/Александр Ефремов: «Я не уехал из страны потому, что это было бы малодушием»

Александр Ефремов: «Я не уехал из страны потому, что это было бы малодушием»

Политик рассказал «КП» в Украине» о содержании в СИЗО, предательстве товарищей и мечте повидаться с внуками.

Экс-руководитель Партии регионов Александр Ефремов более года находится в Старобельском СИЗО Луганской области. Его дело суд изучает уже восемь месяцев. Бывшего регионала обвиняют в организации захвата здания Луганской облгосадминистрации, пособничестве в захвате Управления СБУ в Луганской области, посягательстве на территориальную целостность, содействие созданию террористической организации, а также в государственной измене.

«КП» в Украине» пообщалась с Александром Ефремовым в суде.


— Как вы себя чувствуете?
«Камера три на три метра»

— Я себя чувствую как любой человек, находящийся в тюрьме. Условия здесь не курортные. Впрочем, жаловаться на здоровье не стану. Это исключительно личные проблемы, и давать кому-то повод спекулировать на моем здоровье — не хочу. Не такой я человек.

— В каких условиях вас содержат?

— Размер камеры, в которой меня содержат, это три на три метра. Надо учитывать, что двое нар занимают немаленькое пространство, туалет и небольшой столик, мойка, простенок, куда можно положить продукты. Свободного пространства остается полшага на полтора шага.
Как видите, условия у меня не какие-то особенные, элитные, а как и у любого человека, содержащегося в тюрьме. И расписание, которое существует в этом заведении, ничем не отличается от такого-же в других СИЗО.

— И все же вы неплохо выглядите…

— Когда я только попал в тюрьму, адвокаты каждый день мне говорили заниматься физкультурой.  Я понимаю, насколько ценен этот совет, просидев за решеткой 14 месяцев! Регулярно делаю физические упражнения, по возможности, несколько раз в день. Не позволяю себе опуститься. И это при условии, что много пространства в камере нет.

54 уголовных дела

— Человеку без юридического образования сложно понять — справедливо ведется ваш процесс или нет? Вы, конечно, считаете, что несправедливо?

— Как я могу считать иначе? Судите сами: 14 месяцев я прошу, чтобы сторона обвинения предоставила хотя бы одно доказательство совершения с моей стороны какого-либо нарушения. Когда мы стали рассматривать дело, мы предложили суду начать рассматривать материальную часть дела. И вначале суд согласился с этой моей просьбой. Но когда перешли к рассмотрению второго тома (всего их 17. — Ред.), суд понял несуразность того, что в нем записано. Ведь в деле свалены материалы из разных дел, которые не имеют никакого отношения ко мне.

Мой адвокат подсчитал, что против меня возбуждено 54 уголовных дела, по которым не предоставлено ни одного доказательства правонарушения с моей стороны. Кроме этого, в мое дело вписали части дел каких-то неизвестных мне людей или, например, представителей «ЛНР». Поэтому, когда суд начинает рассматривать все, ничего не клеится и понять что-либо невозможно.

— Говоря о материалах из разных дел, вы намекаете, что на вас хотят повесить «грехи» «Партии регионов»?

— Возможно, и так. Но скажу по-другому. Когда бывший президент уехал из страны, я один из немногих публичных людей который не покинул Украину. Это вызвало дикую реакцию со стороны вновь пришедшей власти. Тогда на меня набросились СМИ и каждый день в чем-то обвиняли. Причем фальсифицировались какие-то сюжеты, забрасывались какие-то неизвестные люди, которые обвиняли меня во всех смертных грехах… Во многом дело против меня построено на несуществующих фактах, которые вбрасывались в СМИ в тот период.

И за то время, когда на человека льется грязь, большинство людей верят СМИ и невольно представляют теперь меня как какое-то чудовище. Избавиться от этого образа очень тяжело. Но меня радует, что сегодня все больше появляется сторонников, которые через адвокатов обращаются ко мне с одним: «Держись, мы с тобой, мы все прекрасно понимаем». Количество таких людей растет лавинообразно.

— Вас обвиняют кроме, всего прочего, в содействии террористам и госизмене. Скажите, как вы относитесь к незаконным формированиям «ЛНР» и «ДНР»?

— Все эти бредовые обвинения абсолютно беспочвенны! Я говорил ранее и повторю сейчас: есть объективная реальность, которая существует в нашем государстве. И с ней надо считаться. В свое время, вопреки всему, что на меня свалилось, я придерживался точки зрения, что все, что происходило в стране в 2014 году, можно было решить мирным путем, с помощью переговоров. На тот момент цена вопроса была мизерной. Я не говорю о материальной составляющей. Речь идет о политической составляющей.
За последние три с половиной года цена вопроса значительно выросла. И когда сегодня одна часть Украины пугает другую часть, то это не путь к решению проблемы. Я по-прежнему уверен в том, что решить вопрос можно, только сев за стол и посмотрев в глаза друг другу. Необходимо договориться и объединить страну.

— Не боитесь вот этим «в глаза друг другу» наговорить себе на новые упреки и обвинения…

— Пока у власти действующие политические силы, я не исключаю ничего, в том числе и выдвижения новых обвинений в мой адрес. Хотя бы с той точки зрения, что власти нужна какая-то фигура для того, чтобы на нее списывать реально существующие в государстве проблемы.

