Долю госсектора в экономике снизят до 1%: план приватизации в Украине

план приватизации в Украине
FavoriteLoadingДобавить в избранное

В собственности государства через 10 лет останется только до 10% предприятий

Кабмин утвердил «Национальную экономическую стратегию на период до 2030 года» (далее — Стратегия). Без преувеличения, этот документ можно назвать судьбоносным для Украины.

Почему и каким образом будут приватизированы или отданы в концессию 90% всех государственных и коммунальных предприятий, и зачем долю госсектора в экономике планируют снизить до 1%, — разбираются Vesti.ua.

Принудительная приватизация и суперполномочия Фонда госимущества  

Политика государства в сфере управления собственностью описывается в документе выполнением «триады» стратегических целей. Первая цель – «Повышение институциональной способности органов государственной власти и органов местного самоуправления, ответственных за стратегическую реформу управления собственностью».

За этой витиеватой формулировкой скрывается простая задача – продать все, что только можно, причем в буквальном смысле. Для этого будет произведен институциональный апгрейд Фонда государственного имущества (ФГИ), который обеспечат надлежащим финансированием. Кроме того ФГИ предоставят больше полномочий, чтобы ускорить процесс приватизации и расширить возможности передачи различных государственных и коммунальных активов в концессию (то есть долгосрочное, бесплатное управление).

Главным лозунгом государственной политики в вопросе собственности будет – «минимальное вмешательство государства в рыночные отношения«. Его рамки ограничиваются только «стратегическими сферами и природными монополиями«. Для управления теми немногими активами, которые останутся в госсобственности, будет создана отдельная институция по централизованному управлению государственными предприятиями. То есть никакого отраслевого, секторального деления госактивов уже не будет, ввиду их мизерного количества.

Для этого, кроме усиления функциональной базы ФГИ, дополнительно примут законы, позволяющие избежать блокирования продажи крупных госактивов, чтобы в целом ускорить процесс «большой приватизации». При этом руководство госпредприятий будет получать определенный процент от продажи управляемой ими собственности, в качестве стимулирующих премиальных «за успешный кейс приватизации«. То есть теперь за распродажу госсобственности будут еще и премии давать.

Читайте также на DOSSIER:  Кто станет новым хозяином украинской земли?

Определенным ноу-хау является кардинальный пересмотр политики в отношении коммунальной собственности, которая находится в распоряжении местных органов самоуправления. Будет составлен некий перечень «разрешенных видов деятельности коммунальных предприятий«, а также внедрена унифицированная система отчетности коммунальных компаний.

Но самое жесткая новация предусматривает «внедрение механизма, который даст возможность в принудительном порядке начинать процесс обоснованной ликвидации, реорганизации, или приватизации коммунальных предприятий«.

Де-факто центральная власть будет решать, сколько и какие именно коммунальные предприятия (КП) останутся в распоряжении региональных властей. Более того: «В коммунальной собственности только обоснованные политикой собственности КП. Новые КП создаются в соответствии с законодательно описанными сферами деятельности«.

Во-первых, такие неоднозначные формулировки, создают неограниченное поле для трактовки определения «обоснования политики собственности», в которое могут «не вписаться» весьма лакомые сегменты коммунальной собственности, представляющее интерес для бизнеса (например, эксплуатация теплокоммунэнерго).

Во-вторых, такой подход, мягко говоря, вступает в противоречие с логикой проводимой политики «децентрализации». При этом, как будет понятно в дальнейшем, в управлении местных элит останется до 10-20% от нынешнего коммунального фонда.

«Продадим все, кроме того, что сдадим в концессию и аренду!»

Собственно, масштаб и размах распродажи коммунальной и государственной собственности сформулирован в индикаторах второй цели – «Сокращение органов государственной власти и органов местного самоуправления как собственников хозяйствующих субъектов«.

В первую очередь планируется провести масштабную инвентаризацию, проанализировать эффективность компаний, решить проблемы с долгами и другими тяжбами, и рассчитать итоговую стоимость всех экономически активных государственных и коммунальных предприятий. Кроме неактивных компаний, которые подлежат ликвидации, абсолютное большинство коммунальных и государственных активов будут распределены по трем спискам: на приватизацию; в концессию; в аренду.

