План Гончарука. Что принесет Украине программа нового Кабмина — анализ НВ | DOSSIER

План Гончарука. Что принесет Украине программа нового Кабмина — анализ НВ

FavoriteLoadingДобавить в избранное

40% роста ВВП, $50 млрд иностранных инвестиций, 1 млн новых рабочих мест — так выглядят ключевые цели, которых в ближайшие годы собирается достигнуть Алексей Гончарук, глава украинского правительства, вместе со своими подчиненными.

На самом деле целей у Кабмина больше — они с трудом уместились на 118 страницах программы деятельности правительства, рассчитанной на пять лет. Этот талмуд уже попал в Верховную Раду, которая 4 октября поддержала труд Гончарука и Ко большинством голосов — как в первом чтении, так и в целом. Осталось получить подпись спикера, но за этим дело не станет. Так что, по сути, теперь это не просто документ, а действующий план.

Для экономики страны подобный свод правительственных задач значит примерно то же, что Конституция для ее системы государственного управления. «Возможно, документ немного нетипичен для украинской политики, — прокомментировал Гончарук программу своего правительства. — Там нет навороченных концепций».

Концепций нет, но планы далекоидущие. Кабмин ставит себе цель разогнать экономический рост до рекордного уровня, перераспределив благосостояние страны в пользу среднего класса и малоимущих, и прекратить тренд обогащения олигархов.

Команда Гончарука декларирует в целом все то же, что и их предшественники — Кабмин Владимира Гройсмана: приватизацию, борьбу с монополиями, социальные программы, медицинскую и образовательную реформы.

Но нынешняя исполнительная власть просит поверить: по всем направлениям структурных реформ они пойдут дальше деклараций и кивков на нелояльный парламент. Ведь у премьера под рукой — монобольшинство Слуги народа в Раде, готовое голосовать практически за любое решение и любой документ, который имеет «зеленый» гриф.

Правда, Гончарук на встрече с бизнесом 4 октября оговорился: турборежим скоростного принятия законопроектов надо заканчивать и переходить в спокойный. Иначе реформы будут сырыми и их надо будет постоянно переструктурировать.

По мнению премьера, главное препятствие на пути трансформаций — это отсутствие заметного экономического роста. Мол, сложно решать проблемы общества, когда нет увеличения производства, объема сервисов и генерируемых ими налогов. И Гончарук с этим препятствием якобы сумеет справиться: в 2020‑м экономика вырастет, по планам Кабмина, на 5 %, а затем стабильно станет прибавлять по 7 % в год. «Это абсолютно реальная история», — заявил премьер. Правда, за время каденции Петра Порошенко «абсолютно реальной» была история с прибавкой в 2−3 %.

Согласно нынешним правительственным расчетам, если экономический рост будет инклюзивным — то есть станут увеличиваться цифры на банковских счетах простых граждан, а не только олигархов, — то каждый 1 % прибавки обеспечит 15 млрд грн для госбюджета.

«Если обещаемый рост равномерно распределить по слоям населения, то он существенно уменьшит бедность», — уверен Глеб Вышлинский, директор Центра экономической стратегии (ЦЭС).

В опросе бизнесменов, посвященном правительственным задачам, который НВ делал несколько недель назад, топ-менеджеры и собственники крупных компаний тоже говорили о приоритете политики экономического роста. По их мнению, без прибавки ВВП минимум на 5 % в год и показателя иностранных инвестиций в $5−7 млрд Украина может забыть о мечте стать развитой страной.

Похоже, Гончарук готов мечтать.

Драйверы роста

Разогнать ВВП страны за пять лет на 40 % можно, считают опрошенные НВ экономисты. «Вспомните, что украинская экономика росла в среднем на 7,5 % целых восемь лет подряд — в 2000—2007 годах», — говорит Андерс Аслунд, старший научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне.

Читайте также на DOSSIER:  Александр Кондратенко. Продадим страну вместе?

Но у амбициозной цели есть много «но». Проблемой для роста экономики могут стать совсем не экономические факторы — не призрак глобальной рецессии, не динамика сырьевых цен и не урожайность зерна. Речь о сугубо местных «трудностях»: защите прав собственности, наведении порядка в СБУ и Генпрокуратуре, борьбе со взяточничеством в судебной системе, подчеркивает Аслунд.

Если с тормозами для роста ВВП все более-менее понятно, то драйверами позитивной динамики, согласно планам Кабмина, должны стать земельная реформа, приватизация, энергоэффективность, снижение уровня проблемной задолженности на банковском рынке и легализация азартных игр.

Всего за один год все эти вещи, коль скоро они будут реализованы, могут наполнить госбюджет минимум на 129 млрд грн. А если удастся распродать проблемные кредиты с баланса банков, так это вообще принесет финансовой системе страны 566 млрд грн. По крайней мере, таковы расчеты Кабмина.

