Почему кандидаты в президенты стесняются пиариться на коррупции

С приходом выборов, к удивлению, пока так и не вышла на первый план тема борьбы с коррупцией

И это несмотря на то, что российские боты, которые активно работают в соцсетях и на информационных каналах, получили четкое указание на любые тезисы власти отвечать примерно таким образом: «Вы вот говорите о …, но за четыре года стали больше воровать, чем при Януковиче». И такая мысль на самом деле начинает становиться все более популярной. Но еще раз повторюсь, тему коррупции на данный момент никто не готов брать в основу своей предвыборной кампании. Почему? Потому что никому из кандидатов не поверят, что он реально хочет с этим бороться, а во-вторых, системные спонсоры «прогрессивных» кандидатов вряд ли готовы играть в антикоррупционные игры. Но самое главное, что ни один из кандидатов не имеет понимания того, как бороться с коррупцией комплексно. Не точечно, а именно широкомасштабно.

Диагноз, который мы неправильно поставили

Мы фактически потеряли четыре года по той причине, что с самого начала был неправильно поставлен диагноз. В порыве популизма мы навязали обществу мнение, что для того, чтобы побороть коррупцию, необходимо создать один или два честных антикоррупционных органа, и они решат все наши проблемы. Такой подход вообще является одной из самых больших проблем украинцев — вместо того чтобы лечить проблемы, мы хотим получить одну волшебную таблетку и излечиться за одно мгновение.

Ни в одной стране мира не состоялась реальная борьба с коррупцией без консолидации элит, или части элит. И в данном случае существует два способа подобной консолидации: «диктаторский», когда элиты объединяются вокруг одного лидера, который согласовывает единые правила игры для всех (Сингапур, Япония, Грузия), или же находится консенсус различных политических элит, считающих, что даже при смене власти вопросы права остаются доминантным (Польша, Чехия). Мы начали бороться с коррупцией, минуя первый ключевой этап. И именно поэтому сейчас мы можем четко сказать, что эта борьба провалена.

Читайте также на DOSSIER:  Кравчук посоветовал Вакарчуку и Зеленскому не идти в президенты

Вторая ошибка, которая была допущена четыре года назад, заключается в том, что мы вообще не вычленили главные источники коррупции и начали кричать о коррупции в общем, вместо того, чтобы целенаправленно бороться с ее главными источниками. По состоянию на сегодня есть два главных источника коррупции: силовики и государственные (коммунальные) тендеры. Сегодня главная угроза для бизнеса — это силовик, который надуманно открывает те или иные дела, а потом доит бизнес. Вторая сторона медали — тендеры для своих, в которых, несмотря на работу системы «Прозорро», миллиардные средства распиливаются между «правильными» компаниями, и если «Прозорро» хотя бы немножко прикрывает коррупционные дыры, то за вопрос коррупции силовиков никто даже не брался.

Проще говоря, мы даже теоретически не могли хотя бы на шаг продвинуться в борьбе с коррупцией, ибо никто, несмотря на миллионные антикоррупционные гранты, не хотел поставить диагноз. А без диагноза лечение невозможно.

И последнее. Действительно ли сейчас воруют больше, чем при Януковиче? Я могу четко утверждать, что нет. Классический пример — откат на строительстве дорог. В 2013 году он достигал 50-60%. Сейчас бизнесмены говорят о 10-15%. Однако у нас сейчас нивелированы и закон, и понятийность. Пять лет назад все знали, что, решив один раз вопрос, ты просто должен платить дань и тебя никто не трогает. Сейчас нет такого единого центра, а это означает, что ты платишь, может, и не больше, но ты платишь ни за что. Твоя дань не решает твоей проблемы. И именно это больше всего раздражает бизнес.

Что необходимо делать?

Как бы это наивно не звучало, стоит начать с пакта элит. 20-30 человек в этом государстве должны договориться о новых правилах игры. Они должны быть четкими и ясными. При этом ключевую роль в этом процессе будут играть министр внутренних дел, генпрокурор и глава СБУ. Если эти трое лиц не договорятся — можно четко говорить, что борьба с коррупцией потерпит фиаско.
Нынешняя конфигурация президентско-парламентской кампании демонстрирует, что будущий президент, кто бы им ни стал, не будет иметь четкого парламентского большинства, и он вынужден будет делить ответственность с политическими союзниками.

Читайте также на DOSSIER:  «Вранье и коррупция» – в Украине начался бой за президентское кресло (видео)

Сможет ли он самостоятельно уменьшить аппетиты силовиков? Пока все выглядит таким образом, что нет. Но может ли он взять лидерство в этом процессе? Безусловно да.

В свое время я уже примерно подсчитывал оборот коррупционных теневых средств. Если мы исходим из того, что сводный бюджет страны составляет едва больше триллиона гривен, то 15%, которые воруют на откатах, — это примерно 150 млрд грн, или 5-6 млрд долларов в год. В «центре» оседает приблизительно половина, которая неравномерно распределяется между примерно 2-3 тыс. людей. Задача будущего президента сделать так, чтобы уже в первый год данная коррупционная рента упала вдвое. Это на самом деле несложно сделать, если мы проанализируем в каких сферах осуществляются наибольшие коррупционные рентные платежи.

Что для этого нужно сделать?

1. Фискализация всего и вся. У нас сейчас наблюдается ситуация, когда товар, который въехал на территорию Украины (был произведен в Украине), к потребителю доходит без мониторинга фискалов. То есть мы не знаем, что мы покупаем и что мы продаем. Несложная реформа позволит автоматически вывести из тени 20-30% продукции и реально начать борьбу за прозрачность таможни. Можно ли это сделать за год? Конечно же да.

2. Изменение системы «Прозорро», которое должно предоставить преференции украинскому производителю. Это позволит уменьшить импорт и частично станет стимулом для увеличения собственного производства.

3. Немедленная приватизация «Укрспирта» и наведение порядка на алкогольном и табачном рынках.

4. Изменение налогообложения зарплат. Конверты с теневой зарплатой — это не только желание избежать налогов. Это несостоятельность бизнеса тянуть и налоги, и коррупционную составляющую. Нам нужно резко поднять минимальную зарплату (не менее чем до 10 тыс. грн), но при этом мы должны также и уменьшить налогообложение зарплат. Это позволит резко увеличить количество собранных налогов и одновременно позволит уменьшить отток за границу квалифицированных кадров.

Читайте также на DOSSIER:  Проахметовская часть «Опоблока» меняет название на «Сильные регионы» и выдвигает Вилкула в Президенты

Следующим этапом должно стать наведение порядка в разрешительной документации. Но я хочу повториться — все это возможно лишь при наличии консенсуса элит, инициированного президентом, который должен стать гарантом выполнения этого консенсуса.

Собственно, когда мы говорим о предстоящих выборах, мы должны говорить именно о том, сможет ли кандидат стать таким гарантом. Все остальное (кроме вопроса войны, конечно) — это предвыборный шум. Не более того.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля