ПриватБанк готовят к “банкротству” из-за судов Коломойского. И это хороший сценарий - DOSSIER

ПриватБанк готовят к “банкротству” из-за судов Коломойского. И это хороший сценарий

Законопроект, который поможет государству отбиться от судебных атак Игоря Коломойского на ПриватБанк, уже в Раде. Что в документе?

98 страниц текста, 95 правок в пять действующих законов и четыре процессуальных кодекса – так выглядит полная версия законопроекта №2571, который СМИ назвали «защитой ПриватБанка от Игоря Коломойского».

Документ зарегистрировали в парламенте в среду 11 декабря – ровно за неделю до начала судебного заседания в Шестом апелляционном суде Киева, которое должно ответить на вопрос, была ли национализация банка незаконной.

Суд состоится 19 декабря – в третью годовщину перехода Привата в госсобственность. Что будет, если национализацию окончательно отменят, и как новый закон помешает Коломойскому свести счеты с государством?

Законопроект должен был ответить на эти вопросы, рецепт получился сложным. Если Коломойский все же выиграет суды, Привату придется еще раз на время стать банком-банкротом и уйти в Фонд гарантирования вкладов.

Как и для чего появился закон

Стороннему наблюдателю будет непросто разобраться в законопроекте и понять, причем здесь ПриватБанк и Коломойский. Объемный текст затрагивает самые разные нюансы работы украинских банков от ликвидности и полномочий НБУ до банкротства и судов с госорганами.

Даже опытные юристы, с которыми разговаривала LIGA.net, не смогли сходу указать на законодательные новации, касающиеся Привата. Один из них в четверг будет участвовать в апелляционном слушании дела о национализации, другой – топ-руководитель крупнной финансовой госструктуры.

Сложность законопроекта и скрытность, с которой его готовили к регистрации в Верховной Раде имеют объяснение.

Во-первых, задача правительства, НБУ и Фонда гарантирования заключалась не только в том, чтобы на законодательном уровне исключить возможности экс-владельцев ПриватБанка вернуть его или получить компенсацию: нужно было решить проблему и других банков-банкротов, экс-владельцы которых судятся с государством.

«Мы давно готовили эти изменения, примерно с 2017 года. Так совпало, что теперь нам нужно было найти решение под кейс Привата, хотя все понимают, что он у нас не единственный, – рассказывает собеседник LIGA.net в руководстве одной из госструктур. – Поэтому решили подавать в парламент все наработки вместе, а не только часть, касающуюся ПриватБанка».

Во-вторых, прямо упоминать Приват или имена конкретных олигархов в законе было нельзя: это внесло бы явные дискриминационные нормы в украинском законодательстве, и к тому же означало бы давление на суд со стороны властей, рассказывал LIGA.net один из участников дискуссий с МВФ.

Читайте также на DOSSIER:  Между МВФ и олигархами: на Украине готовится новый банковский передел

В-третьих, детали законопроекта до последнего хранились в секрете и за редким исключением практически не просочились в прессу. Собеседники LIGA.net объясняют это нежеланием давать Коломойскому и его юристам времени на подготовку. «Не надо объяснять, кто наш оппонент – допускать лишних утечек не хотелось», – говорит один из чиновников.

Попытка номер два. Шесть «приватовских» новаций законопроекта

Все 95 обновленных норм законопроекта можно условно разделить на три больших блока.

  • Вопросы к работающим банкам: усиление полномочий НБУ в плане надзора (уточнены формулировки относительно ликвидности и капитала), оценки показателей банков (введено понятие «профессионального суждения» регулятора), согласования менеджмента и собственников финучреждений.
  • Суды. Изменения в законы об НБУ, системе гарантирования вкладов, банках и банковской системе, а также кодексов судопроизводства разных ветвей (от административной до уголовной) относительно судебных разбирательств между экс-собственниками банков-банкротов и государством.
  • Новые банкротства. Уточнены полномочия временных администраторов и ликвидаторов Фонда гарантирования, существенно расширено описание процедуры покупки банков-банкротов государством.

Изменения должны усилить позиции государства в борьбе с недобросовестными банкирами. Ключевые новшества вносятся в статьи 40, 41, 41-1, 42, 44 и 46 закона «О системе гарантирования вкладов физлиц», ст. 76 и 77 “О банках и банковской деятельности», ст. 74 закона «О Национальном банке», а также ст. 154 и 266-2 Кодекса административного судопроизводства.

В каждом из блоков законопроекта есть нормы, непосредственно касающиеся и «дела ПриватБанка».

Общая идея: Коломойский не сможет вернуть банк, но за ним остается право потребовать компенсацию.

Конструкция выглядит так: если олигарх успешно отменяет национализацию в судах, Приват снова станет банкротом (Минфин будет вынужден забрать 155 млрд грн из капитала банка), затем его, вероятно, еще раз национализируют (окончательная модель новой национализации пока неизвестна).

Важно, чтобы закон был принят в целом к моменту окончательных решений украинских судов. По новым правилам, олигарх не сможет оспорить повторную национализацию ПриватБанка.