Но если в цифрах правительственного плана все сходится, то реальность может внести существенную коррекцию в этот пока еще бумажный баланс, уверен Михаил Ребрик, финансовый аналитик Райффайзен Банка Аваль. Программу реформ он оценивает положительно, но не верит в заявленную скорость их проведения. «Поэтому в базовом сценарии мы ожидаем, что рост реального ВВП в 2020—2021 годах незначительно превысит 3 %, что намного ниже целевых 5−7 %, провозглашенных правительством», — говорит эксперт.

Банки традиционно консервативны в прогнозах. Право на оптимизм оставляет за собой Вышлинский из ЦЭС: «Содержание программы Кабмина — это хороший знак того, что правительство понимает нужды населения».

Сам Гончарук говорил, что своей ключевой задачей он считает борьбу с бедностью. Каждый дополнительный процент ВВП он пообещал потратить в пропорции 30 на 70: 30 % — на социальную защиту, 70 % — на развитие. А развивать премьер планирует главным образом инфраструктуру: отремонтировать рекордные 24 тыс. км дорог и покрыть интернетом все крупные автомагистрали.

Но на это нужны деньги, а без новой программы сотрудничества с Международным валютным фондом (МВФ) привлечь их будет сложно.

Ребрик верит, что Украина таки получит новую программу. «Мы ожидаем подписания нового трехлетнего соглашения с МВФ на сумму $5−8 млрд до конца нынешнего года или в начале следующего», — говорит он.

Ключевым препятствием на пути к этому договору являются попытки миллиардера Игоря Коломойского через суд восстановить контроль над ныне государственным ПриватБанком, крупнейшим финансовым учреждением Украины.

Программа МВФ — определяющий фактор в стоимости кредитных ресурсов для страны. Еще один не менее важный фактор — ее кредитный рейтинг. Сейчас он находится на уровне B, а Гончарук хочет его вывести выше — на уровень А. «Уровень А — это Польша. Поэтому такая задача для пятилетней программы выглядит малореальной», — считает Вышлинский.

В инвестиционных кругах Нью-Йорка, которые следят за перспективами украинской экономики, сейчас есть только две темы для разговоров — будущее ПриватБанка и следующей программы МВФ. Так написал в своей ежедневной рассылке бизнес-новостей Украины американский журналист Джеймс Брук.

Читайте также на DOSSIER:  Оценят подготовку к вступлению: эксперты НАТО прибыли в Украину

И если инвесторы не поймут, какие у страны перспективы, в том числе и в этих вопросах, то они не приведут на берега Днепра ожидаемые Гончаруком $50 млрд. В этом практически уверен Анатолий Амелин, директор экономических программ Украинского института будущего.

Но не МВФ и кредитным рейтингом едиными. По мнению Вышлинского, наведение порядка в Налоговой и Таможенной службах само по себе может обеспечить очень важный импульс для экономики. К тому же регулирование рынка труда наконец перешло от Минсоцполитики к Минэкономики во главе с Тимофеем Миловановым.

Последний, как многолетний профессор Питтсбургского университета и президент Киевской школы экономики, сам занимался подготовкой кадров для рынка. А потому есть шанс, что в этом вопросе он неплохо разбирается.

«У нас есть безработица. Но в то же время не хватает квалифицированных людей для бизнеса» — так Милованов формулирует ключевую проблему отечественного рынка труда. И делает вывод: система образования должна понять, какие кадры нужны для украинского бизнеса.

С Миловановым согласен Евгений Шевченко, гендиректор компании Карлсберг Украина. Он считает, что для роста экономики нужно достаточное количество компетентных, мотивированных и честных людей — как в государственном, так и в частном секторе.

Умные и здоровые

Украинская система образования, если верить программе Кабмина, готова слышать пожелания министра экономики: Минобразования хочет, чтобы 45 % выпускников школ выбирали профессионально-техническое образование.

Во-первых, навыки слесарей, сантехников, поваров и строителей более востребованы на рынке, чем знания, получаемые после четырехлетней программы гуманитарного образования. Во-вторых, профессионально-технические училища (ПТУ) дешевле обходятся госбюджету.

«Часть программы Кабмина по образованию прописана очень хорошо, — считает Вышлинский из ЦЭС. — Впервые есть хорошая связь между экономикой и образованием».

Впрочем, Инна Совсун, экс-замминистра образования, нашла в образовательных планах Гончарука и Ко противоречия. Мол, профессионально-техническое образование — это хорошо. Но профильное министерство одновременно декларирует повышение качества высшего образования. То есть студенческий билет крупного университета будет все так же популярен. И заставлять школьников идти в ПТУ придется чуть ли не административными методами.