Из 74 свидетелей допросили только 27

— Ваши адвокаты утверждают, что дело против Вас разваливается. Если это так, то какой в итоге ждете финал?

— Я верю, что, несмотря на все, суд, принимая решение, должен будет считаться с законом и существующим положением дел. Хотя я понимаю, какое давление идет сейчас на суд, и как им непросто в этой ситуации. Но знаете, пройдет еще какой-то промежуток времени, и у действующей власти появятся свои проблемы. Им надо будет думать, как самим выходить из сложной ситуации. Ведь то, что происходит в стране, вызывает очень много вопросов к властям. Я не хочу быть каким-то пророком, но скажу: если они не поймут, что надо остановиться и пересмотреть свои действия, то в конечном итоге это может плохо закончиться для всего государства. Мы уже начинаем терять не только предприятия и отрасли промышленности, но и целые сектора государственного управления. А потеря системы государственного управления – это первый шаг к развалу государства.

— Генеральный прокурор заявил недавно, что рассмотрение вашего дела подходит к логическому завершению. Как вы можете это прокомментировать?

— Не знаю, что в понятии генпрокурора означает «логическое завершение». Если говорить о временном рассмотрении дела, то мы еще совершенно не приступали к изучению материалов дела. Это 17 томов. Из 74 свидетелей за восемь месяцев допросили только 27. Поэтому пусть сам и поясняет, о каком логическом завершении он говорит. В моем понимании у нас впереди большой временной период, чтобы суд ознакомился хотя бы с тем, что есть в деле, не говоря о том, что информацию надо осмыслить.


— Что вы сделаете в первую очередь после освобождения?
«Жду встречи с внуками»

— Я об этом не думал. Но у меня есть семья, дети, внуки. Что мне сейчас хочется, так это увидеть внуков.

— За этот год вы виделись с близкими?

— Да. По решению суда у меня есть возможность встречаться с родственниками.

— С кем из ваших друзей вы общаетесь сейчас?

— Со многими. Но как общаюсь? Через родственников, адвокатов. Многие мне передают приветы, посылки. Приятно, что люди о тебе помнят. Причем те, от кого я этого и не ожидал. Правда, есть и много других, которые вдруг забыли, уверяющих, что не знали меня вообще. Некоторые свидетели, с которыми, можно сказать, жизнь прошла, в суде отрицают наше знакомство. Я понимаю: человеку сегодня так удобнее. Но сам я не намерен предавать свое прошлое. Потому что, если ты предашь свое прошлое, ты никогда не построишь свое будущее.

— А с однопартийцами из «Партии регионов»? Можете назвать фамилии?

— Очень многие общаются. Что касается фамилий, то без согласия людей называть их не стану. То, что они не потеряли свое лицо и остались порядочными людьми, вызывает у меня только уважение. Поэтому всегда говорил и повторю: я никогда не предавал и не предам своих однопартийцев, рядом с которыми прошел много лет. По этой причине и не уехал из страны. Это было бы малодушием, а я не мог предать людей.    

«Радует, что есть справедливые судьи»

— Как вы следите за новостями в стране?

— У меня есть телевизор, регулярно бывают адвокаты, приезжают родственники, которые привозят материалы, подготовленные моими помощниками о новостных событиях. Стараюсь быть в курсе всех процессов, которые происходят в нашем государстве. И за пределами тоже. У меня много друзей, которые находятся в других странах, в европейских государствах и поддерживают со мной сейчас связь.

— До сих пор украинцы обсуждают пересечение границы Михаилом Саакашвили. Одни говорят, что это незаконно. Что вы скажете?

— Представьте, чтобы Саакашвили прорывался через границу Великобритании или США. Какие действия были бы со стороны правоохранительных органов этого государства и генпрокурора? Это один момент. Наша законодательная база четко говорит о том, что будет с людьми, которые незаконно пересекают государственную границу. Это второй момент. И третье. Заявления президента до момента пересечения Саакашвили границы одни, после — диаметрально поменялись. Как это понимать?

— Что вы скажете об освобождении экс-мэра Славянска Нели Штепы?

— Я рад за этого человека. Ее удерживали в тюрьме почти четыре года, не имея доказательств вины. Радует, что даже при существующей системе управления судами, есть судьи, готовые принять такое решение.

«Книги я точно писать не буду»

— А в политическом плане есть какие-то виды на будущее?

— Знаете, я своей в жизни никогда не просился ни на какую должность.  Так сложились обстоятельства, что я стал политиком и уже многие годы занимаюсь политической деятельностью. Что касается дальнейших планов… В зависимости от того, как будет складываться ситуация, я буду принимать соответствующее решение.

— Если обстоятельства вынудят вас вернуться в политику, останетесь или отойдете в сторону и будете писать книги?

— Ну, книги я точно писать не буду. По одной простой причине – если ты пишешь правду, то обретешь много врагов. А если не писать правду, то зачем начинать вообще писать?

— Если бы можно было вернуть время вспять, в 2013 год, чтобы вы хотели изменить?

— Увы, это невозможно сделать. Говорят, не живи прошлым и будущим, а живи настоящим.

Источник: kp.ua