ПОДРОБНЕЕ

ГРОЙСМАН: ЕСЛИ МЫ ПРОВЕДЕМ РЕФОРМЫ — УКРАИНА ПРЕВРАТИТСЯ В СТРАНУ НАИБОЛЬШЕГО УСПЕХА НА КОНТИНЕНТЕ

Премьер-министр Украины рассказал «ДС» о будущем пенсионной реформы, где у нас будут приземляться лоукостеры и когда рост ВВП составит выше 5%

ДС Вы почти полтора года в должности. Как вы оцениваете результаты работы правительства за этот период?

В.Г. Главное, нам удалось стабилизировать ситуацию. Год назад наше правительство приходило на фоне политического кризиса, который уже перерастал в социально-экономический. Нам удалось стабилизировать ситуацию, более того, перейти к экономическому росту. Справедливости ради надо сказать, что мы опирались и на то, что было сделано в 2014 и 2015 годах и первым и вторым правительствами Арсения Яценюка. Тогда принимали некоторые сложные, хотя и очень непопулярные решения, но они позволили выровнять ситуацию, остановить экономическое падение. Нашей задачей было уже на базе этого фундамента перейти к экономическому росту и продолжить изменения внутри страны. Я считаю, что мы ситуацию удержали. Вы помните, как много скептицизма было, когда мы только пришли? Был скепсис и в отношении меня как премьер-министра, и в отношении того, что мы ситуацию в стране не удержим, бюджет не выполним и зиму не пройдем. Но мы все сделали.

ДС В Украине часто такое настроение — будто вот-вот наступит катастрофа…

В.Г. Да, у нас всегда находятся те, кто сопротивляется, ну и скептики, которые всегда будут говорить что-то наперекор. Для того чтобы провести изменения, надо иметь надежду и волю.

ДС Существует мнение, что в 2014 году было своеобразное «окно возможностей», чтобы проводить непопулярные реформы, в том числе и те, которые сейчас предлагает ваше правительство: пенсионную, медицинскую и земельную. Почему их не провели тогда, учитывая, что люди готовы были терпеть?

В.Г. Если посмотреть в прошлое, то всегда найдется очень много вещей, которые, казалось бы, можно было сделать по-другому или лучше. Но надо четко понимать ситуацию, которая была тогда. Например, февраль-март 2014 года. На счетах Государственного казначейства Украины было 108 тыс. грн. Вы представляете? Российские танки на восточной границе, оккупация Крыма, а правительство осталось без ресурсов. В той ситуации враг делал все, чтобы Украина исчезла как государство. Мы не исчезли, и это очень важно. И здесь большой вклад не только правительства, но и каждого гражданина Украины. Сегодня оглядываться на прошлое и говорить, что мы что-то могли бы сделать лучше, неправильно. Опыта преодоления таких кризисов не было, вызовы были велики. Несмотря на все это, сделано было тоже немало.

ДС Однако такие сложные решения, как пенсионная реформа, в частности, увеличение стажа выхода на пенсию или даже пенсионного возраста, тогда можно было легче провести через парламент…

В.Г. Возможно, но в стране не была готова ни одна реформа.

ДС То есть наработанного пакета реформ не было?

В.Г. Тогда не было. Это очевидный факт. Все только нарабатывалось, а уже в 2015 году начали приниматься решения. Реформы — это процесс, требующий времени. За три года мы получили собственный опыт, удержали ситуацию в стране, а теперь необходимо восстанавливать экономику и расти. Я верю в великое будущее Украины, в то, что у нас есть серьезные возможности во многих сферах. Мы можем иметь сильную экономику, сильную оборонку и строить мощные демократические институты. Это вполне в наших силах. Мы можем восстановить доверие к украинским судам, провести модернизацию, я бы сказал, капитальный ремонт страны. Конечно, для этого нужны реформы. Мы предложили целый пакет реформ. Это и пенсионная, и реформа здравоохранения, и реформа образования. Многие вещи мы делаем в экономической сфере, в фискальной политике, в сфере дерегуляции. Отдельно хочу отметить, что еще в 2014 году, когда я впервые пришел в правительство, мы начали проводить децентрализацию власти. Кстати, насчет «окна возможностей». Когда я был мэром Винницы, мы много сотрудничали со Швейцарским агентством развития и сотрудничества. Швейцария очень много помогала Виннице и сейчас помогает…

ДС Это в вопросах питьевой воды, колодцев и трамваев?

