День без шахтера. Как Украина на деньги Запада ликвидирует угольную отрасль

FavoriteLoadingДобавить в избранное

30 августа в Украине отмечали День шахтера. Кроме пафосных поздравительных речей, чиновники также говорили о необходимости проведения реформ в отечественной угольной отрасли

30 августа в Украине отмечали День шахтера. Кроме пафосных поздравительных речей, чиновники также говорили о необходимости проведения реформ в отечественной угольной отрасли.

Что именно под словом “реформа” подразумевает власть, какие трансформации ждут угольную промышленность Украины и какова судьба десятков тысяч горняков и их семей — разбирались Vesti.ua.

Праздничные подачки и “забойные” обещания Шмыгаля  

В канун праздника государственная генерирующая компания ПАО “Центрэнерго” выплатила угледобывающим предприятиям чуть более 610 млн гривен за отгруженную продукцию в августе. В пресс-службе компании отметили, что с целью поддержки государственных шахт “Центрэнерго” продало на аукционе электроэнергию на период до конца года.

Полученное с продажи гарантийное обеспечение позволило рассчитаться с государственными шахтами. В то же время, как мы сообщали ранее, компания обратилась к правительству с предложением о снижении цен на уголь до рыночного уровня. Ведь без такого шага убыточность генерации электроэнергии на государственном предприятии неизбежно приведет к цепной реакции относительно государственных шахт“, — указано в официальном сообщении госкомпании.

Таким образом, перед официальным празднованием Дня шахтера власть решила частично снять напряжение с уже хронической ситуации задолженности по заработным платам шахтерам государственных предприятий.

В канун праздника, 40 горняков шахты “Надежда” в Сосновке, Львовской области начали забастовку и отказались подниматься на поверхность, протестуя против невыплаты заработной платы. По состоянию на 25 августа общий долг перед шахтерами составил более 61,5 млн гривен, зарплату горнякам задолжали еще марта.

Калушская ТЭЦ только в понедельник сможет пересчитать 3,7 млн грн долга за отгруженный уголь. Еще 2 млн грн, возможно, удастся получить в течение недели от смежных организаций — трейдеров. Из каких источников погасить остаток долга почти в 56 млн грн — вопрос. Но это необходимо будет сделать — шахтеры предприятия настроены крайне решительно“, — описал ситуацию глава независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

На переговоры с бастующими шахтерами и членами их семей приезжал заместитель министра энергетики Александр Зорин, однако спуститься в забой к горнякам чиновник не решился.

Пока во Львовской области чиновники вели переговоры с бастующими шахтерами на поверхности, премьер-министр Денис Шмыгль приехал на Донбасс и показательно спустился в забой шахты “Торецкая”. Хотя еще по состоянию на начало июня долги перед шахтерами государственных шахт составляли более 1,2 млрд гривен.

 ”Хочу поблагодарить каждого шахтера за самоотверженный труд. Ваша профессия — одна из самых опасных и одновременно одна из самых достойных в мире. Не зря грудь каждого из вас украшают ордена и медали, потому что это действительно вызов — ежедневно спускаться в шахту. Желаю вам и вашим семьям мира и добра, крепкого здоровья, счастья, мира“, — заявил премьер, поздравив шахтеров с профессиональным праздником.

Шмыгаль отметил, что угольная отрасль остается одной из важнейших составляющих отечественного топливно-энергетического комплекса страны и нуждается в реформировании. “Неоднократные встречи с горняками показали нашу общую готовность к осуществлению изменений с целью комплексного решения проблемных вопросов угледобывающей отрасли. Европейские условия и безопасность труда, надлежащая заработная плата, безубыточность угольных предприятий — это ориентиры для нашей дальнейшей совместной работы”, — отметил глава Кабмина.

Читайте также на DOSSIER:  Электроотопление без счетчиков обойдется в 8400 грн/мес: хватит ли субсидий покрыть новые тарифы

Пока на западной Украине горняки проводили забастовку под землей, на востоке страны премьер-министр рапортовал об отсутствии у государства задолженности по зарплатам перед работниками угольной промышленности.

По словам премьера, основа реформы угольной отрасли и стратегия по выведению ее из кризиса будет базироваться на “Концепции и Национальной программы справедливой трансформации угольных регионов”, а также на внедрении пилотного проекта трансформации угольных шахт. “Правительство будет делать все эти шаги, чтобы в шахтерской отрасли ситуация улучшилась. Со своей стороны, мы делаем все возможное, чтобы не было долгов по зарплате, как это было в прошлые годы. Этим вопросом лично занимается президент“, — добавил Шмыгаль.

Кроме того, что в правительстве ловко перебросили публичную ответственность за состояние дел в угольной отрасли на президента Владимира Зеленского. Попробуем разобраться, что в Кабмине, собственно, подразумевают под “реформированием”.

