточное партнерство», в которой участвуют Украина, Грузия и Молдова. Такие программы являются путем к полноценному членству в ЕС».

Правда, что «Восточное партнерство», что хваленое Соглашение об ассоциации с ЕС имеют и определенные подводные камни. Первый попахивает такой же профанацией, как и украинские реформы. Второе всё больше превращает Украину в сырьевой придаток для более развитых европейских стран.

Читайте также на DOSSIER:  Свита водочной королевы Украины, или «Соросята» — приватизаторы

«Политика Европейского Союза (экономическая, внешняя, внутренняя) всегда была направлена на максимальную защиту собственных интересов. Все рассказы о благотворительности организации – не более чем мифы. И это нормально. Этому Украине следует учиться, перенимать опыт и строить собственную политику на таких же принципах, но с учетом собственных экономических, региональных, национальных и геополитических особенностей», – уверен Валерий Клочок.

Вот только отстаивать национальные интересы у нас умеют так же слабо, как выстраивать долгосрочные стратегии. А потому европерспективы в выгодном для Украины ракурсе выглядят всё туманнее.

«Сегодня, как и в предыдущие годы, часто звучит тезис о необходимости для ЕС определиться с перспективой членства в ее организации. Обновление Европейской политики соседства привело к появлению параллельной реальности – политики Восточного партнерства, которая получила свой старт 7 мая 2009 на Пражском учредительном саммите по предложению Польши и Швеции, – продолжает Валерий Клочок. – На первый взгляд, цель такого предложения благородная: углубление сотрудничества государств Восточной Европы и Южного Кавказа с ЕС; обновление договорно-правовой базы отношений путем замены соглашений о партнерстве и сотрудничестве – на соглашения об ассоциации; создание углубленных и всеобъемлющих зон свободной торговли; либерализация визового режима между ЕС и странами-партнерами. Но на деле никакого улучшения, правового и финансового, для потенциальных стран-членов упомянутая политика соседства не имеет. Евросоюз не спешит хоть что-то менять. Его политика направлена исключительно на удовлетворение собственных потребностей и интересов практически во всех отраслях. Поэтому шансы для Украины, Грузии, Молдовы или других восточноевропейских соседей стать членами ЕС очень призрачны. Я бы сказал – нулевые».

А потому, уверен эксперт, Украине следует объективно оценить перспективы членства в ЕС. Учесть реалии, провести откровенный диалог с Евросоюзом – и определиться с будущим форматом сотрудничества с ним.

«Это не означает отказ от евроинтеграции Украины. Лишь увеличение конкурентоспособности и оперативности», как говорит об этом Ангела Меркель», – резюмирует Валерий Клочок.

Сегодня вряд ли кто-то будет всерьез спорить о том, что существует реальная альтернатива сближению и последующему членству Украины в ЕС, считает эксперт-международник, глава правления неправительственной организации «Майдан закордонних справ» Олег Белоколос.

«Ведущие экономические тенденции указывают на усиление регионального сотрудничества – и нам следует их понимать и учитывать, – подчеркивает эксперт. – В то же время, очевидно, что Киеву следует избавляться от некоторой наивности и импульсивности, которые всегда присутствовали в наших отношениях с Евросоюзом».

Олег Белоколос считает необходимым сделать европейский курс Украины более последовательным и прагматичным.

«Рынок ЕС является достаточно большим и богатым. И наша географическая близость к нему должна использоваться в большей мере, – подчеркивает эксперт-международник. – В сегодняшнем контексте Киеву также следует предметно подойти к вопросу защиты прав наших трудовых мигрантов в ЕС – и как минимум уже в ближайшее время добиться для них хороших условий, гарантированного медицинского страхования, определить источники его финансирования».

Безусловно нужным называет сотрудничество с ЕС Екатерина Одарченко.

«Нам необходима та же геополитическая поддержка, чтобы противостоять российской агрессии. При этом важно достигнуть успеха в той же программе «Восточное партнерство», в унификации законодательства без того, чтобы пострадали наши национальные интересы, – отмечает политтехнолог. – Ведь та же экономическая часть соглашений о сотрудничестве с ЕС у всех разная. И Украина подписала не самую лучшую. Ну и следует признать – мы сами пока в смысле реформ делаем недостаточно. Что отдаляет, несмотря на всякого рода разговоры, наше реальное членство в ЕС».