В.Г. Не только. Мы и трамвайные проекты сделали со швейцарцами, и проект по энергоэффективности, провели работы по генеральному плану, у нас работали швейцарские урбанисты. Все это еще в 2006-2013 годах, когда я был мэром.

ДС В Виннице уже в 2012 году была электронная система управления городом…

В.Г. Именно ее мы сделали сами. Швейцарцы видели, что мы заинтересованы в работе на результат, мы открыты и прозрачны, поэтому нам помогали. В 2011 году мы общались в Виннице, и я предложил тогдашнему руководителю агентства в Украине организовать разработку пакета законов, которые обеспечат в Украине децентрализацию и развитие местного самоуправления. Но я был уверен, что со временем откроется «окно возможностей» и тогда у нас будет готовый пакет и будет возможность его быстро проголосовать.

ДС А что швейцарцы?

В.Г. Швейцарцы поначалу согласились с моей инициативой, начали работать, даже вызвали экспертов из Швейцарии, работали с Ассоциацией городов, с парламентом, с Администрацией президента. А затем мы встретились, и они говорят: мы со всеми поговорили и не видим шансов на проведение этой реформы в ближайшей перспективе. Они сказали, что не смогут поддерживать проект, который неизвестно когда закончится. Тогда действительно сложно было поверить, что все изменится. Вы же помните, что в то время с каждым годом все больше централизовали власть и фактически уничтожали местное самоуправление.

Потом я много раз вспоминал этот разговор, когда в 2014 году мы взялись за реформу местного самоуправления и децентрализацию. Было много экспертных наработок, но целостной картины не было. Я, уже как вице-премьер-министр, собирал всех вместе, и мы начали нарабатывать конкретные решения. Появились финансовая децентрализация, государственная региональная политика, заработал фонд регионального развития, началось добровольное объединение общин и многие другие инициативы.

ДС Сейчас местное самоуправление получило колоссальные финансовые ресурсы. Насколько эффективно эти деньги используются?

В.Г. Как используют? По-разному. Часто главная идея — положить деньги на депозит. Но я хочу подчеркнуть, что там, где есть нормальный хозяин, могут эффективно использовать ресурсы, там всегда будет порядок, а где лентяй — там проблемы. Когда я стал мэром еще в 2006 году, то собрал весь хозяйственный актив и сказал, что через два месяца мы будем строить дороги в Виннице. На меня посмотрели, иронично улыбнулись и спросили, где возьмем деньги. Я заверил, что деньги найду, готовьте проектную документацию. Тогда мы выпустили облигации местного муниципального займа, под 10 или 11% привлекли 30 или 40 млн грн, уже точно не помню. Потом сделали следующее: мы не сразу использовали всю сумму, чтобы строить дороги, а проплатили авансы. Работы начались, я объявил тендер, город выбрал банк, и остальные средства мы положили на депозиты под 18%. Фактически город на этом зарабатывал 6-7% в год, а это были достаточно серьезные ресурсы. Тогда, в 2006 году, депозиты были вынужденной мерой, они позволяли получить дополнительный ресурс. Сегодня средств у местного самоуправления больше, и их нужно эффективнее использовать. Но в 2006 году депозит был абсолютно нормальным инструментом, который в условиях отсутствия денег дал мне возможность начать масштабный ремонт дорог.

ДС Вы таким образом просто экономили деньги…

В.Г. Не только экономил, но и зарабатывал в бюджет города! Часть мы сразу пустили на восстановление дорог, а часть работала в банке.

ДС Создается впечатление, что, несмотря на процесс децентрализации, который уже начался, именно со стороны правительства и президента идут призывы, мол, у вас есть ресурс, есть деньги, берите и делайте, а мэры или главы общин, наоборот, смотрят, как бы чего не вышло…

В.Г. В чем-то это правда. При этом я могу сказать, что накопленные сегодня ресурсы достаточно серьезные, где-то на 100 млрд грн увеличились местные бюджеты за последний год. Сегодня все на местах, городской совет, исполнительный комитет, деньги автоматически зачисляются на счета местных бюджетов, можно развивать местные проекты, программы модернизации, делать инфраструктурные проекты, обновлять транспорт, школы, детские сады или строить новые. Другое дело, что никто не придет и не сделает, надо брать ответственность и делать самим.

ДС Откуда у вас эта фишка, чтобы дороги строить? Вы говорите, что пришли в Винницу молодым и сразу взялись за дороги…

В.Г. Сегодня уже трудно ответить, я даже не помню. Прежде чем стать мэром, я провел сотни встреч с людьми, на которых они говорили о том, что их не устраивает, в том числе и о состоянии дорог. Я считаю, что человек должен ходить по нормальному тротуару, чистому, отремонтированному. Ездить по нормальной дороге, в нормальном троллейбусе, автобусе или трамвае, заходить в опрятный подъезд, придомовые территории должны быть оборудованы, поликлиники обеспечены. В общем, все, что окружает человека, должно быть приведено в порядок. Дороги были лишь частью того, что мы начали делать. Поэтому, когда на одном из первых интервью меня спросили, в чем ваш подход в работе, я сказал — в системности. А в чем заключается системность? В том, что мы должны четко двигаться вперед, видеть цель и понимать конкретные шаги, которые должны привести нас к результату.

ДС Перед тем как перейти в Кабинет Министров, вы были спикером парламента. Насколько вам удается найти общий язык с депутатским корпусом, чтобы реализовать системный подход к реформам? Ведь за пенсионную и медицинскую реформы проголосовали в первом чтении. Они приняты, но еще неизвестна их судьба во втором чтении. Не выхолостят ли их на уровне комитета?..

В.Г. Законопроекты подготовлены ко второму чтению. Однако еще надо поработать, чтобы рассмотреть 800 поправок по медицине и полторы тысячи поправок по образовательной реформе. Это будет непросто, но мы сделаем все, чтобы их рассмотреть профессионально и не дать, как вы сказали, выхолостить. При этом пенсионная реформа в первом чтении принята и получила 282 голоса. Здесь следует отметить, что, нарабатывая эту реформу, мы сделали очень важный шаг, отойдя от тех схем, которые предлагались.

Ранее речь шла о чем? Повысить пенсионный возраст. Я категорически не воспринимал эту позицию, считал ее несправедливой по отношению к украинским гражданам. Мы нашли новую систему, которая сбалансирует Пенсионный фонд и самое главное — восстановит справедливость, восстановит нормальные пенсии для пенсионеров, в частности, учитывая их трудовой стаж. Мы проведем осовременивание, то есть перерасчет ранее назначенных пенсий, отменим налогообложение для работающих пенсионеров. Предложенная модель повышения трудового стажа создаст предпосылки для детенизации зарплат, что очень важно, потому что абсолютное большинство тех, кто претендуют на пенсию, должны платить в Пенсионный фонд. Это и даст возможность построить качественную пенсионную систему. Я считаю, что каждый народный депутат должен быть сторонником такой формулы. Тем более что вопрос не в том, поддерживают пенсионную реформу Гройсмана или нет, а в том, будут пенсионеры получать более высокие пенсии уже с 1 октября или не будут. Поэтому вариант, который предложило правительство, является в принципе очень системным и качественным и самое главное — сбалансированным. Он даст возможность 9 млн пенсионеров повысить пенсии.

ДС Кроме того, он не настолько раздражает тех, кто уже собирается на пенсию, как повышение пенсионного возраста…

В.Г. Там повышения пенсионного возраста нет! Там есть общий стаж, требования к которому вырастут, а пенсионный возраст такой, как и сегодня, и в любом случае не будет повышаться. Мы избежали этого. Причем стоит отметить, что многие страны имеют пенсионный возраст и с 63, и с 65, и даже с 67 лет. Мы от этого отошли. У каждого есть возможность до 60 лет заработать необходимый стаж и уйти на пенсию. Поэтому я считаю, что парламент, президент и правительство должны объединиться вокруг этой реформы и почтить нынешних и будущих пенсионеров.

ДС То есть вы оптимистично смотрите на шансы принятия пенсионной реформы в Верховной Раде?

В.Г. Абсолютно. Я вообще оптимист, потому что, если быть пессимистом, невозможно добиваться результата…

ДС Вот вы оптимистично настроены, а как быть с тем, что за изменения в государственный бюджет фракция БПП голосовала не в полном составе и пришлось привлекать голоса вне коалиции?

В.Г. Однако изменения в бюджет все же были приняты. Там заложены средства на льготы и субсидии, на лечение больных за рубежом, лекарства, инфраструктурные проекты, на оборону и безопасность. Все приоритеты остались…

ДС Вы чувствуете, что сейчас есть работоспособная коалиция, которая поддерживает правительство, или уже можно говорить о правительстве меньшинства?

