Игра Сытника – какую роль политика играет в действиях главного антикоррупционного органа - DOSSIER

Игра Сытника – какую роль политика играет в действиях главного антикоррупционного органа

С началом политического сезона НАБУ активизировалось сразу по всем фронтам. Подозрения получил министр транспорта Омелян. Также под подозрением министр юстиции Петренко. Вопросы есть даже к одному из ближайших соратников министра внутренних дел Арсена Авакова – Антону Геращенко. А есть дела и помельче. Случайно ли совпадение – как только «ожила» политическая жизнь в Украине, Бюро тут же рассыпает уголовные производства горстями? Летом всего этого и не заметили бы, потому что в голове у людей отдых – они меньше интересуются политикой и следят за новостями в СМИ.

Собеседники «Вестей» утверждают, что закономерность есть. НАБУ внимательно следит за своей популярностью, понимая, что чем громче имя подозреваемого чиновника или политика – тем выше будет рейтинг НАБУ. При этом глава этой структуры – Артем Сытник – возможно собирается в президенты.

Даже источники, близкие к общественному совету НАБУ, не отрицают, что пиару в бюро уделяется важнейшее внимание. «Разумеется, деятельность антикоррупционных органов – это и пиар в том числе. Там нередко открыто говорят – против нас развернута масштабная кампания. И нам надо отвечать тем же, иначе заклюют. Очень многим хочется, чтобы старые схемы не прекращали работать, поэтому нас атаковать будут бесконечно«, – говорит собеседник «Вестей». По его мнению, это логичная аргументация – но НАБУ балансирует на грани, за которой заканчивается успешная работа в рамках законодательства по борьбе с коррупцией вкупе с ее позитивным освещением, и остается один голый пиар, когда расследование дел теряет значение, а важны лишь подозрения, громко озвученные в публичной плоскости – и реакция СМИ на них. Основания для сомнений на этот счет есть. Ни по одному уголовному производству НАБУ нет судебных решений. «Там говорят, мы сделали все, что могли, но дела были развалены. Прокуратура развалила, СБУ развалила… Или суд продажный развалил… Но по крайней мере одно дело могло быть завершено за это время. Увы, нет таких«, – отмечает наш собеседник.

По его мнению, тут показательно дело Омеляна. Коррупция в транспортной сфере измеряется миллиардами гривен в год, и министр может быть к ней причастен. Однако Омеляна задерживают за мелочь – он то ли ездил на машине брата, то ли жил в доме племянницы. И даже эту мелочь никто не может пока убедительно доказать: суд Омеляна отпускает без залога и оставляет ему право выезжать за границу по работе (министр уже воспользовался этим правом).

То есть, важны подозрения, сами по себе. В случае с Омеляном это сработало – все ведущие медиа следили за судебным заседанием по определению меры пресечения для министра. Получилось, что имидж министра пострадал, а имидж НАБУ «надулся».

Методы следствия – имитация ДТП, оргия в бане

Замглавы СБУ Павел Демчина пролил свет на то, как НАБУ собирает доказательства против того или иного политика. В его примере данные собирались на одного из чиновников Нацбанка. В переписке НАБУ все прекрасно – подставное ДТП, шантаж на почве сексуальных связей. Цель – заставить упомянутого чиновника дать «нужные» показания.

Читайте также на DOSSIER:  Анти-карантин Майдан. Почему в мире тысячи людей выходят на митинги против ограничительных мер

Ответ Демчине от НАБУ не заставил себя ждать – почти сразу против него тоже сфальсифицировали дело. После полутора лет активного расследования уголовного производства, которое было начато 10 марта 2017, и еще более активного пиара Сытника, детективы НАБУ, не найдя в действиях Демчины состава преступления, решили идти на фальсификацию материалов дела. Несмотря на решения суда, детективы в опубликованном уведомлении о подозрении указали надуманный факт проживания Демчины с другим человеком. А затем заявили, что имущество этого человека якобы принадлежит Демчине. Это притом, что в случае с Сергеем Лещенко НАБУ действовало диаметрально противоположно – в приобретении квартиры с привлечением целого ряда посторонних лиц Сытник нарушений не увидел и фактически стал адвокатом Лещенко. Все это вкупе с методами, описанными в истории с сотрудником Нацбанка, закономерно вызывает вопросы.

