За реформы – двойка. Почему Украина не спешит с домашним заданием от Запада

реформы

Послы стран «Большой семерки» на недавней встрече с президентом Владимиром Зеленским подняли тему «домашнего задания» для Украины – реформ, без которых, по мнению западных партнеров, наша страна не сможет стать успешной, богатой и приблизиться к передовым государствам ЕС. Наши друзья уже не просто говорят о необходимых переменах, они их требуют.

Эксперты, которые эти реформы изучают, считают, что изменения по проблемным секторам (а это в первую очередь судебная, антикоррупционная сферы, корпоративные реформы, а также улучшения в системе СБУ, НБУ и медицине) – необходимы. Но не всегда и не во всех сферах предложенные именно Западом изменения идут на пользу стране. Рядовой украинец, вспоминая реформы от Запада, сразу, скорее всего, вспомнит о миллионных зарплатах для членов набсоветов, а не о том, как, к примеру, постепенно оздоравливается судебная система.

Впрочем, сейчас выхода нет – власть должна имплементировать реформы, иначе мы не получим новый транш от МВФ. Vesti.ua рассказывают о реформах, которые должна внедрить Украина и какие есть проблемы в этой области. 

Чего требуют от Украины 

В конце ноября МВФ выделил Украине новый транш кредита на 500 млн специальных прав заимствования (SDR) – это составляет около 700 млн долларов. Тогда же МВФ продлил срок действия программы Stand-By, которая заканчивается в декабре 2021 года, еще на шесть месяцев.

Деньги от МВФ мы в первую очередь получим для того, чтобы «продвинуться вперед в проведении важных структурных реформ для снижения основных факторов уязвимости». В МВФ уточнили, что ждут изменений с нетерпением – Украина обязалась: обеспечить независимость центрального банка, закончить антикоррупционную реформу, продвигать судебную и корпоративные реформы.

Но чиновники МВФ – не единственные, кто напоминает Украине о приоритетных изменениях. Недавно временная поверенная США в Украине Кристина Квин на мероприятии, которое устроило НВ, подконтрольное Томашу Фиале, напомнила, что до конца 2022 года Украине необходимо сфокусироваться на трех реформах – судебной, антикоррупционной и корпоративной. Именно за этими реформами внимательно следят на Западе, ведь Украина сама пообещала провести изменения в этих сферах еще в 2017-м, а после продолжала напоминать, что вот-вот, и новая система заработает. К примеру, по реформе судов, помимо договора с МВФ, президент Владимир Зеленский подписал отдельное соглашение с Джо Байденом в сентябре 2021 года.

При этом эксперты в вопросе реформ разделились во мнении. Одни говорят, что изменения в той форме, которую предлагает МВФ и другие западные институции, необходимы, потому что сами мы бы не дошли до внедрения иногда очень невыгодных для власти реформ, касающихся, например, прозрачного лоббизма. К тому же, они отмечают, что реформы на то и реформы, чтобы действовали медленно и постепенно.

«Реформы – это всегда хорошо. По сути, мы делаем, чтобы и наша система внутренняя коммуцировалась с международной европейской системой. Это адаптация платформ. К тому же не стоит забывать, что реформа – это процесс. А такое принуждение от МВФ – это хорошо, потому что теперь мы просто не можем их не выполнить», – рассказал Vesti.ua политолог Дмитрий

Впрочем, к реформам есть вопросы: начиная с того, почему изменения систем внутри страны расписываются и навязываются другими государствами, и заканчивая недееспособностью некоторых трансформаций прижиться в Украине. К примеру, политолог Кость  в комментарии Vesti.ua говорит, что сейчас коллективный Запад выстраивает систему, по которой можно втиснуть своих сателлитов на руководящие должности в реформированные органы в Украине для большей управляемости.

«На что реформы направлены в первую очередь? На то, чтобы контролировать чиновничий аппарат в стране. Под видом борьбы с коррупцией будет установлен тотальный контроль над всей системой власти, над ее доходами, над доходами людей, которые инкорпорированы в систему», – считает политолог. 

