Членство Украины в НАТО: как вступить в Альянс с оккупированными Крымом и Донбассом

НАТО
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Было бы очень символично предоставить Украине ПДЧ на саммите НАТО в Вильнюсе в 2023 году, чтобы этот Вильнюс не стал «Вильнюсом-2013», когда Янукович не подписал Ассоциацию с ЕС.

Владимир Зеленский услышал от американской администрации то, что, очевидно, давно хотел услышать. Президент США Джо  заверил, что война с Россией не является препятствием для членства Украины в НАТО. Но его мнение разделяют далеко не все страны-члены Альянса. Многие продолжают считать, что даже приглашение Украины к выполнению Плана действий по членству (ПДЧ) должно быть жестко увязано с окончанием временной оккупации Россией Крыма и части Донбасса.

Именно эти страны 13 лет назад на Бухарестском саммите заблокировали предоставление Украине и Грузии ПДЧ. Хотя ничего такого в учредительных документах НАТО нет, и войны России против Грузии и Украины тогда еще не было. К тому же, история существования Альянса знает многочисленные исключения: Германию принимали, когда ГДР была оккупирована СССР, а спор относительно северной части Кипра между Турцией и Грецией до сих пор не урегулирован .

ТСН.ua узнавал, как Украина может получить ПДЧ и стать полноправным членом НАТО даже с временно оккупированными Крымом и частью Донбасса.

Гарантии Бухареста

Отношения Украина-НАТО можно сравнить с американскими горками. Данные опроса Социологической группы «Рейтинг» свидетельствуют, что 48% украинцев поддерживают членство в НАТО (если бы референдум по вступлению состоялся в марте 2021 года). Еще раньше, осенью 2020 года, по данным КМИС, 41% украинцев считали, что страна должна стремиться к членству в НАТО.

По результатам опросов различных социологических служб, поддержка украинцами вступления в НАТО достигает почти 50%. Причем такой результат держится уже восьмой год — с начала российской военной агрессии против Украины. По данным Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива, уже в декабре 2015 года 46% украинцев считали, что присоединение к НАТО — это лучший способ гарантировать национальную безопасность Украины.

В 2012 году так считали только 13% украинцев. Тогда мы были внеблоковыми. Интересно, что только в декабре 2014 года, уже после начала оккупации Крыма и части Донбасса, Верховная Рада убрала из украинского законодательства этот статус. Но надо признать еще одну очевидную вещь. В 2008 году, на который пришелся печальноизвестный Бухарестский саммит, где Путин так напугал лидеров Франции и Германии, что те заблокировали предоставление Украине и Грузии ПДЧ, поддержка самими украинцами движения в НАТО была ниже 25%.

В 2008 году это было одним из главных аргументов, чтобы сказать Украине и Грузии «нет». И гарантии Бухареста в чем-то можно сравнить с «гарантиями» Будапешта — Будапештского меморандума. В обоих случаях Украине что-то пообещали, но это «что-то» не выполняется из-за России. В случае с Будапештом — это гарантии безопасности, с Бухарестом — приглашение Украины к выполнению ПДЧ.

Читайте также на DOSSIER:  Отказавшийся от госимущества. «Основная цель приватизации отличается от общепринятой» — интервью с Дмитрием Сенниченко

Объявление войны

Только ленивый не заметил, что риторика Зеленского по НАТО и отдельным его странам-членам стала крайне жесткой. Более того, центр тяжести сместился в сторону членства в Альянсе и гарантий безопасности со стороны Соединенных Штатов, как волшебной палочки, способной прекратить войну на Донбассе и вернуть Крым. Хотя в самом начале своего президентства Зеленский был сконцентрирован на коммуникации с Москвой. Однако и сегодня он стремится к личной встрече с Путиным.

Но медовый месяц, как со стороны Запада, так и со стороны Москвы, быстро закончился. В Кремле вначале тоже присматривались к Зеленскому, тестируя, согласится ли он на мир на российских условиях. Джо Байден как лидер западного мира прямо связал перспективу членства Украины в НАТО с преодолением коррупции.

Москва воспринимает возможность членства Украины в Альянсе чуть ли не как объявление войны из-за приближения НАТО к российским границам. Однако со стороны Путина — это блеф. Ведь, пользуясь языком хозяина Кремля, НАТО уже давно вплотную приблизился к российским границам. На Западе Россия граничит с Латвией и Эстонией, а также имеет свой островок «безопасности» в виде Калининграда, зажатого между Польшей и Литвой. Калининград, как и Крым, напичкан современными видами вооружений, способных поражать стратегические цели чуть ли не по всей Европе. Плюс не стоит забывать об усилении военного присутствия России в Беларуси, которая граничит с Литвой, Латвией и Польшей.

Секретом Полишинеля является одна из целей оккупации Россией Крыма и части Донбасса — остановить интеграцию Украины в ЕС и НАТО. По крайней мере, в случае с Молдовой и Грузией это сработало. Уже восьмой год работает и в отношении Украины. Но действительно ли факт оккупации одним государством территории другого является препятствием для вступления последнего в Альянс?

Единственным документом, в котором говорится об этнических или внешних территориальных спорах, является Исследование о расширении Альянса 1995 года. Об этом в интервью ТСН.ua рассказал министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс. На момент интеграции его страны в НАТО и ЕС, обе организации сказали, что могут принять Латвию только после урегулирования пограничного вопроса с Россией (в 1945 году Россия захватила часть территории Латвии и заявила, что это часть РСФСР).