В принципе, это нормальные методы работы под прикрытием. Например, создание фиктивных предприятий, с которыми начинают сотрудничать чиновники, выдавая в процессе такого сотрудничества информацию о своих преступных схемах. Так действуют правоохранительные органы во всем мире. Мы же кино с вами смотрим? На каждую такую операцию должно быть разрешение суда. И на такие методы суд тоже может дать разрешение. Но ведь и судьи могут ошибаться…”, — иронизирует внефракционный нардеп, заместитель главы комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Виктор Чумак.

Однако ошибка судьи, насчет которой иронизирует Чумак, например, необоснованная санкция на оперативную разработку дела – это гарантированный развал дела в перспективе. Чаще всего, адвокатами в суде. В НАБУ должны понимать, что можно и чего нельзя во время расследования по украинскому законодательству. Но там продолжают вести расследования «запрещенными методами», похожими на сценарий американского триллера, понимая, что эти методы эффектно выглядят – но в суде успеха не обеспечат.

Причем, насколько в данном случае «неправильно» или «отстало» украинское законодательство – тоже вопрос спорный. Например, «сделки со следствием» судебной системой не одобряются. Это значит, просто на основе показаний человека, заключившего сделку, никого не посадить – нужны еще и другие доказательства. Документы, например.

Иначе работала бы без конца одна и та же схема: ловят проворовавшегося мелкого исполнителя, угрожают тюрьмой – и просят подписать показания на своего шефа. Исполнитель в такой ситуации скорее всего подпишет, что угодно.

Или, например, закон не одобряет провокацию взятки – потому что грань между провокацией взятки и ее имитацией очень тонкая. По мнению экспертов, игнорирование этих нюансов – опасная тактика. “Если подходы к методам работы не будут радикально изменены, то это не только поставит под угрозу (а это очевидно) перспективы многих дел о топ-коррупции, но и окончательно разрушит доверие к самому органу”, – отмечают эксперт по правовым вопросам Виталий Касько, по мнению грешат такими методами не только в НАБУ, но и во всех остальных правоохранительных органах. «Методы работы всей нашей правоохранительной системы очень далеки от европейских стандартов. Поэтому особенно удивительно слышать претензии по поводу чьих-либо методов работы от представителя СБУ, которое само действует зачастую методами, которые трудно назвать приемлемыми в демократическом обществе», – говорит Касько.

Читайте также на DOSSIER:  Со дня нападения на Гандзюк прошло два года: активисты под МВД требуют отставки Авакова

«Война коррупционеров» скомпрометировала НАБУ

Говорят, НАБУ кроили по американским лекалам. Официальному старту работы нового органа предшествовали многочисленные тренинги по стандартам ФБР. Тренинги осуществлялись американскими специалистами, там рассматривались успешные методики, которые США практиковали у себя дома или в других странах, например, в Латинской Америке, славившейся коррупцией не хуже украинской. Как следствие, Украина получила детективов, знающих свое дело, с хорошей зарплатой и отлично мотивированных. «Их убеждали, что Украина антикоррупционная борьба изменит Украину, что в этом их миссия – «почистить» украинскую элиту, изменить сознание. Это действительно сильная мотивация», ­– говорит источник «Вестей». По его словам, американские кураторы НАБУ долгое время следили за работой органа. В последнее время мониторинг стал менее тщательным да и рекомендации из-за океана поступают реже. Свободы стало больше, соответственно, и возможностей оступиться – тоже.

Еще один источник объясняет «Вестям» возможную причину «охлаждения» конкуренцией НАБУ с другими ведомствами. «Часто дела НАБУ разваливались с участием «партнеров» – СБУ, Генпрокуратуры. Поэтому, когда Сытнику подкинули «коррупцию» Холодницкого, он подхватил это. А ведь Специальная антикоррупционная прокуратура – такое же зарубежное «детище», как и НАБУ, только с более легкой судьбой. Западные партнеры Украины пришли в замешательство от этой «войны антикоррупционеров».