Этому (в теории) помешают несколько новаций.

Банк-банкрот невозможно вернуть бывшим владельцам. В нынешней редакции статьи 41-1 закона «О системе гарантирования вкладов» есть прямая норма, согласно которой, экс-владельцы обанкротившегося банка не имеют права требовать его обратно, равно как и добиваться от нового владельца каких-либо компенсаций.

Читайте также на DOSSIER:  Союз нотариусов и… бомжей: как в Черкассах «готовятся» к открытию в Украине рынка земли

Но в этой же статье есть важная оговорка: новый собственник, покупая банк, должен «следовать требованиям закона». На ней базируется позиция юристов Коломойского: Минфин не имел права покупать ПриватБанк, поскольку оснований для признания банка неплатежеспособным у НБУ не было, значит вся национализация незаконна.

В новой редакции статьи этой оговорки не будет ни в каком виде, лазейку устраняют.

Банкротство банка нельзя «откатить» назад. Даже если экс-владелец банка-банкрота получает решение суда в свою пользу, которое признает незаконным или даже отменяет решение НБУ о неплатежеспособности, это не повод отменять все остальные действия госорганов в отношении этого банка, принятые после официального банкротства.

Обанкротившийся банк ни при каких условиях не может быть восстановлен в прежнем статусе – это прямая норма закона.

Решения государства можно оспорить, но нельзя остановить. Ликвидацию, временную администрацию или сделку о продаже банкрота инвестору (в том числе государству) нельзя отменить или приостановить даже по прямому решению суда. Суд также не может запретить госструктурам принимать конкретные решения в будущем (например, признавать банк неплатежеспособным).

Разбирательства с государством – только в Верховном суде. Любые решения государства (НБУ, Фонд гарантирования, Кабмин, Минфин) по банкам-банкротам можно оспорить, но в таком случае судом первой инстанции выступает Верховный суд Украины. Апелляции будет рассматривать Большая палата Верховного суда (коллегия из 21 судьи).

Компенсация возможна, но ее нужно доказать. Суды нужны экс-владельцам банкротов только для одного – доказать, что государство признавая банк неплатежеспособным, ошиблось и тем самым нанесло его собственнику материальный ущерб. Подать в суд по факту ущерба можно в течение трех месяцев после конкретного решения госсструктуры. Сумму компенсации должна утвердить международная аудиторская фирма. Согласно законопроекту, «реальные убытки» определяются как капитал банка, взвешенный на качество активов (плохие активы «съедают» капитал) минус обязательства.

Компенсацию выплачивает НБУ, но этот момент описан без подробностей.

Больше деталей о национализации. Значительно расширена статья 41-1 закона «О системе гарантирования вкладов» (это важно для возможной повторной национализации ПриватБанка). В ней детально описана процедура создания «переходного банка», варианты вхождения государства в капитал банка-банкрота, полномочия Фонда гарантирования вкладов.

Среди ключевых норм, которые, по словам собеседников LIGA.net среди создателей закона, важны в случае Привата – Фонд может не останавливать операции системного банка и фактически полноценно заменить собой его менеджмент. Это позволит сделать «переходный период» практически незаметным для клиентов банка.

Дубинский против МВФ. Как проголосует Рада

Собеседники LIGA.net среди участников судебного процесса по «делу Привата» не ожидают, что 19 декабря Апелляционный суд примет какое-либо решение. «В деле 52 тома материалов, сторона защиты точно будет настаивать на полном исследовании доказательств, это займет много времени», – допускает один из адвокатов.

Читайте также на DOSSIER:  Между МВФ и олигархами: на Украине готовится новый банковский передел

У суда есть два месяца на то, чтобы вынести окончательный вердикт. Сразу после этого может возобновиться процесс в Хозсуде Киева о возврате акций Привата Коломойскому, который был остановлен на стадии дебатов сторон. «Это почти финальная стадия, поэтому не исключаем, что решение может быть принято в течение одного дня», – говорит один из юристов со стороны государства.

Важный нюанс: принятие законопроекта 2571 не повлияет на ход процесса в Хозсуде: он продолжится исходя из старых норм законов.

Успеют ли депутаты принять законопроект, который в парламент внес лично премьер Алексей Гочарук, до того, как суды примут решения по делу ПриватБанка? По словам собеседника LIGA.net в одной из госструктур, в этом году голосования за 2571 скорее всего не будет. «Мы попали в «очередь», есть много других законопроектов, например, по рынку земли. Поэтому надеемся пройти первое чтение до конца января”.

Еще одна важная дата – заседание Совета директоров МВФ в феврале, на котором Украина может официально получить новую программу финансирования (предварительно нам согласовали $5,5 млрд на три года). Закон 2571 значится как prior action (обязательное предварительное действие) – уже в феврале он должен быть принят в целом.

Будет ли это легко? Вероятно, нет: в парламенте уже есть противники правительственного законопроекта. Нардеп Александр Дубинский назвал его «антиконституционным» и анонсировал альтернативный вариант аналогичного закона.