В.Г. Нет! У нас коалиция абсолютно здорова! И очень важно то, что мы находим поддержку среди внефракционных депутатов и других групп и фракций! Вопросы, которые вносит правительство на рассмотрение парламента, это не мои вопросы, это вопросы государства. Это вопросы построения государства и справедливости, экономического развития и обороноспособности, это то, что нужно Украине. И я готов ради этого объединяться, готов объединять людей, готов бороться за то, во что верю.

ДС А во что вы верите?

В.Г. Я верю в успешное будущее Украины и буду за него бороться! Это для меня принципиальный вопрос, поэтому голоса складываются по-разному — где-то 226, а где-то, как пенсионная реформа, 282. Сейчас принципиальная задача — подготовиться ко второму чтению по ключевым реформам, сформировать бюджет на 2018 год и принять его.

ДС Когда вы пришли на должность премьер-министра, то одним из первых было заявление о необходимости прекратить перманентные изменения налогового законодательства, чтобы дать бизнесу стабильность и возможность прогнозировать правительственную политику. Как будет со стабильностью? Бюджет опять будет на новой налоговой базе?

В.Г. Мы уже сегодня видим постоянную налоговую базу. В прошлом году мы приняли ряд новаций по администрированию налогов. Предложили решение об электронном реестре налога на добавленную стоимость. Это колоссальный вклад в антикоррупционность этого налога! НДС был хронически коррупционным. Сейчас он возмещается автоматически, и никакая коррупция невозможна! Моя задача сегодня — добиваться принятия системных решений и поддерживать их, потому что не важно, кто автор, важно, чтобы мы принимали решения, которые нужны стране! Сейчас нам нужно преодолеть коррупцию на государственных предприятиях, потому что 3,5 тыс. госпредприятий сгенерировали на сегодня 87 млрд грн убытков! Поэтому то, что не нужно государству, не носит стратегического характера, надо продать, в том числе на электронном аукционе. На предприятие придет новый собственник, который создаст новые рабочие места, привлечет новые технологии.

ДС Проблема в том, что последние три года мы живем вообще без приватизации…

В.Г. Вы же понимаете, что противодействие системы никуда не делось. Мы с этим боремся. Сейчас мы предложили совершенно новый законопроект, прозрачный, конкурентный. По этому закону на процесс продажи имущества будет распространяться английское право. Это означает, что любой спор можно будет решить в суде Лондона. Это важный вопрос, это защита прав инвестора, и мы будем настаивать на том, чтобы такой закон был принят.

ДС На каком этапе сейчас этот законопроект?

В.Г. Он разработан, подан президенту и должен быть рассмотрен на Совете реформ. Очень важно, чтобы такие законы были приняты как можно быстрее. Я вам гарантирую: следует принять буквально пять-семь решений и Украина начнет ускоренный экономический рост!

ДС А ускоренный рост — это, по вашей оценке, сколько?

В.Г. Выше 5%.

ДС Какие пять-семь решений дадут ускоренный рост?

В.Г. В частности, это пенсионная, медицинская и образовательная реформы. Образовательная реформа чрезвычайно важна. Посмотрите, как динамично меняется мир! Нам надо менять программы. Медицинская реформа очень важна, ведь украинцы живут на семь лет меньше, чем в Европе. Это что, справедливость? Притом что мир уже обладает медицинскими технологиями, которые позволяют спасать жизнь…

ДС Здесь, наверное, еще есть вопросы к стилю жизни, к профилактике…

В.Г. Я согласен, но моя приоритетная задача — создать такую систему, которая помогла бы спасти жизнь. В 2017 году мы делаем 13 центров кардиососудистой хирургии. Мы закупили 20 тыс. стентов. Что это значит? Если каждому украинцу, которому нужно стентирование, оно будет сделано, то человек будет жить, причем без инвалидности…

ДС И работать сможет, как правило, в стентировании нуждаются люди трудоспособного возраста…

В.Г. Самое главное, что не умрет! Уменьшатся смертность и инвалидность! Украине нужен капитальный ремонт во многих сферах. Чрезвычайно важным для Украины является состояние дорог. Я поручил разработать стратегию развития украинских дорог на 2018-2022 годы. К сожалению, раньше у нас ее не было. Никто не понимал, что делать в этом году, а что в следующем. И если во время революции, кризиса и вторжения врага в 2014-2015 годах это еще можно понять, то совершенно непонятно, как можно было жить без стратегии, например, с 2004 до 2014 года? Что бы ни говорили, а в 2004 году рост экономики составлял 12%, и этого более чем достаточно для того, чтобы проводить структурные изменения, сделать Украину и украинцев успешными.

