Д. Карабаев: «Медреформа не ориентирована на потребности пациентов»

FavoriteLoadingДобавить в избранное

К осеннему сезону, когда увеличивается количество простудных заболеваний, в условиях распространения коронавируса украинская система здравоохранения не готова, а проводимая медреформа не привела к тому, чтобы система здравоохранения была ориентирована на потребности пациентов. Об этом в интервью ГолосUA сообщил заслуженный врач Украины Даниэль Карабаев.

– Даниэль, стала ли своеобразной проверкой на прочность для украинской системы здравоохранения ситуация со вспышкой коронавируса в Украине? Готова ли эта система к нынешним вызовам?

– Я бы не хотел быть плохим пророком в своем отечестве. Но могу сказать, что за систему здравоохранения мне очень тревожно.

– Даниэль, этой осенью в Украине Минздрав начал открывать временные госпитали для пациентов с симптомами коронавируса… Как вы думаете, какие еще меры сейчас нужны, чтобы наша система здравоохранения могла противостоять распространению коронавируса?

– Для того чтобы система здравоохранения могла противостоять, нужно, в первую очередь, чтобы во всем обществе было понимание опасности ситуации. Но многие люди, выходя на улицу без масок или проезжая в общественном транспорте без масок, не соблюдают общеобязательные правила карантина. В стране усугубляется ситуация с заболеваемостью коронавирусом. И с этим уже соглашаются даже те, кто говорил, что нас «пронесет». Но нас не «пронесло», и процесс идет. Поэтому, на мой взгляд, медицине приходится преодолевать последствия расхлябанности тех, кто не соблюдает карантинные меры. Это первое.

Второе – конечно, система здравоохранения, врачи должны были готовиться к этой ситуации. Я думаю, что не все сделано и не все адекватные шаги со стороны государства и местных властей были сделаны, чтобы адекватно встретить эту угрозу. Возможно, думали, что появятся прививки, что не будет такого прироста инфицированных, но вакцин пока нет, и количество пациентов с коронавирусом растет.

Кроме того, в ситуации с коронавирусом оказалось, что система здравоохранения, врачи вынуждены в первую очередь уделять внимание пациентам с симптомами коронавируса. Но ведь есть еще пациенты, которым нужно плановое лечение, а мы не можем их положить на плановое лечение. Я бы не хотел критиковать ситуацию и тех, кто ее создал, но сейчас нет возможности размещать в больницах на плановое лечение пациентов с другими симптомами и диагнозами.

В частности, я считаю, что за лето систему здравоохранения не подготовили к осеннему сезону и к негативному развитию ситуации с коронавирусом и простудными заболеваниями, то есть лето провели впустую.

– Даниэль, во время предварительной беседы с вами я поняла, что вы бы хотели инициировать перемены в системе здравоохранения… Как вы видите эти перемены?

– В рамках одного интервью сложно говорить подробно о глобальных переменах в здравоохранении, но на двух аспектах темы я бы хотел сделать акцент. Первое. Изменение системы финансирования это еще не вся медицинская реформа. Я считаю, реформа системы здравоохранения должна быть намного глубже, намного тоньше и должна быть ориентирована больше на потребности человека, пациента. Мы должны выстраивать систему здравоохранения под человека, а не заставлять человека подстраиваться под нынешнюю систему здравоохранения. Пациентоориентированная система здравоохранения должна быть в государстве задачей номер один. И если это будет сделано, тогда под это можно будет сделать много важных организационных шагов. Но для начала нужна политическая воля, чтобы начать строить пациентоориентированную систему здравоохранения.

Поясню на примере. В Киеве есть и муниципальная медицина, и медицина Академии наук, и медицина ведомственная, и медицина Министерства здравоохранения. У этих медучреждений разное техническое оснащение, разное финансирование. А скажите, пожалуйста, куда идти обычному человеку, если у него сложное заболевание, но он не может воспользоваться медициной ведомственной, или медициной Академии наук?

В Украине нужно создать в целом медицину качественную, а для этого надо объединить все ресурсы, а не тратить их на что-то менее существенное. Пусть у обычных людей, обычных пациентов будет возможность лечиться у лучших врачей и в лучших учреждениях. А то, что сделано в украинской системе здравоохранении сейчас, я считаю, сделано под местечковые интересы чиновников.

– Можно об этом подробнее?

– Я говорю о том, что нет всеукраинской системы планирования по закупкам оборудования, по подготовке специалистов и так далее. Одно дело, когда мы это готовим под каждое ведомство, чтобы удовлетворить запросы каждой больницы и каждого главного врача. Другое дело – осуществлять эту работу под запросы и нужды пациента, а когда это делается под пациента, то нужно знать, сколько конкретно медицинских услуг предоставляется, допустим, в Киеве. И, посчитав, исходя из количества этих услуг, надо формировать количество коек, количество амбулаторий, оборудования. Мы должны все объединить и все выстроить в интересах пациента. Это то, что я могу сказать сейчас вкратце о глобальных изменениях в украинской системе здравоохранения.

И еще очень важно провести реальный аудит системы здравоохранения: что сегодня есть для пациента, чего нам хватает для пациента и чего не хватает, и оценивать этот параметр опять-таки с точки зрения интересов пациента, а не ведомства, или больницы, или министерства.

Следующее – мы должны понимать, что медицина это очень дорогостоящая штука. И со временем медицина становится дороже, современные технологии в медицине сродни космическим технологиям по времени, затрачиваемому на производство, и по суммам, которые нужны для их разработки, тестирования и внедрения. И мы должны сегодня понимать, что это направление для государства всегда будет затратное, и на медицине экономить нельзя, и выстраивать экономическую структуру в медицине, где придется экономить, тоже нельзя. В медицину надо вкладываться, поэтому, когда мы говорим о 6-7% ВВП на медицину – это не пустые слова, за этими словами стоит качество медицинской помощи.

И еще хочу сказать о подготовке специалистов. Мы сегодня должны сконцентрироваться на том, что будущие врачи обучались по системе подготовки, которая опробована и принята в передовых странах мира. Нужно, чтобы система обучения была таковой, чтобы уже после вуза система здравоохранения получала готовых специалистов, которые могут приступать к работе с первого дня. А для этого, конечно, кроме изменений в систему подготовки кадров нужно также поднимать престижность специальности врача. Когда работа врача будет престижна и когда врач будет нормально зарабатывать, тогда молодые специалисты будут стремиться в медицину, будут хорошими врачами и не будут стремиться покинуть эту сферу деятельности.

– Даниэль, я правильно понимаю, что даже после изменения системы финансирования системы здравоохранения в рамках медреформы не обеспечен достаточный уровень зарплат врачам с опытом работы?

– Тут важно понимать, на кого равняются чиновники, которые вводят изменение финансирования системы здравоохранения – на наших коллег за границей? Или на наших коллег, которые являются элитой общества и наиболее оплачиваемыми? Я думаю, для врача, который учился 10 лет, зарплата 20 тысяч гривен по нынешнему курсу НБУ – это немного. Я считаю также, что зарплата такого объема не соответствует ответственности, которую он несет. Сегодня такая зарплата не дает ему возможность думать только о своей работе и о повышении квалификации, потому что если у него есть семья, даже за эти деньги он ее прокормить не сможет.

Да, сейчас семейные врачи стали больше зарабатывать, чем это было раньше, и создается система, когда врачи должны будут зарабатывать, а не просто получать одну ставку. Но в целом общее количество денег, которое выделяется на украинское здравоохранение, не дает возможности врачу чувствовать себя уверенно.