/Распродажа имени Гройсмана. Что будет с приватизацией в Украине

Распродажа имени Гройсмана. Что будет с приватизацией в Украине

Премьер объявил большую приватизацию госактивов на 2018 год. Время для торгов глава Кабмина выбрал не лучшее, но международные инвесторы уверены: другого не будет.

Сразу после праздников, 10 мая, премьер Владимир Гройсман решительно сообщил отдохнувшему электорату: все, начинаем большую распродажу госактивов.

“Покончим этим решением с теневой приватизацией в Украине”,— грозно заявил глава Кабмина и выставил на продажу 26 крупных предприятий из общего числа тех 3,5 тыс., которые на сегодня контролируются государством.

Этот шаг стал уже n-ной попыткой властей запустить процедуру тотальной распродажи привлекательных активов. Все предыдущие заканчивались однотипно — провалом.

Теперь на Одесском припортовом заводе (ОПЗ), одном из фигурантов списка Гройсмана, царит уныние. Несколько раз на протяжении последних лет предприятие хотели продать. И всегда — неудачно. Поэтому‑то теперь у руководства завода опускаются руки.

“В 2015 году, когда я пришел на завод, ощущалось, что правительство действительно хочет все продать. Был тренд на продажу. Все делалось быстро и эффективно”,— говорит Николай Щуриков, первый заместитель директора ОПЗ. Но тогда — не вышло.

Сегодня предприятие находится в удушающих “объятиях” бизнесмена Дмитрия Фирташа, которому оно задолжало за поставленный газ $ 251 млн — эта сумма подтверждена решением Стокгольмского арбитража. Тем более что сам кредитор имеет проблемы с американским законодательством. Фирташ может и заполучить завод, если тот не реструктуризирует свои долги перед бизнесменом.

С таким грузом об успешной продаже на аукционе не может быть и речи.

Но главное, что расстраивает Щурикова: приватизация постоянно затягивается различными госструктурами.

Подобные проблемы знакомы далеко не одному Щурикову. На словах правительство и президент декларируют необходимость продать большие объекты госсобственности. Желательно — профильным иностранным инвесторам. Но когда доходит до дела, то торги либо срываются, либо актив переходит кому‑то из местных олигархов.

За последние четыре года не было ни одного примера, когда благодаря продаже госсобственности в стране появился новый игрок с мировым именем.

Но в этом году забрезжил лучик надежды: Верховная рада приняла новый закон о приватизации, который должен изменить ситуацию.

А правительство утвердило список из 26 объектов большой приватизации. В него, в частности, вошли Центрэнерго, многострадальный ОПЗ, Запорожский титаномагниевый комбинат и Сумыхимпром.

Большие планы

В этом году за счет продажи гос­имущества Кабмин планирует получить 21,3 млрд грн.

Правда, похожие планы были и раньше. В прошлом году правительство рассчитывало на 17,1 млрд грн от приватизации. Но по факту наторговали лишь на 3,4 млрд грн. 17,1 млрд грн планировали и годом ранее, а получили всего 190 млн грн.

Такие результаты изменили отношение инвесторов к заявлениям правительства. По словам Олега Устенко, исполнительного директора Фонда Блейзера, сначала все воспринимали желание продать госимущество как стремление получить дополнительные средства для покрытия дефицита бюджета.

Экспертов удовлетворяла нацеленность правительства на избавление от убыточных предприятий, ведь большинство из 3,5 тыс. госкомпаний приносят казне только расходы.

Но сейчас на приватизацию аналитики и инвесторы смотрят как на индикатор: готова ли правящая элита что‑то менять в стране?

Премьер как раз и демонстрирует подобное желание. Он заявил: приватизация-2018 поможет госпредприятиям найти сильных и эффективных собственников. “И вы увидите новую эффективность”,— сказал Гройсман.

Правила приватизаторов

7 марта новый приватизационный закон вступил в силу. Его подготовили с учетом мирового опыта, что воодушевляет экспертов и международные институты.

Одно из новшеств — подход к разрешению имущественных споров. Теперь если покупатель пожелает, чтобы договор купли-продажи регулировался не украинским законодательством, а, например, английским или уэльским, ему предоставят такую возможность.

Кроме того, новые правила исключают составление условий приватизации, умышленно заточенных чиновниками под определенного претендента.

Появились в документе единый алгоритм продажи больших гособъектов и процедура торгов для малых.

К первым законодатели отнесли предприятия, стоимость которых за предыдущий год превысила 250 млн грн. Для их продажи привлекут советников из числа крупнейших инвестиционных банков.