С ним соглашается и бывший министр юстиции Александр . По его словам, стране необходимо менять то, что мешает и сдерживает ее развитие. Однако делать это должны украинские власти.

«Стоит говорить о тех изменениях, которые являются насущными для украинцев. Если для этого требуется помощь других стран, надо обращаться – консультативно или другим способом – знания не бывают лишними. Но планировать и принимать решение должны только украинские власти. Если это решает кто-то за пределами Украины – это странно. Это не подход межгосударственных отношений, когда есть условный «двоечник» и учитель, который дает домашние задания и наказывает за невыполнения этих заданий», – говорит Лавринович. 

Судебная реформа 

О судебной реформе отдельно недавно напоминал глава представительства Европейского Союза в Украине Матти . Он заявил, что изменения должны пройти быстро. По его словам, с 2017 года Украина так и не разработала стратегический план по внедрению реформы, хотя в этом году были сделаны важные шаги – создан Этический совет и учреждена конкурсная комиссия по отбору Высшей квалификационной комиссии судей.

«Нельзя затягивать с реформированием Конституционного Суда Украины», – заявил Маасикас. 

При этом, по данным опроса социологического центра Разумкова, у украинцев сверхвысокий уровень недоверия к судебной системе в целом (77,5%).

Сам Зеленский не раз заявлял, что серьезно займется изменениями в судебной системе. В июне 2021 года президент подписал указ «О Стратегии развития системы правосудия и конституционного судопроизводства на 2021-2023 годы». Этот документ определяет приоритеты совершенствования законодательства о судоустройстве, статусе судей и других институтах правосудия.

Из очевидных плюсов реформы – диджитализация (власти хотят сделать «Суд в смартфоне»), совершенствование института адвокатуры, внедрение новой процедуры отбора Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС) – это главный орган, который занимается подбором и оценкой судей и рекомендует их к назначению на должность. Примечательно, что членов ВККС будет отбирать конкурсная комиссия из 6 человек: трое действующих судей (или судей в отставке) и трое независимых международных экспертов, которые, согласно законопроекту, будут иметь решающий голос при отборе кандидата в комиссию. 

Однако и юристы, и судьи недовольны, к примеру, введением «судебной карты», которая предусматривает переход к модели: одна область – один апелляционный суд. Они также говорили, что эта стратегия содержит преимущественно общие формулировки, которые можно трактовать достаточно широко. Поэтому эксперты не могут сказать, как написанное на бумаге трансформируется на практике и можно ли вообще полноценно устранить коррупцию внутри работы судов – более того они содержат юридические пробелы и противоречат Конституции. По словам Лавриновича, систему необходимо менять, но только так, чтобы суд получал реальную независимость, и чтобы судьи принимали решения на основании законов, а не приказов или стимулов.

Как Vesti.ua рассказал экс-сотрудник украинской дипломатической миссии в Вашингтоне Андрей судебную систему хотят взять под контроль наши партнеры.

«По сути, она работает в политическом русле, для элит, которые работают на западных партнеров, чтобы контролировать национальный бизнес и облегчить работу филиалам трансцнациональных компаний в стране. Когда были какие-то проблемы с транснациональными компаниями в Украине, каждый раз приезжал едва ли не посол и просил, чтобы это дело спустили на тормоза и так далее. Это занимало много времени и усилий. Почему бы не поменять все под них сразу?» – задается вопросом дипломат. 

Антикоррупционная реформа 

Это «домашнее задание» Украина выполняет со скрипом уже семь лет. Несмотря на то, что в уходящем году антикоррупционный суд вынес несколько десятков приговоров по делам топ-коррупции, но успешным его работу, как и работу других антикоррупционных органов, назвать нельзя.