ДС Но в те времена повышали украинцам социальные гарантии…

В.Г. Все это дешевый популизм! Который слишком дорого обходится стране. Вместо того чтобы провести системные изменения, раздавали людям единовременно по 100, 200 или даже 1000 грн. Необходим системный подход, так, как мы делаем пенсионную реформу. Изменения должны быть прогнозируемые и гарантировать людям уверенность в завтрашнем дне. Системность важна в любой сфере. Возьмем хотя бы сельское хозяйство. Как было раньше? Условно говоря, посеяли, собрали, погрузили на корабли и вывезли за валюту. И все. А где рабочие места для украинцев? Где переработка? Где животноводство? Все это нужно системно менять. Нам надо поддержать сельскохозяйственное машиностроение в Украине. Сейчас необходимо внедрять механизмы поддержки украинского экспорта. Очень важны такие программы! А для этого нужны ресурсы. К сожалению, в этом году из-за так называемой блокады Донбасса мы потеряли 1% роста ВВП. Если бы не это, у нас сейчас был бы рост около 3% и это дало бы нам дополнительные возможности. Мы определили достижение нашей энергетической независимости как одну из стратегических целей, но это требует времени. В частности, мы приняли программу, по которой должны нарастить собственную добычу газа, и сегодня «Укргаздобыча» успешно увеличивает добычу.

ДС Кстати, газовщики постоянно жалуются на проблемы с получением лицензий. Говорят, что три с половиной года надо ждать, чтобы получить все разрешения на открытие новой скважины…

В.Г. С прошлого года количество выданных разрешений начало существенно увеличиваться. Но проблема существует, и здесь мы будем дальше работать с дерегулированием. Это проблема не только министерства, это вопрос и к местной власти, и к другим ведомствам. Но с нового года будет действовать норма, согласно которой 5% от рентных платежей будет направляться в местные бюджеты. Это значит, что мы хотим заинтересовать местные бюджеты, местные власти поддерживать развитие добычи газа и нефти. Самое главное, что мы сегодня принимаем решения на перспективу и они будут менять Украину, постепенно появится совсем другое качество жизни. На этом фоне важно добиться конкретных результатов в борьбе с коррупцией. И очень важно, чтобы был создан суд, которому доверяет общество.

ДС Вы имеете в виду Антикоррупционный суд?

В.Г. Это не главное. Важно, чтобы суд пользовался доверием граждан. Сейчас происходит перезагрузка Верховного суда, и я бы очень хотел, чтобы он стал настоящим эталоном правосудия. Это очень важно. Если речь идет об антикоррупционных делах, то не так важно создать Антикоррупционный суд или Антикоррупционную палату. Главное, чтобы процесс их создания не затягивался и чтобы они были независимыми.

ДС Вы упомянули об аграрном комплексе. А как быть с землей?

В.Г. Земельная реформа чрезвычайно важна для нас! Я убежден, если мы проведем необходимые реформы, включая и эту, они изменят Украину абсолютно и превратят ее в страну наибольшего успеха на континенте.

ДС Может, все-таки не так сразу — наибольший успех…

В.Г. Нет! Именно так, сразу! Потому что у нас очень большие возможности для роста! У нас возможности для роста гораздо больше, чем в развитых странах.

ДС Когда в 2015 году шли переговоры о реструктуризации долгов, то договорились, что часть долга нам списывают, но при превышении темпов роста до 4% мы будем выплачивать премию нашим кредитором. Как с этим быть?

В.Г. Нам однозначно нужно было тогда делать реструктуризацию, наши внешние долги даже сейчас составляют 80% ВВП.

ДС По европейским меркам это не трагедия, греки имеют более 150%.