По словам Андрея Бойцуна, члена группы советников при Кабмине, подобный эксперт должен будет оценить ситуацию на предприятии. И предложить план реструктуризации задолженности или другой механизм, который сделал бы завод — если речь идет об ОПЗ — привлекательным для покупателя.

Для объектов малой приватизации закон определил два способа продажи: открытый интернет-аукцион в системе ProZorro с возможностью применить классический или голландский (с торгами в сторону понижения цены) аукцион. Либо торги с привлечением инвестиционного советника.

Новый закон устанавливает год для продажи объекта большой приватизации и 5 месяцев — для малой.

Но именно сроки, а также то, насколько удачно Гройсман выбрал время для старта “большой распродажи”, вызывает споры среди участников процесса и экспертов.

Гонка заявлений

Закон едва появился, а первые крупные объекты Кабмин хочет продать уже в мае-июне. При этом пока идет подготовка к торгам лишь по Центрэнерго — компании по производству тепловой электроэнергии.

Накануне обнародования премьером приватизационного списка Виталий Трубаров, исполняющий обязанности главы Фонда гос­имущества (ФГИ), заявил: хотя его ведомство и запустит все процедуры максимально быстро, но вряд ли успеет выполнить амбициозный план правительства. “Если мы составим тайминг всех процедур в одну нить, то (фактически) получим приватизацию на конец осени,— сказал он.— Условно говоря, с середины октября до декабря”.

Трубаров предупредил: продать все до конца 2018‑го не успеют. И часть конкурсов придется перенести на следующий год.

Премьер резко отреагировал на слова главы ФГИ. “У вас есть два варианта: войти в историю как руководитель с хорошей репутацией или вляпаться в историю очередным коррупционером, который на некоторый период времени возглавил Фонд… Четкое соблюдение сроков вы должны обеспечить”,— пригрозил премьер Трубарову.

Эксперты полагают, что выполнить призывы премьера будет практически невозможно.

Александр Паращий, глава аналитического отдела инвесткомпании Concorde Capital, отмечает: подготовка к продаже по новому закону действительно не может быть проведена раньше осени.

По его словам, Центрэнерго, ОПЗ и Сумыхимпром ФГИ мог бы продать на основании переходных положений,— фактически по старым правилам. Но учитывая проблемы на предприятиях, шансы на успех имеет разве что конкурс по Центрэнерго. За пакет его акций, по оценкам Паращия, государство может выручить 5–7 млрд грн.

Но Кабмин спешит, и это не нравится экспертам. Устенко уверен: накануне президентских выборов — они пройдут весной 2019‑го — зарубежные инвесторы не станут вкладываться в украинские рисковые активы. А потому на приватизационных конкурсах будет активен разве что местный крупный бизнес,— и вряд ли именно о таких инвесторах мечтает Гройсман.

Шах и пат

Кабмин и президент оказались в патовой ситуации. К примеру, с тем же ОПЗ.

В 2009‑м предприятие уже продавали: тогда компания Нортима, аффилированная с группой Приват, приобрела его за $ 625 млн. Но завод вернули в госсобственность. Сейчас, с учетом долгов, которые накопились на заводе, за него просят всего $ 54 млн.

“Если продать за реальную цену, избиратели спросят: “Почему так мало?” А если не продать, скажут: “Почему правительство затягивает с приватизацией?” — говорит Паращий.— И предположат, что всему виной — “нужные люди”, которые на этом зарабатывают”.

По словам Андрея Геруса, главы Ассоциации потребителей электроэнергии, патовая ситуация и на Центрэнерго. “Там есть люди, которые зарабатывают на финпотоках, близкие к политикам”,— говорит он. Но если компанию продавать сейчас, то ее купят разве что те местные бизнесмены, которые имеют доступ к дешевому углю, без которого Центрэнерго не выжить.

И все же заниматься большой приватизацией стоит, считает Елена Деревянко, исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации. Потому что для инвесторов нужен какой‑то позитивный пример, как это было в 2004 году, когда Криворожсталь выкупил Арселор-Миттал. “Есть такое чувство стадности — инвесторы думают, что раз большие компании пришли сюда и не боятся, значит, и остальным время вкладываться в страну”,— говорит он.

От приватизации зависит и сотрудничество Украины с международными финансовыми институтами.

В Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР) пояснили: приватизация — это индикатор реформ. “Возможно, с точки зрения инвесторов сейчас не время для приватизации. Но ждать — означает терять время. Нужно продолжать готовить объекты к продаже”,— говорит Антон Усов, старший советник ЕБРР.

