/Коррупция уничтожает украинскую армию, — NYT

Коррупция уничтожает украинскую армию, — NYT

Огромные расходы бюджета Украины на оборону дают благодатную почву для коррупции

Расходы Украины на оборону выросли после начала войны на Востоке с 2,5% ВВП в 2013 году до более чем 5% ВВП в этом году — до 6 млрд долларов. Когда такие большие средства проходят через руки украинских чиновников и бизнесменов — а часто это одни и те же люди — неизбежно возникают условия для коррупции, пишет The New York Times.

Минобороны, «скорые» и Порошенко

Как сообщило Министерство обороны, в январе для нужд армии были закуплены и доставлены 100 новых военных автомобилей «скорой помощи», при этом ведомство умолчало, что часть машин уже сломалась, а куплены они были по военному контракту у компании «Богдан Моторс», владельцем которой является некий Олег Гладковский. Он также «по совместительству» является ответственным за закупки для украинской армии, пишет издание.

Кроме того указанный чиновник – давний друг и деловой партнер действующего президента Украины Петра Порошенко.

В свою очередь, Гладковський признал, что открытого публичного тендера на покупку «скорых» не было, пояснив, что такое решение якобы было принято с целью не допустить вмешательства России путем подачи заявок через фейковые компании, что не раз фиксировалось при впроведении публичных торгов.

Однако чиновник отрицает, что оказывал какое-либо влияние на итоги конкурса. Доказать это или опровергнуть не возможно.

«И действительно — никаких доказательств никто не найдет. Слияние политики и бизнеса — наша самая большая проблема», -прокомментировал изданию Виктор Чумак, заместитель председателя антикоррупционного комитета Верховной Рады.

В качестве наличия такого «тандема» в Украине The New York Times приводит тот факт, что на Южном побережье Испании есть недвижимость принадлежащая Олегу Гладковскому, Петру Порошенко и еще одному известному представителю деловых кругов украинского президента Игорю Кононенко. Причем ни один из объектов недвижимости не указан в налоговых декларациях.

Такие «прорехи» в декларациях являются ярким примером наличия конфликта интересов у политики и бизнеса, что на сегодняшний день в Украине является практически синонимами.

По словам экс-министра экономики Айвараса Абромавичюса, такие конликты очень распространены и уже «давно никого не шокируют».

«Они повсюду. Это печально, подавляет и разочаровывает», — отметил Абромавичюс в комментарии изданию.

Такое разочарование уже дорого обошлось Украине. МВФ и Евросоюз, наблюдая, как в Украине затягивается создание давно обещанного независимого антикоррупционного суда, задерживают выплату помощи Украине на сумму более 5 млрд долларов.

«Бой с тенью», или успехи НАБУ в борьбе с коррупцией в оборонном секторе

Стоит однако отметить, что Украина добилась сдвигов в борьбе с коррупцией, по крайнем мере в газовом секторе, сократив закупку газа у российского «Газпрома», тем самым уменьшив зависимость энергетического сектора страны от Российской Федерации. Однако в оборонной отрасли, в которой большинство операций составляют государственную тайну, коррупция процветает.

По словам директора Национального антикоррупционного бюро Артема Сытника, большинство коррупционных «схем», задействованных в энергетике, вернулись и восстанавливаются в оборонной сфере.

«Украина десятилетиями была полностью погружена в коррупцию. Эти схемы теперь восстанавливаются и снова работают. Некоторые люди просто не хотят избавляться от них», — отметил он.

Сытник рассказал, что НАБУ собрало доказательства 107 случаев коррупции против лиц, ранее недоступных для правосудия из-за своего выского положения во властных структурах, но только один из них закончился приговором суда (речь идет о деле заместителя Минобороны Игоря Павловского). Остальные застряли в насквозь коррумпированной «карманной» судебной системе.

На ужасающий уровень коррупции в Украине указывал президенту Порошенко и госсекретарь США Рекс Тилелрсон во время встречи с главой украинского государства.

«Какой смысл для Украины бороться за свое тело на Донбассе, если она теряет свою душу за коррупцию», — отмечал Тиллерсон.

«Укроборонпром»: винтик за 4 тыс. долларов

Не последнюю, а скорее одну из главных ролей во взращивании коррупционных схем в оборонном секторе Украины играет Государственный концерн «Укрборонпром», который состоит из 130 оборонных предприятий и насчитывает около 80 тыс. человек персонала.

Как рассказал The New York Times экс-сотрудник контрольного отдела концерна Дмитрий Максимов, прибыльность оборонного предприятия сохраняется именно благодаря «мутным» тендерным закупкам.

Он рассказал о том, как стоимость винтика, купленного «Укроборонпромом» для авиаремонтного завода во Львове, взлетела с 50 долларов в начале 2014 года до почти 4 тыс. долларов через год — после того как концерн тайно перевел свой бизнес на внешнего поставщика.

Маскимов также сообщил, что пытался поднять вопрос намеренного завышения цен перед руководством, однако ему «сказали не вмешиваться в этот вопрос», а потом уволили.

Наличие коррупции в госпредприятии, тем не менее, признает и заместитель директора концерна Денис Гурак, отмечая, что сам «Укроборонпром» направил в прокуратуру 200 сообщений о коррупции в своих рядах, но только по двум случаям были судебные разбирательства.

Почему же военные машины скорой помощи, проданные автокомпанией Гладковского, которые продолжают ломаться, покупают в первую очередь?

В прошлом году в отчете независимого оборонного комитета по борьбе с коррупцией сообщалось, что каждая машина от «Богдана» стоила Минобороны 32 тыс. долларов. Это больше, чем стоимость «скорых», произведенных в Китае. К тому же эти машины могут перевозить только 480 кг — слишком мало для транспортного средства, будет перевозить водителя, вооруженных охранников и медперсонал.

Ответы на эти вопросы стоит искать в правительственном квартале украинской столицы, резюмирует The New York Times.

Источник: rbc.ua