“Партнеры” помогут прикрыть отечественную угледобычу  

Во время торжественных мероприятий на шахте “Торецкая” Денис Шмыгаль затронул также вопрос закрытия угольных предприятий.

Отдельная тема — это справедливая трансформация угольных регионов. Речь идет о тех ситуациях, когда заканчиваются выработки и шахты закрываются. Невозможно это просто оставить. Стоит вопрос: как будут жить моногорода, как будут жить шахты, как будут жить люди и общества, зависящих от этих предприятий“, — цитирует слова премьера пресс-служба КМУ.

Безусловно, когда представители власти употребляют в отношении неких реформ слово “справедливые”, у рядовых граждан это вызывает смешанные чувства. В официальном поздравлении с Днем шахтера тему реформирования отрасли затронула и глава Минэнерго Ольга Буславец:

Убеждена, что совместно с трудовыми коллективами угледобывающих предприятий и профсоюзами горняков мы сумеем внедрить реформы, наладим качественное функционирование угольной отрасли в соответствии с приоритетами страны и вызовами современности. В день профессионального праздника искренне благодарю каждого горняка за ответственное отношение к работе и самоотверженность“.

Буславец также отметила, что государство решило проблему с задолженностью по зарплатам перед горняками, направив на в этом году около 3 млрд гривен на погашение долгов.

Что же за чудотворные реформы разрекламировала власть в торжественных речах, приуроченных к профессиональному празднику горняков? Анонсированная “Концепция и Национальная программа справедливой трансформации угольных регионов”, а также пилотный проект трансформации угольных шахт, де-факто, является планом поэтапной ликвидацией государственного сектора угледобывающей отрасли Украины.

Эта концепция пришла на смену полностью проваленной стратегии развития угольной отрасли до 2020 года, которую принимали еще в 2017 году на основе программы деятельности Кабмина Владимира Гройсмана. Концепция не выделялась особой замысловатостью, вполне соответствуя уровню постмайданной системы государственного управления. Реформа государственной угледобычи свелась к примитивной “реформаторской” триаде: дерегуляция, приватизация, закрытие.

В сущности, новый план “реформы” угольной промышленности в исполнении кабинета Шмыгаля мало чем отличается от “стратегических” замыслов его предшественников.

Реформаторское ноу-хау нового правительства заключается лишь в том, что закрытие отечественной угледобычи будет осуществляться за счет западных кредитов и при технической поддержке многочисленных “партнеров” Украины.

Еще 20 июля глава Министерства энергетики Ольга Буславец анонсировала тот самый пилотный проект “трансформации шахт”, который подразумевает закрытие угледобывающих предприятий. Министр отметила, что речь идет о закрытии двух шахт, которые являются градообразующими в моногородах: по одному населенному пункту на востоке и западе Украины. Буславец отметила, что реализация проекта поможет решить вопросы социального, экономического, экологического характера, а также проблему переориентации людей на другую работу для их дальнейшей адаптации после закрытия шахты.

Читайте также на DOSSIER:  Заплатят не олигархи, а госбюджет и жители многоэтажек: Что не так с обещанием Кабмина снизить цены на газ

27 августа советник вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Алексей Рябчин, заявил, что украинская сторона провела переговоры о финансировании проектов закрытия шахт с канцлером Германии Ангелой Меркель.

Был телефонный разговор нашего премьер-министра Дениса Шмыгаля с госпожой Меркель. О том, что Германия готова помочь профинансировать пилотные проекты по реструктуризации промышленных регионов по выводу шахт из эксплуатации“, — отметил чиновник.

Факт переговоров позже подтвердил и сам Шмыгаль. Он также добавил, что консультации по этому вопросу были и с заместителем госсекретаря США Стивом Бигеном во время официального визита высокопоставленного чиновника в Украину 27 августа.

Мы объяснили эту проблему. У них есть соответствующий опыт, они предоставляют соответствующие проекты, готовые предоставить финансирование, специалистов, экспертов. Это длительная работа. Она стратегическая и займет годы, чтобы сделать трансформацию угольных регионов. Это наша стратегия“, — заявил Шмыгаль.

В общем, было бы странно, если бы действующее правительство предложило какую-либо другую концепцию реформирования государственного сектора угледобычи, не предусматривающую ликвидацию и распродажу отрасли. Очевидно, что разработка планов трансформации углепрома не могла обойтись без влияния одного из внутренних бенефициаров процесса. Однозначно, в “дерегуляции” государственных угледобывающих предприятий есть неподдельный интерес олигарха Рината Ахметова, который под брендом компании ДТЭК сконцентрировал более 70% добычи угля в стране. Из 31,2 млн тонн угля, выданного на-гора в Украине по итогам 2019 года, 24,5 млн тонн было добыто на шахтах ДТЭК.

