ПОДРОБНЕЕ

Адвокат Ефремова Андрей Смирнов: «Я уверен, что прокуроров, причастных к фабрикации дела Ефремова, мы увидим за решеткой»

В воскресенье, 30 июля, исполняется ровно год с того времени, как был задержан экс-руководитель фракции Партии регионов в Верховной Раде Александр Ефремов. Ефремова обвиняют по 5 статьям Уголовного кодекса Украины, в том числе и в посягательстве на территориальную целостность страны. Суд по существу длится уже почти полгода, а конкретных фактов, обещанных генпрокурором Луценко, общественность до сих пор не услышала. По факту мы видим постоянное продление ареста. Вот и во вторник, 25 июля, Старобельский районный суд продлил Ефремову арест еще на 60 дней до 22 сентября. Почему так происходит Українські Новини попросили рассказать одного из адвокатов Александра Ефремова Андрея Смирнова

Андрей, как будет развиваться рассмотрение этих уголовных дел против Александра Ефремова?

Прогнозировать, как дальше будут развиваться слушания дела Александра Ефремова, не возьмется никто.

Ни одной прямой улики или доказательства, которые бы имели обвинительный уклон в отношении Ефремова и доказывали его участие или соучастие в хотя бы одном из пяти инкриминируемых уголовных правонарушений, мы не получили. Но продолжается систематическое продление содержания его под стражей.

Сегодня допрашиваются свидетели обвинения. И все допрошенные не дали каких-либо ценных показаний, которые бы могли сформировать у суда мнение о необходимости продления содержания Ефремова под стражей. В свою очередь, свидетели дают очень интересные показания о давлении на них прокуроров и о том, что фамилия Ефремова даже не звучала в материалах оперативных данных.

В июне были допрошены два ключевых, на мой взгляд, свидетеля обвинения – бывший начальник управления СБУ в Луганской области Петрулевич и его заместитель Животов. Я обращаю ваше внимание на то, что Служба безопасности Украины – это единственный государственный орган, который уполномочен осуществлять контрразведывательную деятельность. В материалах оперативно-технических данных, полученных СБУ в самый горячий период, с января по май 2014 года, фамилия Ефремова не фигурировала нигде. Эту же информацию подтвердили нам допрошенные в суде 24 июля два заместителя начальника МВД Луганской области Тарасов и Изварин. Оба эти человека продолжают работать на этих должностях и сегодня.

Принимая во внимание, что за 7 месяцев рассмотрения судом дела по сути, обвинением не было представлено ни одного весомого доказательства, ни одного показания свидетелей, которые бы прямо указывали на вину Ефремова, я констатирую, что в этом деле есть исключительно политическое начало и будет политический конец. Закон в этом процессе не живет! Закон также не живет и в суде, в котором слушается это дело. Потому, спрогнозировать, как будет развиваться это дело, не возьмется ни один юрист.     

Свидетели обвинения  неоднократно заявляли о давлении на них со стороны прокуратуры. Как это повлияло на суд?

Суд сделал вид, что он этого не заметил.

Ранее одним из главных свидетелей обвинения был экс-депутат от Партии регионов Владимир Медяник, задержанный по этому же делу, но затем оправданный судом. Медяник на первых слушаньях дела Ефремова  заявил, что не слышал, чтобы экс-лидер фракции ПР призывал к изменению территориальных границ Украины. Суд учел эти показания?

Суд не учитывал эти показания. Дело в том, что показания, которые дают свидетели на этапе досудебного расследования под протокол, не принимаются во внимание судом при рассмотрении дела по сути. Поэтому, господин Медяник был вызван в Старобельский районный суд для его непосредственного допроса.

Мы ожидаем проведение такого допроса, ориентировочно, в сентябре. Точная дата пока не установлена.