В.Г. Да, но при слабом уровне развития национальной экономики и модернизации это очень высокий показатель. Особенно в ситуации, когда 5% ВВП мы вынуждены тратить на национальную безопасность, 5% ВВП — дефицит Пенсионного фонда. Кроме того, около 4% ВВП мы тратим на обслуживание внешних национальных долгов. Поэтому нам нужна была реструктуризация, она была единственно правильным шагом. И здесь, я считаю, правительство Яценюка проделало очень серьезную работу. Я в то время был в парламенте спикером и слышал критику с разных сторон, когда обсуждали вопрос реструктуризации. Я всем сказал тогда, что у нас есть предложения реструктуризации от правительства, а если кто-то может сделать лучше, я подпишу командировку, езжайте к кредиторам и договаривайтесь. Но никто никуда не поехал. То, что можно было реально сделать на тот момент, украинское правительство сделало, нашли возможности урегулировать ситуацию.

ДС И если мы будем расти выше 5%, то будем выплачивать эти премии кредиторам?

В.Г. Мы необязательно должны платить премии. Мы можем перекредитоваться на более выгодных условиях, у нас есть большое поле для маневра. Здесь важен экономический рост и чтобы системы, обеспечивающие услуги для людей, были качественными. При этом важно не искать врагов. Многие из МВФ пытаются сделать врага. Могу сказать, что реформы, о которых я говорю, нужны не МВФ. Они нужны нам. Украинцы должны быть здоровыми, образованными, иметь нормальную работу, чтобы обеспечивать себе нормальную жизнь, должны ездить по нормальным дорогам, эффективно потреблять энергоресурсы, быть социально защищенными и получить доступ к правосудию.

ДС Ну а земля должна быть товаром?

В.Г. Я бы так широко не говорил об этом вопросе. Я бы не хотел, чтобы кто-то использовал земельную реформу для того, чтобы обмануть украинцев.

ДС Обмануть их можно и без земельной реформы, впрочем, и сейчас обманывают…

В.Г. Обманывают и сейчас. Есть теневой рынок земли, и это все знают. При этом я считаю, что у нас есть очень большой потенциал развития — это украинское село. Если применять серьезные аграрные технологии, то у нас возможен рост в разы! Сегодня мы доказали, что первые в мире по производству подсолнечного масла, вторые — по кукурузе, постоянно входим в число лидеров по пшенице. У нас есть возможности идти дальше! Мы должны сделать эффективные инструменты возрождения украинского фермерства. Крупные латифундии в большинстве своем никогда не будут создавать добавленную стоимость, вкладывать средства в переработку. У них конвейер. Я не говорю, что они плохие, это просто другой бизнес, другой формат.

Поэтому очень важно, чтобы был сформирован легальный и эффективный рынок земли и чтобы он был не в интересах латифундий, не в интересах иностранных граждан, а в интересах украинцев, в интересах фермеров. И мы сказали, что готовы предложить на продажу до 200 га в одни руки, но только украинскому гражданину. Прозрачный рынок позволит привлечь в аграрный сектор длинные деньги, причем именно для фермеров. Могу откровенно сказать, что цели просто продать или купить землю нет. Цель в том, чтобы заложить основы для развития украинского фермерства.

ДС А у латифундий или крупных промышленных хозяйств есть будущее на украинском рынке или в среднесрочной перспективе вообще его не видите?

В.Г. Все зависит от них, как они будут вписываться в современные требования, в современную экономику. Никто не говорит, что земля будет только продаваться. Если всех устраивает, что она в аренде, то, пожалуйста, люди могут сдавать в аренду. Просто у них должно быть право, если хотят продать, пусть продают.

ДС Вы упомянули про длинные деньги. По разным оценкам, в украинцев «под матрасами» от $30 до $90 млрд. Есть ли какие-то идеи, как создать условия, чтобы эти деньги заработали в экономике?

В.Г. Главное — это доверие к банковской системе. И надо честно сказать, что банковская система Украины надежная.

ДС То, что даже главы Нацбанка нет, не создает проблемы?

В.Г. Глава Нацбанка есть!

ДС Исполняющий обязанности…

В.Г. Нет! Гонтареву никто не освободил, насколько я понимаю. Представления в парламенте нет. Кроме того, первый заместитель главы НБУ Яков Смолий тоже достаточно квалифицированный человек. Поэтому на сегодняшний день главное — это доверие к банковской системе, стабильность в стране, стабильность национальной валюты. Кстати, ЕБРР начал предоставлять кредиты в гривне, а не в евро, как было раньше. Это значит, что наша валюта укрепляется, и это хорошо.

ДС Главное, чтобы она не подскочила так, как в 2015 году…

В.Г. Предпосылок для этого сейчас нет.

ДС Украинцев очень возмутила ситуация вокруг Ryanair, поэтому возникает несколько вопросов. Во-первых, как можно было подписывать меморандум, не имея общей концепции развития аэропортов в Украине, и, как следствие, барахтаться между «Борисполем», «Жулянами» и «Гостомелем»? Во-вторых, возникает вопрос относительно системы управления. Как получается, что подписывается меморандум, а затем руководитель государственного предприятия, который должен его выполнять, говорит, что нам это не подходит?

В.Г. Во-первых, я считаю, что лоукостеров в Украину надо привлекать. Это достаточно недорогие, я бы сказал дешевые, авиаперелеты, которыми пользуются граждане цивилизованных стран. Я считаю, что нам это очень нужно. И это надо делать. Во-вторых, необходимо сделать несколько вещей. Например, у нас есть три аэропорта в Киеве. «Борисполь» очень серьезно растет. Он становится международным хабом. «Жуляны» — городской аэропорт, который может работать с лоукостерами и уже работает.
И «Гостомель», который ранее использовался только для «Антонова», но сейчас его можно использовать как аэропорт для лоукостеров, и не только для Ryanair, но и для других. И если бы я, например, знал о том, что будет подписан меморандум…

Фото: Илья Литвиненко/ДС

Фото: Илья Литвиненко/ДС

ДС Простите, а вы не знали?

В.Г. Нет, в правительстве этой информации не было. Министр лично подписал. Если бы мы в Кабмине знали, то обязали бы «Гостомель» сразу начать подготовку к созданию терминала для лоукостеров. Меморандум подписали в марте, а за шесть месяцев можно было сделать классный терминал, и все лоукостеры начали бы летать уже из «Гостомеля». К сожалению, мы потеряли время. Сейчас мы нашли выход из ситуации, я тоже хочу, чтобы украинцы летали лоукостерами. Пока будет строиться терминал в «Гостомеле», «Борисполь» или «Жуляны» на временных условиях могут предоставить Ryanair свои услуги. «Гостомель» имеет четкую задачу — создать терминал, чтобы в пределах полугода быть готовым принимать лоукостеры. При этом не надо забывать о региональных аэропортах. Лоукостеры должны летать и со Львова, и из Харькова, и из Херсона. Это очень важно. Проблема в том, что не было стратегии развития аэропортов и было очень трудно понять, куда нам двигаться. Я поставил задачу, чтобы к середине августа Министерство транспорта разработало такую стратегию.

ДС Вам не кажется, что в нашей стране есть определенные проблемы с корпоративным управлением, в частности, с крупными государственными корпорациями? Потому что и с «Нафтогазом», и Минэнерго возникают подобные ситуации, когда необходимо вмешательство премьер-министра, для того чтобы как-то разрулить…

В.Г. Такая проблема есть. Я здесь самокритичен. Я считаю, что надо внедрять принципы корпоративного управления. Надо менять менеджмент публично, вводить независимые наблюдательные советы. Этими вопросами мы сейчас занимаемся.

ДС Вас устраивает, как сейчас работает команда НАК «Нафтогаз України»? Их успех в Стокгольме, подготовка к отопительному сезону?

В.Г. Принципы управления «Нафтогазом» правильные. Есть независимый наблюдательный совет, есть правление, которые сформированы уже по-новому. Единственное, чего у нас нет, — это полноценной демонополизации «Нафтогаза». Нам нужно разделить добычу, торговлю и транспортировку на три независимые компании.

ДС А не возникает вопроса, зачем тогда «Нафтогаз»?

В.Г. «Нафтогаз» — это трейдер. Он может продавать и покупать. Но в целом принципы корпоративного управления должны применяться во всех стратегически важных государственных компаниях.

ДС Как проходит подготовка к новому отопительному сезону и будет ли продлено чрезвычайное положение в энергетике?

В.Г. Думаю, мы не будем больше продлевать чрезвычайное положение, будем переходить к нормализации ситуации. В прошлом году тоже все говорили, что не переживем зиму. Впрочем, все сложилось хорошо, даже несмотря на блокаду. Мы качественно готовимся к зиме, и все будет хорошо. И не только в энергетике. Я уверен, что мы и дальше будем удерживать стабильную ситуацию, наращивать экономический рост и обеспечивать успех Украины.

Беседовали Виталий ПИРОВИЧ, Петр БИЛЯН

Источник: dsnews.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