Читайте также на DOSSIER:  Коболев ответил, что будет с украинской трубой, если запустят "Северный поток-2"

Предписано снять приватизационные ограничения даже с категории «собственности национальных учреждений«. То есть разрешить приватизацию имущества учебных культурных и научных заведений, например, вузов, театров или подразделений Национальной академии наук Украины.

Комментарии здесь излишни. Приведем лишь несколько общих статистических показателей из документа, которые беспристрастно, но очень ярко дополнят картину. Общая доля государственного сектора в структуре экономики Украины в 2019 году составляла 8,3%. В отдельных отраслях госсектор занимает: транспорт – 30%; профессиональная, техническая и научная деятельность – 57%; доставка электроэнергии и газа – 32%; искусство, спорт и развлечения – 36%; промышленность – 12%; добывающая промышленность – 6%.

Всего насчитывается около 3,6 тыс. госпредприятий, около 40% из которых функционируют «лишь на бумаге«, как указано в документе. Общее количество коммунальных предприятий оценивается приблизительно в 14 тыс. (авторы Стратегии указывают на отсутствие надлежащего учета КП и отчетности об их деятельности).

Также приведены общие расчеты влияния госпредприятий и коммунальных учреждений на бюджет.

Гендерно правильная корпоратизация и «вся власть набсоветам!»

Те предприятия, которые не подпадают под тотальный приватизационный и концессионный «блицкриги», будут трансформированы в рамках третей цели – «Повышение эффективности управления хозяйствующими субъектами, которые остались в государственной и коммунальной собственности«.

В первую очередь  это продолжение и углубление процесса корпоратизации управления государственными предприятиями. Весьма показательно, какие именно в Стратегии приводятся позитивные примеры благотворного влияния корпоратизации государственных предприятий (ГП).

«Показатели прибыльности ГП улучшились после реформирования организационной структуры. Убытки НАК «Нафтогаз» в 2012 году составляли 10,3 млрд гривен, в 2019 году прибыль – 50,7 млрд гривен. Прибыль «Укрпочты» выросла до 496 млн гривен (с 40,5 млн гривен в 2012 году)«.

Читайте также на DOSSIER:  Приватизация: миссия выполнима

Очень хочется быть максимально объективным и беспристрастным в обзоре данной темы, но когда в документе столь серьезного, стратегического уровня, встречается подобная ересь, очень сложно воздержаться от красочных эпитетов.

То есть авторы Стратегии убеждают всех, что прибыльность «Нафтогаза» – это не результат кратного повышения цены на газ, в течение последних восьми лет, а заслуга мудрого и дорогостоящего менеджмента компании в лице Андрея Коболева и «импортного» наблюдательного совета. О 17 млрд гривен убытков, которые «Нафтогаз» получил по итогам 2020 года, можно скромно умолчать.

Прибыльность «Укрпочты» в 2019 году сформировалась вовсе не из-за того, что Пенсионный фонд дополнительно перечислил госкомпании 500 млн гривен, в результате откровенного шантажа руководства почтового оператора, угрожавшего прекратить доставку пенсий, уволить персонал и закрыть большинство сельских отделения в связи с их «нерентабельностью«. Нет, это все заслуга дорогого, во всех отношениях, гендиректора компании Игоря Смелянского и иностранцев в набсовете.

Кроме уже достигнутых результатов в корпоратизации госпредприятий, в Стратегии описан алгоритм «углубления» реформы. Отбор руководящих кадров и членов наблюдательных советов должен будет проводиться «с применением гендерного подхода и гендерного баланса».

Кроме того, предполагается внести соответствующие законодательные изменения, которые «передадут полномочия наблюдательным советам в отношении назначения и увольнения руководителей государственных предприятий, утверждения финансовых и стратегических планов государственной компании«.

Предписания о подготовке госкомпаний к размещению акций на международных финансовых площадках и внедрение механизма «регулярного внешнего аудита финансово-хозяйственной деятельности«, целостно дополняет реформу, под условным названием — «вся власть наблюдательным советам!»

Исходя из параметров реформы управления госпредприятиями, мягко говоря, не совсем понятна принципиальная разница между приватизацией и корпоратизацией государственных активов.