Реестр коррупционеров: что с ним не так | DOSSIER

Реестр коррупционеров: что с ним не так

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Сложно переоценить роль Единого государственного реестра лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения. Но только в случае его качественной работы 

Получить или проверить справку, подать заявление на бракосочетание или встать в электронную очередь для оформления паспорта, зарегистрировать бизнес или приобрести государственное имущество. Все это лишь отдельные примеры того, что сейчас можно сделать онлайн. Эти и другие сервисы предлагает не продвинутая ІТ-компания за все деньги мира, а государство, часто — бесплатно. Многие из них дают возможность Украине стать немного ближе к прогрессивным странам, а людям — хотя бы частично избежать бюрократии и облегчить сотрудничество с госучреждениями. 

Но есть в этой бочке «технологического меда» огромное ложка дегтя — несовершенство, а иногда очевидные проблемы и сбои в работе сервисов и реестров. И хуже всего то, что исправлять их государство не спешит. По сравнению с прошлым, и текущие результаты являются достижением, зачем прилагать усилия? 

Именно такая ситуация сложилась со сведениями (реестрами или наборами открытых данных) об украинских коррупционерах. Причем недавно СМИ распространили новость со «зрадой»: реестр коррупционеров закрыли, преступники снова получат возможность вернуться на должности в госорганах. Однако все не совсем так. Прекратил обновляться ресурс, который вел Минюст, но теперь это и не является его ответственностью, это работа Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК). В то же время это не передача одного и того же реестра, а гораздо более сложная картина со многими нерешенными проблемами. 

Сейчас есть три источника, из которых можно получить информацию о людях, совершивших преступления в этом направлении: 

●   данные Минюста (Файл из соответствующего реестра доступен на Портале открытых данных). 

●   данные НАПК (Файл на Портале открытых данных).

●   Сайт Единого государственного реестра лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения, за который отвечает НАПК.

Не считаются и по-разному осуждены: проблемы наборов данных и реестров коррупционеров 

Первая же проблема, которую создают эти источники, заключается в разнице в количестве тех же коррупционеров. В первом из них 23 736 (по состоянию на 4 июня), во втором — 25 822 (по состоянию на 30 августа). А на сайте НАПК — количество установить невозможно, хотя он должен содержать информацию из двух вышеупомянутых файлов. Так что сколько реально коррупционеров в Украине, неизвестно. 

Читайте также на DOSSIER:  Когда прекратится коррупция в ГАСИ - народные депутаты ответили на вопросы столичных застройщиков

Причем если сверить поименно файлы двух ведомств, то картина еще более усложняется: 

●   в файле НАПК отсутствуют записи о 1135 человеках, которые фигурируют в последнем файле Минюста;

●   в последнем файле Минюста отсутствуют записи о 3223 человеках, которые фигурируют в файле НАПК.

Вторая проблема — разница в частоте и качестве обновления сведений. Файл Минюста обновляется раз в неделю, файл НАПК — раз в месяц, а реестр НАПК должен вообще подтягивать информацию оперативно, хотя бы раз в 1−2 дня. То есть это, как минимум, может привести к разнице в самых списках. Однако на этом спорные моменты не заканчиваются. Например, последний заполнен архив Минюст опубликовал 4 июня 2019. А файлы от 11, 18 и 25 июня 2019 — пустые. Хотя это может быть следствием того, что министерство вообще открестилось от ведения Реестра коррупционеров и сообщило, что с февраля за них отвечает только НАПК. Однако это лишь предположение. 

Третья проблема — разница в перечне статей, по которым осуждены коррупционеры, в сведениях НАПК и Минюста. Например, в файле, загруженном Министерством, человеку инкриминируют статьи из Уголовного кодекса (среди них — Фиктивное предпринимательство; Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем; Злоупотребление полномочиями должностным лицом юридического лица частного права независимо от организационно-правовой формы). В то же время, согласно файлам НАПК, то по отношению к тому же коррупционеру решение было только по статье 172−2. «Нарушение ограничений относительно использования служебного положения» Кодекса Украины об административных правонарушениях. В обоих случаях совпадает даже дата судебного решения, однако детализация — критически отличается, причем в НАПК статья наказания гораздо «мягче».