Медяник также утверждал, что следователь Захаров и прокурор Кожуховский «моделировали», что он должен сказать под протокол…

Я подтверждаю эти слова, которые были сказаны Медяником в Печерском районном суде, где продлевалась мера пресечения Ефремову. Владимир Медяник явился в судебное заседание и дал разоблачительные показания в отношении следователя Захарова и прокурора Кожуховского, которые действительно принуждали его к даче ложных показаний и клевете против Ефремова.

Кожуховский и Захаров до сих пор принимают участие в судебном процессе?

Да, они до сих пор продолжают грубо попирать закон Украины и фальсифицировать уголовное производство. Но это у них не особо получается, поскольку дело уже слушается в суде. Суд видит, что дело состоит из пыли, которая не имеет никакой юридической ценности.   

Защита уже утверждала, что сторона обвинения умышленно затягивает рассмотрение этого дела в суде. Развал громкого дела может сильно ударить по репутации Генпрокурора Юрия Луценко?

Я бы прокомментировал это следующим образом: не «если дело развалится в суде», а мы констатируем, что дело уже развалилось.

За этим судебным процессом наблюдает большое количество людей, которым интересно это громкое дело и фамилия обвиняемого вызывает определенный резонанс. И вот, спустя 7 месяцев, все смогли убедиться, что ни одного весомого или даже невесомого доказательства якобы преступной деятельности Ефремова получено не было. Соответственно, дело уже развалилось. И то, что это бьет, или в будущем ударит по репутации Генерального прокурора, у меня нет сомнений.

В дополнение, я хочу проинформировать, что сторона защиты обратилась с двумя жалобами в Европейский суд по правам человека. При наличии таких фактов, которыми мы располагаем, в том числе — факта незаконности задержания Ефремова, который был установлен Апелляционным судом города Киева, мы убеждены, что ЕСПЧ вынесет конкретное решение против государства Украина. И за это будут отвечать конкретные должностные лица, в том числе и прокуроры.

Что касается прокуроров низшего звена, я имею в виду Захарова и Кожуховского, мы будем делать все, чтобы привлечь указанных лиц к уголовной ответственности. Эти люди насобирали себе «целую корзину» уголовных правонарушений, за которые мы будем их преследовать по закону.

Как вы считаете, оказывается ли на суд внешнее давление?

Это, несомненно, так. На суд оказывается очень сильное давление. В качестве примера приведу вам то, что происходило сегодня (25 июля – ред.).

На столе у суда лежит ходатайство обвинения о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей. Такое ходатайство должно соответствовать требованиям закона и уголовно-процессуального кодекса. В законе четко прописано: ходатайство должно содержать в себе конкретный перечень доказательств, которые дают основания стороне обвинения обратиться с подобным ходатайством о продлении меры пресечения. Ко всему прочему, оно должно содержать обосновывающие материалы. Так вот, прокуратура подала 10 страниц ходатайства без единого дополнения, без обосновывающих материалов. То есть, в отсутствие этих материалов и конкретных фактов, суд лишен права выносить решение по данному ходатайству и рассматривать его в принципе. Это требование указано в части 5 статьи 199 Уголовно-процессуального кодекса Украины, в которой написано, что суд обязан отказать прокуратуре в удовлетворении ходатайства.

Тем не менее, суд в четвертый раз принимает решение о продлении содержания Ефремова под стражей. И мы приходим к мнению, что давление на суд оказывается колоссальное. На сегодняшний день говорить стороне защиты или обвиняемому о доступе к правосудию, о праве на справедливый суд нам не представляется возможным.

Был ли заслушан в суде бывший начальник ГУ МВД Украины в Луганской области генерал-лейтенант милиции Владимир Гуславский?

Нет, еще не заслушан. Но этот свидетель является очень ценным потому, что против него дали обвинительные показания ряд других свидетелей обвинения. В том числе начальник управления СБУ и его заместитель, а также два заместителя начальника МВД Луганской области, которые допрашивались 24 июля, — Тарасов и Изварин. Они подтвердили бездеятельность своего руководства, а СБУ прямо задокументировала связь Гуславского с диверсионно-разведывательной группой «армии Юго-Восток».

