Призыв резерва без объявления мобилизации: зачем это нужно Украине

Призыв резерва
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Еще 4 февраля 2021 года должен был вынесен на голосование в зал Верховной Рады законопроект № 3553 — о призыве резервистов без объявления мобилизации. Помимо механизма постановки в строй оперативного резерва первой очереди, в нем прописываются изменения местных органов военного управления — реформа военкоматов. Еще проект регулирует ведение электронного учета военнообязанных. И создание сети центров, которые объединяют в себе работу с военнообязанными и социальную поддержку, чтобы не плодить структуры для 370 тыс. участников боевых действий.


Опыт, оплаченный кровью

Созданием единого электронного реестра Украина занимается с июня 2019 года, хотя теперь планируется объединить открытые и закрытые государственные базы данных со списками резервистов в единое целое. Вероятно, уроки минимум трех проваленных волн мобилизации пошли впрок.

А на них не хватало голосов и все тянулось неделями — приходил в зал президент, прилетал Джо Байден, «помогал» формировать коалицию, депутаты неоднократно проваливали ключевые законы о земельной реформе или по газовому рынку.

Все помнят и знаменитое заседание времен «Керченского кризиса». Когда было точно известно, что россияне работали по украинским судам и у нас есть раненые. Но политики продолжали дежурный цирк для своих избирателей. Тимошенко «подозревала искусственность военного положения», с трибуны интересовались, будут ли выплачиваться пенсии и прочие социальные выплаты, из каждого утюга неслось про узурпацию.

А ведь издать указ, принять закон об очередной мобилизации Верховной Радой и подписать его — это только первый этап. Дальше сам призыв, когда на десяток разосланных повесток и звонков получается призвать одного резервиста — кто-то за границей, кто-то сменил арендованную квартиру, кто-то уже не проходит по здоровью. Затем — учебный центр и сколачивание.

Читайте также на DOSSIER:  "Батькивщина" открыла горячую линию по земельному референдуму

Военное положение

В общем, между политическим решением и реализацией может быть недели 3-4. Поэтому отрабатывали непосредственно призыв в бригады на 15 суток — ветераны, которые получили боевой опыт, шли сразу в свои подразделения.

Получилось поставить в строй почти 40 тыс. человек. Но, если вспомнить, что за 417 км линии боевого соприкосновения у нас еще сотни километров побережья и слабо прикрытой в инженерном отношении границы с РФ, то это число уже не кажется большим.

А еще Верховная Рада во время введения военного положения должна была беспрерывно работать в сессионном режиме — проводить ревизию законов, касающихся обороны и безопасности. На все это дело был положен болт с газовой резьбой, и народные избранники трудились в комфортном пленарном режиме. Приняв аж два законопроекта в сфере обороны за 30 суток.

В общем, результаты были так себе. Решение СНБО «По итогам введения военного положения в Украине» засекретили, а законопроект зарегистрировали еще в мае 2020-го. Опираясь как раз на те самые решения СНБО и указ президента. Вполне вероятно, что там заключались выводы и планировалась «работа над ошибками».

Волокита под куполом цирка

Но воз и ныне там. Скоро год, как закон, утвержденный президентом как срочный и неотложный, Верховная Рада так и не удосужилась рассмотреть. А ведь вопрос призыва резерва и пополнения частей до полного штата — вопрос в наших условиях стратегически важный. Сейчас линию соприкосновения в ООС держат девять украинских общевойсковых бригад — семь моторизованных и механизированных и две артиллерийских. А в случае обострения Украине необходимо будет обеспечить береговую оборону, прикрыть перешеек на границе с Крымом, полосу севернее зоны ООС по направлению к Харькову и Полесье.

Читайте также на DOSSIER:  Когда учебные заведения перестанут набирать младшие или старшие классы: ищите свою школу

При этом в самой ООС есть места, которые оперативно важны — например, на юге противник может угрожать Волновахе, на которой висит снабжение Мариуполя, мы в течение 48 часов вполне можем выйти к Новоазовску. Предместья Донецка, Авдеевки и Горловки также будут требовать дополнительных ресурсов. Выход танкистов ВСУ на Путиловский мост, попытка штурма Марьинки или массированные обстрелы Авдеевского коксохимического завода времен «Алмазов» — хорошие примеры, когда не так давно все балансировало на нескольких ротах танков или батареях «Ураганов».

В этих условиях построить сплошную линию фронта вне «красной» зоны будет нереально обеим сторонам — слишком велики пространства, слишком мало войск высокой готовности. Противостояние возможно только в формате цепочек опорных пунктов, маневренных групп, стычек за перекрестки, изоляции гарнизонов. Маневренная война а-ля 1918 год, с боями за транспортные развязки, железнодорожные узлы, выходом на оперативный простор, отрывом от централизованного снабжения.

В конфликте такого плана быстрая постановка в строй резервистов прямо в «родные» бригады и развертывание частей кадра в виде Корпуса резерва может стать гранью между победой и поражением. Опять же, сама возможность проведения скрытой мобилизации тайным указом СНБО, а не говорильня в Верховной Раде, будет отличным рычагом воздействия на горячие головы в непризнанных «республиках».

Но, к сожалению, все это тянется, тянется и тянется. В прошлый четверг по проекту так и не голосовали. Несмотря на то, что фронт опять начинает грохотать крупными калибрами. Надеемся, что разум все же победит и что закон будет принят в самые сжатые сроки. Ибо он нужен еще на вчера.