Масаракш. Башни Зеленского | DOSSIER

Масаракш. Башни Зеленского

Президент Украины собирается сделать из средств массовой информации послушную пропагандистскую машину

Турборежим, в котором начали работать парламентарии Верховной Рады Украины, добрался до средств массовой информации. Владимир Зеленский поручил ВР до конца года разработать закон о регулировании деятельности СМИ, пишет колумнист украинского еженедельника «2000» Ярослав Дмитренко.

Любая власть мечтает, чтобы о ней думали хорошо. А еще предпочтительнее — чтобы любое ее указание или постановление действовало на граждан как энергетик, вводящий в состояние энтузиазма и активирующий созидательные функции.

У братьев Стругацких в «Обитаемом острове» для контроля над сознанием жителей планеты Саракш использовались пропагандистские башни. Ругательством, кстати, тамошним обитателям служило слово «Масаракш».

Президент Зеленский, много лет высмеивавший власти предержащие, включая всех своих предшественников, казалось бы, должен иметь высокую устойчивость к критике.

Однако именно «Слуги народа» в лице президента и его подчиненных — бывших топ-менеджеров крупнейших телекомпаний Украины «1+1» и ICTV с недавних пор активно занялись попытками регулирования деятельности СМИ.

Старт реформе медиарегулирования дал указ президента № 837/2019 от 8 ноября «О неотложных мерах по проведению реформ и укреплению государства».

В нем среди многочисленных архиважных поручений по урегулированию рынка энергетики, банковской сферы, деятельности водного транспорта, добычи янтаря и пр.  Зеленский не забыл и о массмедиа.

В документе указывается, что до 31 декабря 2019 года должны быть разработаны и внесены в парламент законопроекты: «по урегулированию деятельности медиа на Украине, предусмотрев, в частности, положения о требованиях и стандартах новостей, механизмах предотвращения распространения недостоверной, искаженной информации, ее опровержения, запрета физическим и юридическим лицам государства-агрессора владеть или финансировать медиа на Украине, а также предусмотреть усиление ответственности за нарушение законодательства об информации».

Уже первый пункт президентского указа, связанный с журналистской деятельностью, обескуражил профессиональное сообщество. Поэтому вскоре один из основных исполнителей указа в части СМИ — министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский вынужден был оправдываться за «терминологическое недоразумение» из-за ложного применения словосочетания «стандарты новостей» в документах его министерства.

Если понимать министра буквально, то власть решила сформулировать для журналистов техническую инструкцию по освещению новостей. Подобная инструкция предполагает: правильное структурирование информации; выделение основной идеи в заголовке и лиде; построение текста так, чтобы читатель или зритель мог максимально быстро понять суть происходящего; использование активного, а не пассивного залога; подбор синонимов; навыки письма в сдержанной и отстраненной манере. Собственно, всему этому студентов-журналистов учат еще в вузах.

Читайте также на DOSSIER:  Этап добровольности реформы децентрализации оказался затянут и оголил серьезные свои недостатки

Если же г-н Бородянский имел в виду этическую сторону профессии, то она регулируется Кодексом этики украинского журналиста, разработанным и утвержденным Национальным союзом журналистов Украины (НСЖУ) и Независимым медиапрофсоюзом Украины (НМПУ).

В некоторых редакциях модно использовать в качестве образца этические стандарты британской вещательной корпорации Би-би-си. Впрочем, украинский и британский стандарты мало чем отличаются друг от друга.

«Неотъемлемой составляющей деятельности журналиста является свобода слова и высказываний, а служение интересам власти или учредителей вместо общественных интересов является нарушением журналистской этики», — говорится в этическом кодексе НСЖУ.

Редакционные ценности Би-би-си предполагают, что для репутации журналиста самым важным качеством является точность. «Если ваши читатели, слушатели или зрители не верят, что вы точно передаете факты, вы не справляетесь со своей главной задачей», — считают основатели британской вещательной корпорации.

Помимо этого, в основе этики Би-би-си лежат беспристрастность, т. е. стремление передать точку зрения сторон как можно более точно, а также общественные интересы и подотчетность журналистов за свои публикации. Однако это связано лишь с общественным характером вещания корпорации, финансируемой рядовыми британцами.