Милиция, под руководством Гуславского фактически «сдала» все административные здания в Луганске. Мы полагаем, что допрос данного свидетеля является чрезвычайно ценным и потому, что в этом деле, как я и предполагал, главные фальсификаторы и фабрикаторы этого производства, в конечном итоге выйдут сами на себя.

Вы сказали, что сторона защиты обратилась с двумя жалобами в Европейский суд по правам человека. То есть, вы официально подали жалобы, правильно?      

Да, жалобы уже поданы.

В чем их суть и когда можно ожидать рассмотрения?

Решение о принятии данных жалоб уже есть. Но когда именно секция будет рассматривать их, сложно спрогнозировать.

Учитывая, что Украина сегодня является «жалобщиком номер один» в ЕСПЧ, там больше 35 тысяч жалоб, их «движение» очень замедленно. Мы можем прогнозировать, что секция приступит к рассмотрению этого дела через полгода минимум, а то и год. Но нам важен результат, в котором мы нисколько не сомневаемся.

Принимает ли участие в судебных заседаниях в Старобельском суде ваш коллега, французский адвокат, представляющий интересы Александра Ефремова в ЕСПЧ, Максим Сесье?

Сторона защиты посоветовалась с Максимом и приняла решение, что в связи с его значительной загрузкой по работе во Франции, он будет принимать участие в заседаниях, которые будут проходить в Киеве.

Тем не мене, в случае необходимости, он приедет и в Старобельск. Пока что, мы считаем, что четырех адвокатов, которые есть в данном уголовном деле, достаточно для того, чтобы качественно предоставлять юридическую помощь Ефремову.

Тот факт, что рассмотрение дела вашего подзащитного перенесли в Старобельск Луганской области, сильно осложняет Вашу работу? Отдаленность от столицы как-то сказывается на качестве судебных заседаний, ведь свидетелям и прессе не всегда удобно добираться за 700 км через блокпосты?

Безусловно, осложняет. Если бы вы видели ту картину, которую мы видим сейчас – это полное отсутствие дорог, полное отсутствие инфраструктуры… безусловно, это в значительной степени осложняет нашу работу.

 

Как чувствует себя ваш подзащитный? Как он сам оценивает происходящее в зале суда?

В такие моменты, как сегодня, когда уже в четвертый раз рассматривается ходатайство о продлении его пребывания под стражей… Безусловно, в глазах Ефремова я вижу угасающий луч надежды на доступ к правосудию, гарантированный Конституцией.

Он прекрасно понимает то, что на суд давят. Он прекрасно понимает весь фарс, всю несостоятельность обвинения против него. Но Ефремов очень быстро находит в себе силы для борьбы, он очень быстро восстанавливается к продуктивной контрработе с нашими оппонентами, с прокурорами.

В целом, на мой взгляд, Александр Сергеевич себя чувствует достаточно хорошо. С другой стороны, вряд ли хоть одному человеку, который находится в тюрьме, хорошо.

В каких условиях сейчас содержится Ефремов? Какой у него обычный распорядок дня?

Он содержится в ужасных условиях. Как и условия в любой тюрьме, если это, конечно, не тюрьма где-то в Норвегии.

Он сидит в одиночной камере, которая абсолютно не соответствует ни санитарным условиям, ни элементарным условия быта задержанного или арестованного лица. Здесь просто комментарии излишни. 

Можете ли вы кратко охарактеризовать, какие стратегии использует обвинение, и какие стратегии у защиты в данном судебном процессе? Планируете ли вы какие-то нестандартные действия, чтобы изменить ситуацию?

Я бы не хотел сейчас говорить о стратегиях обвинения и защиты. С учетом «значимости» показаний всех свидетелей обвинения, с учетом той информации, которая добывалась и добыта стороной защиты, я могу не прогнозировать и не рассказывать вам о стратегии защиты, я могу просто вам пообещать, что прокуроров, которые причастны к фабрикации данного дела, мы увидим за решеткой.

Источник: ukranews.com

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