ПОДРОБНЕЕ

План для Гройсмана: что ожидает премьера в ближайшие годы

Политическое напряжение вокруг Кабинета министров и лично премьера Владимира Гройсмана с началом нового политсезона заметно возросло.

Ставки повышают уже не только оппозиция, но и участники коалиции. Попытки консолидировать власть, которые предпринимались президентом Петром Порошенко привели не к замирению, а скорее к росту недоверия между «акционерами» «картельной партии» (БПП и «Народный фронт»). Активность НАБУ и Генпрокуратуры в отношении ключевых фигур фрондирующих групп только подталкивают их к поиску новой политпроектов. А это, в свою очередь, подрывает устойчивость исполнительной власти. В первую очередь, самого Кабмина.

Гройсман и его игра

Когда Владимир Гройсман только возглавил Кабмин многие эксперты восприняли это событие как то, что во главе КМУ стал человек Порошенко. Гройсмана рассматривали как исполнителя, человека-функцию, а это оказалось в корне не правильно.

Еще будучи мэром Винницы, Владимир Борисович научился сохранять свою автономию, при этом иллюстрируя лояльность центральным властям. Так, его не сломала премьер Юлия Тимошенко, не смог загнать в Партию регионов Виктор Янукович. Гройсман даже формально не вступил в БПП. Его интересы в Виннице представлены собственной политической партией – «Винницкая европейская стратегия».  И при том, что он всегда находился в недружественном окружении губернаторов, рейтинг Гройсмана на момент его ухода с должности городского главы в Виннице составлял порядка 70% поддержки избирателей.

Уже на должности спикера Верховной Рады Владимир Гройсман смог сформировать небольшую группу разных депутатов, которые начали ориентироваться лично на него, а не на Банковую. Что вызывало приступы недовольства и ревности в Администрации президента. Но другого кандидата на должность главы правительства у Порошенко не было. Точнее были, но они явно уступали личности Гройсмана с его позитивным мэрским бекграундом.

Когда Гройсман уходил в Кабмин он еще не мог претендовать на существенную долю кадровых назначений в КМУ. Но несмотря на то, что его политический вес был не сопоставим с фронтовиками и группой Кононенко-Грановский, ему удалось провести несколько знаковых людей (вице-премьер – министр Владимир Кистион, министр соцполитики Андрей Рева, министр Кабинета министров Александра Саенко).

Со временем Гройсман не только смог так выстроить игру в Кабмине и парламенте, что Банковая теперь вынуждена оглядываться на КМУ при принятии важных экономических решений, но и расширить собственную политическую базу поддержки. В Кабмине образовалась целая группа заместителей министров, начальников департаментов ключевых министерств, руководителей и первых замов госкорпораций, которые уже делают ставку на Гройсмана и ищут у него поддержки при столкновениях с интересами окружения Порошенко.

Кроме того, союзником Гройсмана неожиданно выступил экс-премьер Арсений Яценюк.

К концу 2016 года Арсений Петрович начал ощущать дефицит внимания к нему со стороны своих партнеров по коалиции. На первые роля в «стратегической семерке» вышли Арсен Аваков и Александр Турчинов, интересы которых начали расходиться с интересами Яценюка. Его людей начали «подвигать» в отдельных министерствах. НАБУ и САП начали активно прорабатывать схемы финансирования проекта «Стена», закупок юаровского угля. Особенно нервную реакцию у Яценюка вызвал арест Николая Мартыненко. Самого же Арсения Петровича все меньше становилось в публичной плоскости. Его капитализация явно падала. Но у экс-премьера был запас прочности в виде группы депутатов «Народного фронта», ориентированных лично на него или заведенных в НФ партнерами Яценюка из числа дружественных ФПГ. Этими парламентскими штыками он и воспользовался.

Сближение между Яценюком и Гройсманом началось еще в начале 2017 года, когда оказалось, что несмотря на договоренности между Аваковым и Порошенко, ряд решений в парламенте начинали провисать именно из-за «недисциплинированности» депутатов из групп Гройсмана и Яценюка.

Демонстрацией силы стало решение Кабмина не повышать тарифы на газ для населения, вопреки проекту НАК «Нафтогаза» (который свою инициативу как раз согласовывал в АП и на «стратегической семерке»). Гройсман посчитал, что новое повышение цен на газ ударит по его рейтингу, в преддверии нового непредсказуемого политсезона это было не желательно. Состоялся жесткий разговор между Петром Алексеевичем и Виктором Борисовичем, но по итогу Гройсман на попятную не пошел.

Уже к лету этого года Яценюк и Гройсман обменялись публичными комплементами и Владимир Гройсман даже создал Совет премьер-министров, где «можно было бы рассматривать вопросы, которые являются стратегически важными для развития государства», а ключевой фигурой был бы Яценюк. Заговорили даже о том, что премьеры начали обсуждать создание собственного политпроекта, без Авакова – Турчинова.

Впрочем, потребность в Совете как площадке позиционирования для Арсения Петровича, как и партийном строительстве отпала почти сразу.

Публичная демонстрация дружбы между Гройсманом и Яценюком серьезно напугала Банковую.

В ход пошла тяжелая артиллерия в виде дела против министра финансов Александра Данилюка (которого считают близким к Гройсману), визиты следователей прокуратуры к бизнесменам, связанным с окружением Яценюка, аресты строителей – подрядчиков по проекту «Стена», активизация следственных мероприятий по старому делу о 7,5 млрд грн (это то самое дело, производство по которому было открыто по заявлению главы Государственной финансовой инспекции Николая Гордиенко еще в 2015 году) и пр.

На Банковой все больше начали задумываться о рокировке Гройсмана на посту главы правительства. В качестве замены назывались несколько кандидатур, в том числе и секретарь СНБОУ Александр Турчинов и Генпрокурор Юрий Луценко.

Шансы Гройсмана удержать портфель

На данный момент у Гройсмана сложная ситуация. Премьеру оппонируют сразу несколько групп влияния в окружении Порошенко.

С одной стороны – это группа «ударовцев», ориентированных на замглавы АП Виталия Ковальчука (их, в свою очередь, связывают с олигархом Дмитрием Фирташем). Конфликт Гройсмана с Ковальчуком имеет характер мерцающих противоречий. Время от времени их интересы пересекаются, обостряется обмен любезностями в виде противостояния министерств и ведомств, но до открытой демонстрации вражды дело не доходит. Это связано с тем, что позиции самого Виталия Ковальчука в АП уже не те, что прежде. Есть определенное внутреннее недоверие. Да и «ударовци» в ВР подливают масла в огонь с отказом голосовать за решения, которые затрагивают интересы дружественных им ФПГ.

Вторая оппонирующая группа – это команда Игоря Кононенко. В июне парламент «прокатили» скандальный проект закона об изменениях в госбюджет на текущий год. Тогда законопроект не поддержали депутаты из БПП (групп Игоря Кононенко и Сергея Березенко). Но уже в июле 226 депутатов проголосовали за изменения в бюджет. Законопроект приняли без поправки, которая возвращала практику возмещения предпринимателям НДС путем выпуска облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Ценными бумагами хотели погашать задолженность по выплате налога в размере 4,6 млрд грн, сформировавшуюся до 2016 года. Как сообщают СМИ, после голосования Кононенко подошел к правительственной ложе, где находился Гройсман, и громко сказал премьеру: «Ты об этом еще пожалеешь».

Наиболее резонансный конфликт между премьером и Кононенко мы наблюдали на примере  истории с «Укрзализныцей». Кононенко выступил в поддержку министра инфраструктуры Владимрра Омельяна и сохранение контроля над УЗ за Мининфраструктурой, а Гройсман настоял на переподчинении «Укрзализныци» Минитерству экономики и торговли и поддержал Войцеха Болчуна в его противостоянии с Омельяном.

Третья группа – это ближайшее окружение Порошенко, которое опасается, что возросший политический вес Гройсмана сделает его полностью неуправляемым. С ними солидарны и Арсений Аваков с Александром Турчиновым, которые имеют сложные взаимоотношения с Кабмином. Времена когда они могли позволить себе деллегировать своих замов вести разговор с Владимиром Борисовичем давно закончились. Теперь только лишь их личное участие позволяет решать вопросы с премьером.

Однако, несмотря на то, что Гройсман оказался под мощным давлением «друзей Порошенко» и оппозиционных сил в парламенте, у него есть еще некоторый запас прочности.

Во-первых, замена премьера требует устойчивого большинства для того, чтобы кризис не увлек всех в досрочные парламентские выборы. Пока на Банковой к ним не готовы (но это не значит, что они не будут готовы к началу 2018 года).

Именно из-за этого Петр Порошенко недавно предпринял попытку силового примирения членов своей команды и сателлитов. Как ранее сообщала «Народная правда», во время встречи в резиденции в Залесье, Порошенко потребовал у своего окружения прекратить междоусобицу и заключить «пакт о не нападении», который должен включать в себя и некоторые кадровые решения (там где они еще не приняты).

В качестве косвенного подтверждения этой версии можно привести жесты «доброй воли» со стороны ГПУ: прекращения дела о доходах министра финансов Александра Данилюка, сворачивание активности в расследовании схем Фирташа и пр.

Однако, даже если предположить, что  Порошенко удастся удерживать свое окружение в мире в среднесрочной перспективе, вряд ли получиться выстроить систему сдерживания и противовесов в условиях замены премьера. Если из существующей архитектуры власти убрать фигуру Гройсмана сейчас, то все договоренности распадутся.

Сегодня участники «картельной партии» могут договариваться исключительно на короткую дистанцию и точечными, а не пакетными соглашениями.

Во-вторых, замена Гройсмана на другую кандидатуру целесообразна тогда, когда начинается электоральный забег. Новый премьер возглавит партийный писок новой провластной политической силы (например объединённой БПП-НФ). В таком случаи на лидерство может претендовать Юрий Луценко. Но захочет ли он тянуть за собой и на себе этот груз? Не лучше ли стартонуть с собственным политпроектом, без токсичного баласта.

Фигура Турчинова в качестве пермьера выглядит в этом расскладе скорее как техническая, переходная. Но я не вижу добавленной политической стоимости для Порошенка менять Гройсмана на Турчинова. Ни рейтинга приростить, ни доверия к реформам получить, ни на Западе позиционироваться.

Иными словами, несмотря на «качели» и турбулентность политсезона – 2017, у Владимира Гройсмана есть все шансы удержаться во главе Кабмина и дотянуть до следующих выборов (хотя они могут произойти и раньше чем планировалось).

Виталий Кулик

Источник: ru.narodna-pravda.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