В Би-би-си признают, что журналистика не обязательно должна быть беспристрастной. Журналисты могут работать в изданиях, занимающих различные политические позиции, а читатели вправе выбирать ту из них, которая им ближе.

В то же время, где бы ни работал журналист, он несет ответственность за точность излагаемых им фактов. «Если ваша цель как журналиста заключается в том, чтобы представить правдивую и точную картину мира, на вас лежит моральная ответственность сообщить своей аудитории о том, что вы допустили ошибку», — утверждают теоретики британской журналистики фактов.

Чего же не хватает «Слугам народа», если технический и этический инструменты созданы до них и работают?

На прошлой неделе об этом столичным журналистам попытались рассказать Владимир Бородянский и его заместитель Анатолий Максимчук (оба чиновника ранее работали в медиахолдинге СТБ Виктора Пинчука). Они представили некоторые детали будущего медийного законопроекта и пригласили к его обсуждению профессиональное сообщество.

В ходе презентации выяснилось, что контекстом нового закона является «информационная агрессия РФ против Украины». В этой связи российским юридическим лицам и гражданам РФ будет запрещено владеть украинскими СМИ и финансировать их в том или ином виде.

Читайте также на DOSSIER:  Покупка земли государством спровоцирует появление новых коррупционных схем — мнение

Ключевыми элементами новой системы медиарегулирования также являются новый порядок регистрации СМИ и иностранных журналистов, ответственность за дезинформацию (возможно, уголовная) и упрощенный порядок опровержения информации.

При этом власть обещает не допускать давления на неугодных журналистов и медиа, обеспечив гражданам Украины гарантии достоверной, объективной и полной информации.

Ключевой персоной в новой системе регулирования СМИ должен стать омбудсмен. Его должностные обязанности предполагают: мониторинг информационного пространства, проверку новостей на предмет дезинформации с помощью фактчекинговых организаций, рассмотрение жалоб на дезинформацию и подача исков в суды с целью защиты общественных интересов.

В общем, учитывая широту информационного поля и разнообразие информационных потоков, фактически речь идет о создании новой структуры по госрегулированию СМИ, которая дополнит Нацсовет по телевидению и радиовещанию.

Есть, правда, серьезные опасения, что новое законодательство не улучшит ситуацию со свободой слова и экономическим положением массмедиа, а наоборот — сузит рынок медиа и станет инструментом влияния на оппозиционные СМИ.

Ведь, к примеру, в отличие от омбудсмена по правам человека, медийный омбудсмен должен защищать информацию, а не человека.

Фактчекинг, который на Украине зародился как общественная инициатива, направленная на противодействие пропаганде, теперь становится орудием государства. Но, как показывает практика, все, за что берутся украинские чиновники, ничем хорошим не заканчивается.

Если еще несколько лет назад вопрос ставился так, чтобы ограничить влияние на отечественную аудиторию СМИ, подконтрольных олигархам, то теперь об украинских олигархах речь вообще не идет. Власти готовы оставить все как есть и хотят отвлечь внимание от этой темы. Они намерены в будущем противодействовать приобретению украинских СМИ российскими бизнесменами, которые и так на украинском инфополе отсутствуют.

Непонятно, каким будет определение дезинформации. На презентации она была охарактеризована как «очевидно неправдивая, которая в совокупности:

— создана, представлена и распространена с целью экономической выгоды или умышленного обмана общественности;

— может причинить вред обществу из-за угрозы демократическим политическим процессам и процессам выработки политики, а также таким общественным благам, как защита здоровья граждан, окружающая среда и безопасность.

Однако, как заявил Анатолий Максимчук, это определение в законе не появится. В новом законе власти придумают другую дефиницию «дезинформации». Но какую именно, чиновник не сказал.

Читайте также на DOSSIER:  Ко второму чтению в законопроекте о рынке земли уменьшат ее концентрацию в одних руках – Разумков

В этом контексте невозможно предугадать, будет ли, к примеру, считаться дезинформацией какая-либо новость из России или Крыма, если омбудсмен признает, что она представляет «угрозу демократическим процессам» на Украине.

Но даже безотносительно России — и это видно по откликам в социальных сетях — большинство журналистов с опаской или откровенно негативно отнеслись к медиаинициативам власти.

 

Pin It on Pinterest