Однако, по мнению дипломата, оккупация Россией украинских и грузинских территорий не подпадает под определение «территориального спора», «этнических» или «внешних территориальных споров». Но есть еще одна преграда, о которой уже писал ТСН.ua. От многих лидеров стран-членов НАТО приходится слышать вопрос: какой вклад в международную безопасность может сделать Украина своим вступлением в Альянс?

Читайте также на DOSSIER:  Некоторые страны ЕС считают, что Украине пока рано вступать в НАТО – Данилов

Как вступить в НАТО?

В учредительном Вашингтонском договоре нет ни слова о том, что страна с временно оккупированными территориями не может стать членом НАТО. Однако некоторые страны опасаются, что в случае нашего вступления в Альянс, статья 5 о коллективной обороне должна автоматически распространяться на Крым и Донбасс, иначе это создаст опасный прецедент. То есть, это может развязать руки Москве например оккупировать часть территории стран Балтии, и НАТО никак не поможет, что вообще нивелирует идею Альянса, как таковую.

Доля правды в этом есть. Но за всю свою более чем 70-летнюю историю существования, впервые статья 5 была применена (половинчато — Авт.) только в 2001 году в ответ на теракт 9/11. И попытки Соединенных Штатов заручиться поддержкой НАТО или ООН для проведения военной операции в Ираке успехом не увенчались. Введение военных сил США и Великобритании в Ирак — это односторонняя операция этих стран, причем довольно сомнительная.

Существует еще два очень красноречивых примера неприменения статьи 5.

Первый — присоединение Германии к Альянсу в 1955 году. ГДР тогда была оккупирована СССР. Однако Германию приняли в НАТО без ГДР, говоря, что это оккупированная территория, которая никогда не будет признана. Когда пала Берлинская стена, ГДР автоматически стала членом НАТО. Но тогда на это была политическая воля стран-членов.

Второй — выход Греции из военной структуры НАТО в 1974 году в знак протеста против неприменении статьи 5 после фактической оккупации Турцией северной части Кипра. Этот территориальный спор не урегулирован до сих пор. Но это не мешает ни Турции, ни Греции оставаться полноправными членами НАТО.

Коммюнике нынешнего саммита НАТО в Брюсселе впервые за 13 лет (со времени проведения Бухарестского саммита) четко говорит, что вступление Украины в НАТО будет происходить через механизм ПДЧ. И, по мнению директора Центра армии, конверсии и разоружения по международным вопросам Михаила Самуся, было бы очень символично предоставить Украине и Грузии ПДЧ в 2023 году в Вильнюсе (Литва будет принимать саммит НАТО-2023), чтобы этот Вильнюс не стал «Вильнюсом-2013», когда Янукович не подписал Ассоциацию с ЕС.

Хотя, по словам эксперта, нигде не написано, что ПДЧ надо предоставлять именно на саммите. Если есть политическая воля, это можно сделать в любом формате, например на заседании Комиссии Украина-НАТО на уровне министров иностранных дел по согласованию с лидерами.

«ПДЧ — это выполнение необходимых критериев для вступления, которое может длиться, как и борьба с коррупцией (о чем сказал Байден — Авт.), вечно. Босния в ПДЧ с 2010 года. У них внутренние проблемы, Республика Сербская против (интеграции в НАТО — Авт.). Но это не мешает стране быть уже 11 лет в ПДЧ. Так и Украина с Грузией, присоединились, а затем может быть отдельный трек, что делать с оккупированными территориями. Именно в рамках реализации ПДЧ можно выработать этот формат или форму, надо ли говорить об оккупированных территориях, или возможно при присоединении Украины к НАТО будет указано, что все, что касается Крыма и Донбасса — это например не подлежит статьи 5. Хотя, опять же, почему?» — говорит ТСН.ua Михаил Самусь .

Читайте также на DOSSIER:  Разумков заявил о президентских амбициях и обвинил Зеленского в дестабилизации

Директор Центра «Нова Європа» Алена Гетьманчук напоминает, что в НАТО есть полноправные члены, однако статья 5 распространяется только на определенную часть их территории. К тому же, речь идет о соучредителях Альянса — США и Великобритании: статья 5 не распространяется на Гавайи, Гуам и Фолклендские острова.

Решение Бухарестского саммита 2008 года, где лидеры стран-членов НАТО делегировали право решить вопрос с заявками на ПДЧ от Украины и Грузии министрам иностранных дел (однако этого не произошло до сих пор — Авт.), впоследствии приняли решение о приглашении двух стран к выполнению Годовых национальных программ (ГНП). По сути ГНП — это прообраз ПДЧ. Ну а в решении Бухареста-2008, как и Брюсселя-2021, четко указано, что конечный пункт назначения для Украины и Грузии — это членство.

«К нему нужен маршрут. Наше предложение — это План совместимости с НАТО — детализированная дорожная карта реформ, которая не будет содержать четких временных параметров, но должна подготовить Украину к вступлению в Альянс, как только для этого появится окно возможностей. Он может быть аналогом ПДЧ или же опираться на существенное усиление имеющихся инструментов, в частности ГНП. Иначе это косвенно подтвердит право России воспринимать постсоветское пространство, как сферу своих привилегированных интересов. К тому же, предоставление дорожной карты с четкой перспективой членства может стать очень эффективным коммуникационным инструментом с точки зрения продвижения реформ в Украине», — рассказала ТСН.ua Алена Гетьманчук.