Во-первых, САП до сих пор уже 15 месяцев работает без нового руководителя. При этом здесь следует отметить назначение руководителя САП – одно из обязательств Украины, прописанное в меморандуме с МВФ, для получения Киевом новых кредитных траншей. Украина уже несколько месяцев отчитывается, что САП вот-вот получит руководителя, ведь еще с октября этого года двое из более сотни кандидатов на должность главы прокуратуры после нескольких этапов тестирования ожидают последнего собеседования по оценке их профессиональной компетентности. Его должна провести конкурсная комиссия, в состав которой входят международные эксперты по квоте Совета прокуроров и представители Рады. Однако комиссия никак не может собрать кворум – заседание уже несколько раз переносили.

Во-вторых, депутаты в этом году не проголосовали за принятие Антикоррупционной стратегии на 2020-2024 годы. Нардепы не приняли документ, потому что, по словам председателя общественного совета при НАПК Екатерины , им это невыгодно. Стратегия содержит нормы, которые, например, предусматривают расширение ответственности за взяточничество или «проведение открытого конкурса на должность генерального прокурора, чтобы сделать невозможным назначение президентами «своих людей» и кумовьев».

Если вопрос нового руководителя САП и принятие Антикоррупционной стратегии не решатся до конца 2021-го, то вместе с ними к заданиям на следующий год прибавится еще и конкурс на должность руководителя НАБУ. Ведь в 2022 году завершается семилетняя каденция нынешнего руководителя бюро Артема а, которого, к слову, и самого обвиняли в коррупции. К слову, закон, который 8 ноября 2021 года подписал президент, предусматривает, что в комиссию, которая будет избирать нового директора НАБУ, будут входить три человека, которые будут определяться правительством, и три, которые будут определяться по предложениям международных и иностранных организаций.

Впрочем, политологи и юристы, с которыми мы поговорили, считают, что заведомо создание дополнительной ветки органов, которые, по сути, находятся вне правовой системы Украины, не похожи на нужную реформу.

«Это не реформа – это направление, взятие под контроль, формирование судейского корпуса, вмешательство в дела Украины», – считает Лавринович. 

По его словам, всем известно, что коррупция в Украине – как грипп: была, есть и будет еще долго.

«Но реальных лекарств, которые дали бы эффект, в Украине сейчас не существует – создание параллельных органов, НАБУ, САП не особо помогают, как видим», – говорит экс-министр. 

Реформа корпоративного управления

Корпоративная реформа стартовала еще в июне 2016 года. С того момента крупные госпредприятия и концерты заводили свои набсоветы, в которые входили различные международные эксперты. В 2018 такие же требования были введены для государственных банков.

По словам сторонников реформы, она нацелена на то, чтобы госкомпании получили политический иммунитет, а топ-менеджеры – назначались на рыночную зарплату через конкурс и собеседование набсовета, независимого от политиков, олигархов и их смотрящих. Сейчас набсоветы есть у «Нафтогаза», ПриватБанка, Международного аэропорта «Борисполь», Укрэнерго, Укрзализныци, Укргидроэнерго, Укрпочты, Укргазбанка и Ощадбанка. 

При этом реформу корпоративного управления критикуют чаще, чем другие. Во-первых, за то, что многие из госорганизаций получили набсоветы вообще без конкурса. Во-вторых, за их рекордно большие премии и зарплаты (члены набсовета «Нафтогаза», к примеру, за прошлый год суммарно получили более 610 млн грн вознаграждения). В-третьих, за то, что ни главы концернов, ни власти, ни рядовые украинцы не видят пользу от работы членов этих наблюдательных советов. К примеру, как нам рассказывала глава ВСК по расследованию деятельности Укрзализныци Юлия , члены набсовета госпредприятия подделывали отчеты, что они якобы собирались на совещания.

«Обязательные наблюдательные советы правления – это нормальная реформа, но ее воплощение в жизнь в Украине очень неестественное… По сути, создается синекура (хорошо оплачиваемая должность, не требующая большого труда, – Vesti.ua) для иностранных граждан и для наших граждан, которые имеют заслуги перед властью или партнерами. Их труд (не то, чтобы очень интенсивный) уже создал очень негативный фон», – говорит Лавринович. 

МАРИНА ЯКОВЕНКО

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки