ПОДРОБНЕЕ

МОРОЗ: ДЕЛО ГОНГАДЗЕ СДЕЛАЛО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИМИДЖ ЛУЦЕНКО (ВИДЕО)

Известный украинский политик в рамках спецпроекта «Гаранты независимости» рассказал о пленках Мельниченко, а также о смерти Вячеслава Черновола.

— Вы имели непосредственное отношение к обнародованию пленок Мельниченко. Какого вы ожидали резонанса и каких последствий? Мы видим, что они были опубликованы, о них узнал весь мир, долгий процесс… А результат какой?

Результата нет.

— Почему?

Результата нет потому, что эту историю режим, по наследству передает следующему режиму, который не меняется. То, что это было убийство, понятно. Ведь сидит же человек, который получил генеральское звание от капитана до генерала за пару лет, и каждый раз это было связано с преследованием и Подольского, и Гонгадзе и так далее. Я напомню, что шла президентская кампания. Радио «Континент», которое вел Георгий Гонгадзе, все время выступало на стороне справедливости. Оно откровенно критиковало Кучму. В это время начала оформляться интернет-газета «Украинская правда», которую основывал именно Георгий Гонгадзе. И в это время произошло убийство Георгия. После выборов ко мне обратился Мельниченко, детали я пропущу, с информацией о том, что у него есть записи об этом периоде. Я, откровенно говоря, не хотел встречаться, потому что такого рода провокации были. Но потом, послушав их, я убедился, что это действительно так. Поэтому 28 ноября 2000 года я выступил на трибуне парламента и рассказал об этом обстоятельстве и дал журналистам возможность ознакомиться. Перед этим коллегу из парламента Голландии попросил, чтобы они сделали экспертизу, потому что были сомнения. Хотя для меня лично их не было, потому что и голоса, и манера говорить, и те персонажи, которые там были, и подтвердили многие, что там были, но будто бы экспертиза не смогла это подтвердить. Потом это подтвердила экспертиза и наша, и заграничная. Только, очевидно, что есть какие-то другие вещи. Я сейчас детально говорить об этом не буду, которые дают возможность передавать это дело как эстафету от одного режима к другому.

— Спустя годы, вы считаете, что смерть Вячеслава Черновола была убийством?

Я абсолютно уверен, что это было убийство. И Николай Степаненко очень хороший следователь и профессионал написал двухтомник, где по секундам расписал все как было, и у меня нет никаких сомнений, что это убийство. Похожим образом потом был убит Малев, глава Укроборонпрома и так далее. Это отработанная технология убийства. Логики в этом не было никакой, потому что Вячеслав Черновол не мо быть конкурентом. Это было известно. Перед этим усилиями Банковой был расколот Рух. Это было просто огромное преступление, которое не давало преимуществ организаторам. Почему так вышло, должно было бы установить следствие, но оно очень быстро признало, что это было ДТП.

— Что принесли 2000-2001 годы для Украины?

Я хочу сказать, что много из этого периода было написало документальных вещей. Много было проведено следственных действий и много было сделано, чтобы закамуфлировать все это дело. Пока мы не поставим все точки над «і» юридически в деле Гонгадзе, до тех пор уважать Украину не будут, потому что это очевидные вещи. Я в данном случае не требую наказания тех или иных чиновников — нет. Суд должен сказать, что было так, были такие заказчики, были такие организаторы. И милиционеры будто бы там погибли в больнице, и Кравченко будто бы самоубийство двумя выстрелами сделал, и другие обстоятельства. Все это говорит о том, что режим передает это дело от одного к другому. Я припоминаю, что дело Гонгадзе сделало политический имидж Юрию Луценко. Когда он был министром, он провел действительно серьезное расследование по этому делу и сказал, что все дело в том, что прокуратура не передает дело в суд. Сегодня прокуратура могла бы передать, наверное. Тем более что и осужденный пожизненно генерал также говорит о такой потребности. Почему не передают? Ведь времени уже прошло сколько. Мы хотим, чтобы нас уважали?

 

 

Источник: newsone.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