ПОДРОБНЕЕ

Украинское государство и взорванная свобода слова

Комитет по защите журналистов: отсутствие результатов в расследовании убийства Шеремета ставит под вопрос дееспособность украинской власти

20 июля 2016 года Павел Шеремет, известный журналист родом из Беларуси, направлялся на работу в студию «Радио Вести» в Киеве, когда «субару», за рулем которой он сидел, взорвалась на оживленном перекрестке. Задребезжали стекла в окнах домов, в панике взлетели голуби. 44-летний Шеремет умер почти мгновенно, и прокуратура Украины вскоре подтвердила, что причиной его смерти стала заложенная бомба. Но по прошествии года убийство Шеремета так и остается нераскрытым.

Если бы этот взрыв мог быть случайностью, наша организация, Комитет по защите журналистов (CPJ), не проводила бы собственное расследование и не требовала от украинских властей проведения полномасштабного следствия. Но Шеремет был неутомимым сторонником прозрачности и демократии, работая в первую очередь журналистом в своей родной Беларуси, затем в России и с недавнего времени — в Украине. До тех пор, пока его убийство не будет раскрыто, истина, которую он искал всю жизнь, останется из-за его смерти недоступна его соотечественникам.

Убийство — это высшая форма цензуры СМИ. Когда журналистов убивают, в высказывания их коллег проникает самоцензура. А когда страна, особенно такая страна, как Украина, которая стремится к членству в Европейском союзе, не в состоянии привлечь к ответственности убийц, его заявления о приверженности демократии и верховенству права оборачиваются пустым звуком.

Именно так и обстоят дела с расследованием убийства Шеремета. За прошедший год украинские чиновники давали много обещаний, но так и не арестовали и даже не выявили подозреваемых, равно как и не представили убедительных версий о мотивах преступления. Как обнаружила группа по выявлению фактов CPJ за время недавней недельной работы в Киеве, затянувшаяся безнаказанность повлияла на способность средств массовой информации говорить в том числе о таких чувствительных вопросах, как коррупция, злоупотребление властью и продолжающийся конфликт на востоке Украины.

Убийство журналиста — высшая форма цензуры.

В течение года после убийства Шеремета свобода прессы в Украине попадала под все более интенсивное давление. Расследовательскую журналистику стали называть «антипатриотичной», а журналисты, которые оппонируют официальному политическому курсу, как Шеремет, ежедневно подвергаются угрозам, преследованиям или оказываются под наблюдением.

Украинские официальные лица настаивают на том, что они все еще работают по делу Шеремета. Президент Петр Порошенко, который 11 июля встретился с делегацией CPJ, работающей над этой темой, заверил, что он по-прежнему намерен привлечь убийц к ответственности. Порошенко даже предложил привлечь к официальному расследованию международные службы, что могло бы активизировать следствие. Но хотя такие шаги и предлагаются, происходит это с большим опозданием и после нескольких месяцев ошибок, которые уже подорвали доверие общества.

Противоречащие известным фактам заявления высших должностных лиц, в том числе министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, уничтожают доверие к расследованию. Аваков публично допустил причастность России к убийству Шеремета и предположил, что дело вряд ли удастся разрешить. Однако на встречах делегации CPJ со следственными органами было сказано, что Аваков имеет ограниченный доступ к материалам следствия, и что его заявления не подтверждаются найденными доказательствами. Наша делегация также была проинформирована о том, что власти рассматривают несколько мотивов преступления, но пока не могут ни исключить, ни не выделить ни один из них. Почему же тогда Аваков позволяет себе противоречивые высказывания и распространяет безосновательные версии?

Место убийства Павла Шеремета, год спустя

Место убийства Павла Шеремета, год спустя

Столь же тревожны данные о том, что неудачи расследования были вызваны плохой работой полиции, в том числе тем, что не были допрошены важные свидетели, не проверены записи камер наблюдения и не было дано внятного объяснения присутствию бывшего сотрудника службы внутренней безопасности на месте преступления накануне убийства. Главный редактор независимого новостного сайта Украины «Украинская правда» рассказала CPJ, что несколько месяцев перед взрывом Шеремет и его партнер, основатель сайта Алена Притула, находились под наблюдением. Кроме того, сотрудники сайта получали угрозы, впрямую направленные на то, чтобы помешать им предавать огласке некоторые громкие сюжеты. При этом украинские власти не смогли адекватно ответить на вопросы CPJ о том, были ли эти утверждения расследованы.

В совокупности все эти упущения и необъяснимые обстоятельства вызывают серьезные вопросы о полноте и легитимности проводимого властями Украины расследования. Если Порошенко действительно серьезно относится к раскрытию убийства Шеремета, ему придется изменить подход. Украинские должностные лица должны выстроить четкую иерархию и назначить конкретных ответственных за раскрытие этого дела. Более того, Порошенко должен публично направить больше ресурсов на проведение расследования и решительно осудить любые нападения на журналистов. И, что самое сложное, необходим совершенно новый подход к следствию, который уменьшит ведомственную предвзятость, особенно если, как некоторые утверждают, доказательства будут указывать на официальные или властные структуры.

В совокупности упущения и необъяснимые обстоятельства расследования вызывают серьезные вопросы о его полноте и легитимности.

Несмотря на контроль президента за расследованием, мы вовсе не убеждены, что власть Украины намерена работать над этим делом с той энергией, которая для этого необходима. Поэтому крайне важно поддерживать давление на ситуацию извне. Европейский союз находится для этого в уникальном положении. Заявляя, что Украина является его приоритетным партнером для установления более глубоких политических и экономических связей, ЕС имеет множество рычагов для усиления понимания властью Украины ее ответственности. В 2014 году ЕС выделил для Украины 12,8 млрд. евро для поддержки нескольких ключевых секторов, включая правовую сферу и гражданское общество. Прогресс в обоих этих областях окажется значительно меньше, если в деле об убийстве Шеремета не будет подвижек.

Шеремет в течение более двадцати лет яростно обличал коррупцию во всех трех странах постсоветского пространства, где он работал. За это упорство CPJ в 1998 году наградило его Международной премией за свободу печати. Ему угрожали, сажали в тюрьму, нападали на него и лишили его гражданства Беларуси. И хотя у Шеремета было множество друзей, которые ценили его личную харизму, остроумие и заразительный оптимизм, у него также хватало врагов, которые ненавидели его за бескомпромиссный журналистский профессионализм.

Пять лет назад Шеремет переехал в Украину, поскольку считал, что сможет там работать более свободно и безопасно. Сегодня, когда нападки на средства массовой информации на его новой родине продолжаются, а его убийство остается нераскрытым, его вера в будущее Украины выглядит все менее оправданной.

Нина Огнянова
координатор проекта по защите журналистов Европы и Центральной Азии

Источник: liga.net

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