Артем Сытник тут же начал искать новых покровителей. Ключевым моментом той эпопеи поиска стали визиты шефа НАБУ на дачу к президенту. Говорят, Порошенко и Сытник несколько раз подолгу беседовали. Но договорились ли они о чем-то, неизвестно. В то же время эксперты констатируют, что политики проявляют очень большую заинтересованность в сотрудничестве с НАБУ. Появилась ли теперь в действиях детективов бюро политическая составляющая – вопрос сейчас дискуссионный.

Уже потому, что последние производства НАБУ связаны в основном с представителями Народного фронта, можно сделать вывод, что в этом есть политическая составляющая. Не случайна выборка этих людей. Но Народный фронт  это большая корпорация. Омельян и Геращенко яркие публичные спикеры. И любое движение по отношению к этим фигурам, дает очень большой резонанс. То есть, получается своего рода пиар”, — уверен политолог Вадим Карасев.

Черный блокнотик Сытника и «чудовища ультрадемократии»

В теории НАБУ должно переживать, что дела против Омеляна, Геращенко или Петренко грозят развалиться еще на уровне следствия. А вот политическим противникам упомянутых персон такой сценарий отлично подходит. По мнению Карасева, за “наездом” на членов НФ вполне могут стоять попытки давления на это политическое образование в целом – принуждение его к той или иной позиции в плане выборов, альянсов и других действий. Принцип уже описан – на допросы таскают мелкую сошку, но давят на лидеров этой политсилы, то есть, на крупную рыбу. Косвенно это подтверждают и слова генпрокурора Юрия Луценко на выступлении на проходящем сейчас в Киеве форуме Ялтинской стратегии (YES!): «Парламент создал новый, абсолютно автономный орган, который умеет ловить «большую рыбу«, — сказал Луценко. – Янадеюсь, что в следующий раз на этом месте будут руководители НАБУ и САП, и они смогут рассказать не о маленьких мышей или крыс, а других серьезных врагов нашего бюджета«.

Читайте также на DOSSIER:  Срок домашнего ареста Пашинского истек

По мнению Вадима Карасева, “большой рыбой” в этом случае вполне можно считать, к примеру Арсена Авакова, который, кстати, уже высказался о беззаконии и профанации в деле Омеляна. Разумеется, дискредитация народофронтовцев также может серьезно повлиять и на имидж премьер-министра Владимира Гройсмана. Все это вроде бы на руку фракции президента. Но парадокс в том, что очень может быть, никакой связи между «заказом Банковой» и действиями детективов бюро может и не быть. По мнению политолога Тараса Черновола, Сытник на должности главы НАБУ успел плотно обрасти амбициями – и его представления о том, что правильно и неправильно за это время трансформировались.

Когда мы хотим создать ультрадемократическую систему в незрелом обществе, она порождает чудовищ, – говорит Черновол «Вестям». – У Сытника появились непомерные и неадекватные амбиции – и целая группа “подпевающих”, всякие Лещенки и Шабунины. Шабунин прямо заявлял на встрече со студентами о том, что НАБУ  это лишь средство прорваться к власти и уничтожить правящий класс. И очевидно все они “пели” Сытнику о том, что он  будущий президент. А чем тупее человек, там быстрее он верит в такие вещи”.

В итоге, по словам Черновола, НАБУ превратился в орган, который выполняет никем не запрограммированные функции, копая и под НФ, и под Президента, и вообще работает на личных счетах, а не на объективной борьбе с коррупцией.

Всех своих врагов Сытник записывает в свой “черный блокнотик”. Люди, которые бросают вызов НАБУ, получают зеркальный ответ. Тут нет политики, — уверен Черновол.— Та же история с Демчиной — яркая иллюстрация мести всем, кто может помешать восхождению на политический Олимп яркой звездочки Сытника”.