В ЦЭС подсчитали: в госбюджетах страны традиционно расширены расходы на образование и сужены на медицину. При этом восточноевропейские соседи из ЕС — такие как Польша или Словакия — тратят на медсферу намного больше, чем Украина.

Нынешний Кабмин декларирует, что наконец‑то осознал пагубность подобного перекоса. И поэтому не менее 70 % государственных учебных заведений за пятилетний срок выйдут из списка бюджетных организаций, попытавшись стать самоокупаемыми.

Статус «бюджетная организация» ограничивает возможности для развития, ведь университет не может вести самостоятельную кадровую политику без оглядки на министерство. Даже поднять без проволочек зарплату эффективному преподавателю госбюджетный вуз не в состоянии, уточняет Совсун. «Но в плане деятельности правительства мы не видим описания альтернативной модели финансирования», — добавляет она.

У правительственной программы есть проблемы и с реформой финансирования медицины. «Почему в документе нет ни слова о Национальной службе здоровья и госпредприятии Медицинские закупки?» — вопрошает Ольга Стефанишина, в недавнем прошлом заместитель Ульяны Супрун, бывшего руководителя Минздрава. Первая организация перераспределяет деньги из госбюджета на банковские счета поликлиник, а вторая — организованно закупает для них лекарства. И без них реформа завязнет.

Читайте также на DOSSIER:  Безопасность и медобследование: Ульяна Супрун предложила легализировать в Украине интимные услуги

Впрочем, в целом новый Минздрав взял правильное направление, считает Стефанишина. Нынешний министр Зоряна Скалецкая, мол, понимает: принцип «деньги идут за пациентом» критически важен. Также глава ведомства поддерживает идею повышения доверия людей к вакцинации, как и то, что необходимо обеспечивать доступными лекарствами людей, которые не в состоянии заплатить за них полную цену.

Скалецкая задала министерству четкие индикаторы успешности: уменьшить смертность на 5 %, инфекционные заболевания — на 20 %, а сердечно-сосудистые — на 10 %. Параллельно Министерство культуры, молодежи и спорта планирует поработать над тем, чтобы минимум 40 % населения занимались спортом.

Все это — не только о состоянии здоровья украинцев, но также и об успешности национальной экономики. «Без эффективной медицины не будет экономического роста, — напоминает Вышлинский из ЦЭС. — Надо добиться, чтобы и в 60 лет украинец или украинка могли много и качественно работать».

Дотянуться до Европы, не пропав с Россией

Если внутреннюю повестку страны, по ожиданиям Кабмина, будет формировать экономический рост и необходимые для него структурные реформы, то внешнюю — интеграция в Евросоюз и НАТО. Эти две цели — главное, что правительство заложило в сферы ответственности МИДа и вице-премьера по евроинтеграции.

У такого подхода сразу же нашлись критики. 4 октября, во время презентации программы Кабмина в парламенте, слово взяла Иванна Климпуш-Цинцадзе, глава комитета по евроинтеграции. По ее словам, МИД пропустил мимо ушей главное: российскую агрессию.

Дмитрий Кулеба, вице-премьер по евроинтеграции, в интервью Радио НВ пояснил свою логику: «разруливание» Донбасса и евроинтеграция лежат в совершенно разных плоскостях. «Я не вижу прямой или косвенной связи между ними», — сказал он.

В отличие от экономики, внешняя политика живет миром документов, деклараций и директив. Алена Гетьманчук, директор центра Новая Европа, напоминает: можно декларировать преданность идее борьбы с российской агрессией и ничего не делать, а можно не тратить времени на декларации, но предпринимать реальные шаги. Она уточняет, что вопросом урегулирования ситуации на Донбассе сейчас фактически живут и МИД, и Офис президента.

Реальность фантастики

«Очень хорошо, что у нынешнего Кабмина есть четко измеримые цели, а не „усовершенствовать, улучшить, углубить“ [как было у Гройсмана]», — говорит Вышлинский. Мол, с правительства, которое обещает просто устойчивое развитие без конкретных индикаторов, потом нечего и спросить. Команда же Гончарука взяла на себя ответственность за экономический рост и постоянно откладываемые структурные реформы, к которым привязаны четко прописанные цифры. «Уже само по себе это начало сложного процесса повышения качества жизни в стране», — считает эксперт.

Заявленный в правительственной программе рост экономики — это журавль в небе. Но есть, по мнению аналитиков, и синица в руке: готовность Кабмина декларировать сложные задачи, что уже является стимулом для инвесторов и бизнеса.

«Большинство экономических показателей [в программе] Кабмина — либо на грани, либо за гранью реальности. Но откровенных глупостей я там не заметил, а это уже очень много», — подытоживает Вышлинский.

Pin It on Pinterest