НАЛОГОВАЯ РЕФОРМА «С ХВОСТА». ЖДЕТ ЛИ УКРАИНУ ОСЕННИЙ БУНТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ | DOSSIER

НАЛОГОВАЯ РЕФОРМА «С ХВОСТА». ЖДЕТ ЛИ УКРАИНУ ОСЕННИЙ БУНТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

Новое парламентское большинство анонсировало пакет законодательных изменений по администрированию налогов. Они коснутся и малого бизнеса. Что это – попытка власти «отбелить» экономику или очередное закручивание гаек?

Три кольца власти

Среди факторов, сдерживающих развитие экономики, зачастую называют коррупцию, неэффективную судебную систему, чрезмерное госрегулирование. При этом забывают о фундаментальной предпосылке любого развития в рыночной системе — симметричной конкуренции. А наш национальный капитал, особенно в крупном сегменте, недружелюбен к иностранным участникам, особенно если речь идет о системных компаниях. Иностранные инвесторы, в свою очередь, не спешат заходить в Украину, их прежде всего останавливают не сами налоги, а именно несимметричные условия конкуренции. Особенно это касается сектора услуг, в котором превалирует упрощенная система налогообложения.

В Украине существует три условных кольца, каждое из которых охватывает свой сегмент предпринимательской среды. Это так называемый офшор в виде малого и среднего бизнеса (МСБ) на упрощенной системе налогообложения. Затем идет мидшор в виде среднего и большого бизнеса, которые применяют налоговую оптимизацию и международное структурирование. В налоговой службе давно мониторят уклонистов не по фактическим налоговым сборам, а применяя показатель в виде 2-3% от валового дохода (в зависимости от отраслевой специфики): если предприятие платит свыше 2% от выручки — его не трогают, если нет — терзают проверками. Но есть в Украине и оншор, где отчисляются все налоги. Это госпредприятия (потому что не жалко) и иностранные компании (так у них принято). Особенно ярко это видно при анализе плательщиков налога на прибыль. В его структуре практически нет малого бизнеса. Слабо представлен и средний. Крупные ФПГ платят налог только в том случае, если проводят политику выплаты дивидендов в пользу акционеров (естественно, мажоритарных). Иначе экспортный товарный поток выводится на контролируемые иностранные компании (КИК), и уже там происходит его реализация по рыночным (неконтролируемым) ценам коммерческим контрагентам. В офшорных и мидшорных юрисдикциях (Ирландия, Шотландия, Нидерланды, Грузия, Кипр, Британские Виргинские острова и т. д.) оседает более $10 млрд серой экспортной выручки в год. Данный процесс не контролируется государством и зависит лишь от оптимизационной стратегии той или иной ФПГ: сколько стоит вывод денег (легализация) на собственника там и сколько придется заплатить налогов при начислении дивидендов здесь.

Читайте также на DOSSIER:  "У Укрпочты есть друг — премьер, а у пенсионеров такого друга нет", - Андрей Рева

Призрак анархокапитализма

Любому иностранному инвестору приходится конкурировать с внутренним офшором, находясь в зоне налоговых ставок оншора. Местные бизнесы априори выигрывают эту схватку. Действительно, кому проще победить — компании, которая платит 20% НДС, 18% налога на прибыль и начисляет все налоги и сборы на реальный фонд оплаты труда, или «агломерации» ФОПов (физлиц-предпринимателей), выплачивающей в бюджет 5% и зарплату «в конвертах»? То же самое можно сказать и о личной конкуренции в секторе человеческого капитала. Человек с официальной зарплатой в 10 тыс. грн отдаст в бюджет 2,2 тыс. грн пенсионного сбора и 1,8 тыс. грн подоходного налога (плюс военный сбор в 1,5%). А наемный работник, получающий зарплату как ФОП, — всего 500 грн единого налога и 918 грн фиксированного ЕСВ, суммарно менее 1,5 тыс. против 4 тыс. грн. Таким образом, чтобы получать соизмеримый уровень доходов, человеку, занятому в официальном секторе, нужно показывать удвоенную личную эффективность.

В Украине государство долгое время пыталось существовать в рамках негласного консенсуса с МСБ как массовым и электорально значимым явлением. И возникла герметичная модель анархокапитализма, где власть априори «вор, коррупционер и неэффективный менеджер», от которого необходимо откупиться фиксированной «данью». Налоги в этой системе воспринимаются как «объективные потери», а не социальная ответственность бизнеса.

Единственный шанс на перезагрузку этой модели — приход новых политических элит, получивших вотум доверия. Если 74% населения сделали выбор, то должны смириться и с жесткой терапией новой власти. Нужно как-то выбираться из замкнутого круга алогичности: когда государство ругают за плохие дороги и больницы, но никто не хочет платить налоги на хорошие. Аргумент «все будет разворовано, так зачем платить?», уже не работает: пока абсурдно утверждать, что люди массово голосовали за тех, кто будет вновь «воровать».

Читайте также на DOSSIER:  Реформа "деньги ходят за школьником" не будет введена, – Новосад

Проблема, с чего начать — с фискализации или налогового маневра, — всегда будет обсуждаться в духе, что первично — курица или яйцо. Бизнес будет говорить, что наиболее важно снижение налоговых ставок и нахождение равновесной точки фискальной нагрузки, государство — настаивать на усилении администрирования налогов. Современная монетарная теория говорит о том, что без качественного администрирования налогов любые национальные деньги нельзя сделать популярными среди инвесторов, даже если резервы центробанка войдут в мировой топ-10. Ценность денег определяется простым фактом: насколько обеспечивается сбор налогов.

Если государство не собирает налоги и/или не умеет этого делать, оно попросту не создает спрос на свою национальную валюту, что провоцирует экономических агентов переходить на иностранные валюты и иные суррогаты, а национальные деньги тем временем продолжают девальвировать.

В Украине государство никогда не умело правильно собирать налоги, и в этом заключается ключевая проблема нашего развития.

У нас практически не работает зависимость между налоговыми ставками и уровнем бюджетных поступлений. Например, снижение единого социального взноса (ЕСВ) с 38% до 22% не привело к адекватному росту «белых» зарплат и стало причиной роста дефицита Пенсионного фонда практически в два раза. Фискальный «джойстик» государства окончательно поломался: бизнес не реагирует на снижение налоговой нагрузки. Почему? Ответ достаточно простой. Например, с учетом всех видов налогов и сборов предприниматель должен заплатить 1 млн грн в бюджет. Это плановая величина. Но с помощью налоговой оптимизации он реально платит государству 100 тыс. грн, то есть в десять раз меньше. В таком случае даже снижение налоговых ставок в два раза будет встречено им с кривой усмешкой. Таким образом, игра со ставками, пока не сформировано качественное администрирование, — это попытка поймать ветер ладонями…

Читайте также на DOSSIER:  Земельная реформа: сколько Украина потратит на оцифровку территории

Pin It on Pinterest