У Кати были политические амбиции, и она бы однозначно победила на выборах, - муж Гандзюк Денисов о возможных мотивах нападения. ВИДЕО - DOSSIER

У Кати были политические амбиции, и она бы однозначно победила на выборах, — муж Гандзюк Денисов о возможных мотивах нападения. ВИДЕО

Среди возможных мотивов нападения на херсонскую активистку и советницу городского головы Екатерины Гандзюк — страх местных чиновников перед ее потенциальными успехами в политике.

Муж активистки Сергей Денисов дал первое после нападения на супругу интервью Суспільному, информирует Цензор.НЕТ.

«У Кати были политические амбиции. Она давно переросла Херсон и должна была выйти за пределы Херсона. Она понимала, что если она будет идти на какие-то выборы — или в Раду, или еще куда-то, то она их победит однозначно», — сказал Денисов.

Он считает, что местные чиновники боялись Гандзюк, и он уверен, что среди заказчиков преступления есть несколько человек, кроме председателя Херсонского облсовета Владислава Мангера, который фигурирует в деле официально.

«Из известных сейчас называют Мангера, это однозначно. Он всеми своими действиями показывает, что виноват. Я уверен, что к этому причастны еще те люди, которых раньше называли, но, опять же, руками нашей правоохранительной системы их вывели из дела. Это однозначно Рищук (Евгений Рищук, экс-зампредседателя Херсонской ОГА. — Ред.), это однозначно Гордеев (Андрей Гордеев, экс-председатель Херсонской ОГА. — Ред.) и еще ряд людей, которые были рядом с ними. Это может быть моим мнением, но Катя для них создавала такой мир вокруг, что они реально боялись ее, они боялись за свою политическую карьеру, за свои финансовые потоки, причем очень оправдано», — сказал Денисов.

Он добавил, что кроме названных лиц наказание должны понести и те, кто покрывал преступление, в том числе среди сотрудников полиции и СБУ.

Также Денисов рассказал о том, что вскоре в Херсоне появится памятник Екатерине Гандзюк, именно для его обсуждения он приезжал к столичному скульптору.

Читайте также на DOSSIER:  Несостоявшееся убийство: исповедь бизнесмена, который «не заказал» Бабченко