Впрочем, Ахметов не особо скрывает планы по превращению его компании в полноценного монополиста на отечественном рынке угледобычи.  Как стало известно, ООО “ДТЭК “Добропольеуголь” направило премьер-министру Денису Шмыгалю предложение создать на базе государственного ПАО “Центрэнерго” единственный топливно-энергетический комплекс, куда войдут 10 самых эффективных государственных шахт, в том числе, 5 шахт “Добропольеуголь”, которые ДТЭК получила в концессию на 49 лет еще в конце 2011 года.

Как показывает практика, премьер-министр и министр энергетики, учитывая их предыдущие записи в трудовой книжке, по ряду государственных решений уже в роли высокопоставленных чиновников, продолжают вести себя как менеджеры компании Ахметова. Не будет сюрпризом, если это рабочее предложение “ДТЭК “Добропольеуголь” очень удачно впишется в концепцию реформирования отрасли углепрома.

“Глупые” американцы и европейский тренд на декарбонизацию  

Реформа государственного сектора угледобычи охватывает 35 тыс. горняков, работающих на государственных предприятиях. В общей сложности, в собственности государства числятся 33 шахты, находящиеся на подконтрольной территории. По итогам 2019 года на госшахтах добыли 2,7 млн тонн угля.

Ранее премьер Денис Шмыгаль заявлял, что из 33 шахт — 22 являются бесперспективными и рано или поздно закроются. Согласно официальным данным, из всех шахт только две являются прибыльными. Пока непонятно, сколько всего угледобывающих объектов правительство намерено сохранить и передать на приватизацию. Формально, законодательный инструментарий для приватизации предприятий угледобывающей отрасли уже готово. Объекты отрасли разрешены к продаже согласно принятому в начале 2018 года закону “О приватизации государственного имущества”.

Хотя власть заявляет о наличии “Концепции”, но в публично ее основные параметры обозначены лишь пунктирно. На данный момент неизвестно, сколько необходимо средств для консервирования госшахт, которые правительство намерено закрыть. Неизвестна также и приблизительная смета пилотного проекта по закрытию предприятий в двух моногородах, о котором ранее говорила глава Минэнерго Ольга Буславец.

Читайте также на DOSSIER:  Лишние дети. Почему в украинских школах уже с этого года начнут массово закрывать набор в старшие классы

Учитывая расходы на техническую часть проекта и еще более дорогостоящую социально-экономическую составляющую, “пилот” обещает стать весьма недешевым удовольствием. Конечно, дорогим проект будет в том случае, если власть действительно намерена осуществлять полноценное социальное адаптирование шахтеров и их семей, которые лишатся работы после закрытия предприятий.

Отдельная тема — изменение социально-экономического ландшафта всего угледобывающего региона с созданием новой социальной и производственной базой целых городов и районов, а также новым решениями в плоскости государственной политики занятости.

Проще говоря — что правительство намерено предложить горнякам после закрытия их шахт? В плане политики трудоустройства “вершиной” государственных программ по трудоустройству кабинета Шмыгаля является создание ограниченного количества рабочих мест в рамках проекта “Большое строительство”. Вряд ли экс-горянков устроит перспектива временных мест на строительстве с окладом в 5-6 тыс. гривен месяц.

Несколько странным выглядит и пул партнеров, с которыми официальный Киев ведет переговоры о реформировании угольной отрасли. Безусловно, наличие Германии в этом списке вполне логично. В 2018 году немцы закончили реформу угольной отрасли, закрыв последнюю шахту по добыче угля. В этом смысле Германия имеет необходимый опыт и понимание стоимости подобных проектов.

А вот консультации по этому вопросу со Штатами выглядят более, чем странно. В отличие от Европы, которая взяла курс на декарбонизацию сектора энергетики в рамках отказа от угля, США ведут кардинально противоположную политику. Европейский процесс декарбонизации основывается на банальном факторе — в европейских странах заканчиваются запасы угля. США, напротив, располагая серьезными запасами ресурса, в развитии энергетики делают ставку в том числе на уголь.

Украина располагает 4% мировых запасов угля и находится на 7-м месте в мире по этому показателю, согласно рейтингу Statistical Review of World Energy. Капиталовложения в эту отрасль могли бы обеспечить устойчивое развитие отечественной энергетической отрасли и гарантировать энергетическую безопасность страны.

Но проблема Украины в том, что она не имеет достаточных внутренних резервов для столь амбициозных задач. А внешние “партнеры” под такие цели не горят желанием выдавать гранты и кредиты. Но Украине охотно предоставят займы и техническую помощь под закрытие угледобычи. А следом за закрытием угольных шахт, европейские трейдеры с большим удовольствием предложат официальному Киеву “реверсный” газ из ЕС. Американские же “большие друзья” проворно подсунут новый контракт на поставки угля из солнечного штата Пенсильвания, которые украинские чиновники будут послушно встречать с оркестром и красной дорожкой.

Роман ГУБРИЕНКО