Четвертая проблема — несовершенство реестра от НАПК. В нем есть много некачественных данных, которые затрудняют поиск на ресурсе. Например, ФИО может быть неправильно заполнено в соответствующих полях. Поиск некорректно ограничен, в частности каждое поле ФИО должно содержать минимум 3 буквы, запрещено использовать пробел. То есть найти человека с именем Ян или фамилией Ус — будет тем еще вызовом. 

И пятая проблема — разница в наполнении информации о каждом лице, совершившем коррупционное преступление. Даже в файле НАПК по сравнению с реестром ведомства, отсутствуют такие поля, как: 

Читайте также на DOSSIER:  НАБУ открыло дело в отношении строителей МОЗ

●   Способ совершения дисциплинарного коррупционного преступления.

●   Вид дисциплинарного взыскания.

●   Дата приказа о наложении дисциплинарного взыскания.

●   Номер приказа о наложении дисциплинарного взыскания.

А между сведениями НАПК и Минюста еще больше разногласий в наборе полей с данными. 

На первый второй: куда двигаться, чтобы вести качественный учет коррупционеров 

Сложно переоценить роль Единого государственного реестра лиц, совершивших коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения. Однако, только в случае его качественной работы. О людях, которые пошли на коррупционное преступление (что для Украины остается едва ли не основной проблемой), должна знать общественность, журналисты, честный бизнес и представители госучреждений. Идентификация коррупционеров не должна быть сложной, дорогой, а иногда — вообще невозможной. Чтобы улучшить ситуацию, все сопряженные ведомства должны объединяться, синхронизировать работу, коммуницировать, создать единую позицию по проблеме. При необходимости необходимо наладить техническую интеграцию — в частности, в случае передачи полномочий от одной к другой службе. 

Также важным моментом в улучшении работы реестра будет прозрачность в объяснении ситуации, когда из него исчезает определенная запись. В таком случае необходимо указать причину удаления, а не «думать» — это ошибка держателя реестра при внесении информации, преднамеренное действие или все честно: по решению суда лицо признали невиновным. 

Решатся некоторые проблемы и при условии, если держатель реестра назначит ответственное за его ведение лицо, с которым можно будет связаться для фиксации недостатков, консультаций и уточнений. Пока сообщить об ошибках чрезвычайно трудно, потому что в разделе «ответственное лицо» на data.gov.ua данные часто не актуальны. Это важно, ведь, как показывает опыт, реальный пользователь сервиса найдет гораздо больше «багов», чем лицо, подготовившее информацию и ни разу само ею не воспользовавшееся. 

В то же время полагаться только на государство не стоит. Электронные сервисы с коммерческого сектора уже частично решили перечисленные проблемы. Например, в YouControl для полноты картины данные собираются из всех открытых официальных источников о коррупционерах, а искать их можно даже по ФИО, где менее трех символов. Также ведется история изменений, поэтому в системе остаются все записи, в том числе и изъятые. 

Читайте также на DOSSIER:  НАБУ будет расследовать дело о нанесении Миноборны убытков государству в 2017 году при покупке средств связи - Генпрокуратура

Но как бы бизнес не привлекался к решению проблемы, качество данных, их полнота, своевременное обновление и возможность легко получить к ним доступ — это ответственность государства. И от того, насколько ведомства будут эффективно выполнять свою работу, будет зависеть и как общество будет пользоваться этими данными, и насколько эффективно их можно использовать при разработке важных сервисов. А в дальнейшем это будет влиять на прозрачность ведения бизнеса в Украине и ее инвестиционную привлекательность. 

Pin It on Pinterest