По его словам, для ЕБРР и других подобных организаций важно, чтобы ФГИ “как следует” продал хотя бы один-два объекта. То есть по прозрачной процедуре, с установленной в ходе торгов ценой. И без дискриминационных условий: мол, покупатель должен предоставлять услуги на территории Украины 25 лет.

Герус же называет приватизацию фактической деолигархизацией. Она, мол, позволяет войти на рынок новым игрокам, с новыми технологиями, которые будут работать по цивилизованным правилам, без использования политических связей.

«А если так не произойдет, инвестор уйдет в другие страны. Потому что у Украины нет эксклюзива на привлечение инвестиций,— она конкурирует со многими странами”,— говорит Усов.

Лучшее из возможного

Десять самых привлекательных активов, которые Кабмин хочет приватизировать в 2018 году

Одесский припортовый завод (ОПЗ) специализируется на производстве аммиака и карбамида, перегрузке химической продукции, поступающей из стран СНГ на экспорт. Украина в 2016 году дважды выставляла ОПЗ на продажу: в июле (по стартовой цене 13,2 млрд грн), а затем в декабре (за 5,2 млрд грн). Оба раза — безрезультатно. Новая стартовая цена завода эквивалентна $ 54 млн (около 1,4 млрд грн), что в 10 раз ниже цены трехлетней давности.

Турбоатом — единственный нацпроизводитель турбинного оборудования для гидро-, тепловых и атомных электростанций. Поставки осуществляются в 45 стран Европы, Азии, Америки и Африки. Крупнейшие миноритарии — ФГИ (75,2%) и подконтрольная Константину Григоришину Сварог Эссет Менеджмент (15,3%). По данным финотчета предприятия, в 2017 году его чистый доход вырос на 9,7% к 2016 году, до 2,2 млрд грн, чистая прибыль сократилась на треть — до 710,42 млн грн. На продажу выставлен гос­пакет акций ведущего предприятия — 75,22%.

Запорожский титаномагниевый комбинат (ЗТМК) — единственный в Украине и Европе производитель металлического губчатого титана. Проектная мощность — 20 тыс. т в год. Однако изза износапроизводственных фондов предприятие в настоящеевремя может выпускать 10 тыс. т. Государство владеетконтрольным пакетом ЗТМК. Структуры Group DF, принадлежащие Дмитрию Фирташу,— 49%-ной долей.

Объединенная горно-химическая компания (ОГХК) — основные рынки сбыта — ЕС, Китай, Турция, а также США и страны Африки. Уставный капитал — 1,95 млрд грн. 100% акций отнесли к списку приватизации на 2017 год. Затем ФГИ перенес приватизацию на 2018й.

Сумыхимпром — одно из крупнейших в Украине предприятий химотрасли, специализируется на выпуске двуокиси титана, серной кислоты, сложных минеральных удобрений и коагулянта для очистки воды. Стоимость 99,9% пакета акций предприятия для продажи оценена почти в 250 млн грн.

Центрэнерго — крупнейшая энергогенерирующая гос­компания. 78,3% акций принадлежит ФГИ. Эксплуатирует Углегорскую, Змиевскую и Трипольскую ТЭС суммарной мощностью 7660 МВт (около 14% от общеукраинского показателя). Приватизация Центрэнерго является одним из ключевых условий переговоров с МВФ, но процесс затягивается с 2015го. По итогам прошлого годакомпания в 5 раз увеличила чистую прибыль —до 1,9 млрд грн. Активы на конец 2017го превысили10 млрд грн.

Электротяжмаш — входит в 50ку крупнейших гос­предприятий, специализируется на производствемощных гидрогенераторов, гидрогенераторов-двигателей, турбогенераторов для тепловых и атомныхэлектростанций и так далее. Поставляет продукциюв Россию, Индию, Казахстан, Панаму, Мексику. В 2017 году завод увеличил чистую прибыль на 35% к 2016 году — до 8,5 млн грн, объем реализации составил 1,5 млрд грн (доля экспортных поставок — 90%).

Мариупольское предприятие Азовмаш — крупнейшее предприятие машиностроения, специализируется на изготовлении грузовых вагонов и цистерн, горно-металлургического оборудования.

Ориана — открытое акционерное общество (ОАО), построено на базе местных залежей калийных руд. С 2002 года находится в процедуре банкротства. Кабмин планировал приватизацию предприятия еще в 2016м.

Аграрный фонд — уставный фонд составляет 5 млрд грн. По оценкам самого Аграрного фонда, его доля на внутреннем рынке зерна составляет 20%, внутреннем рынке муки — 13%.

Источник: biz.nv.ua