ПОДРОБНЕЕ

Подозреваемого в убийстве Бузины накануне преступления «вели» МВД и СБУ. Документы

В ближайшее время прокуратура объявит об окончании расследования дела Олеся Бузины. Но в нем остается большое белое пятно — кто заказчик

Дело об убийстве писателя и оппозиционного журналиста Олеся Бузины, которое фактически уже год находится на паузе (точнее приостановлено), наконец-то имеет шансы сдвинутся с мертвой точки.

После многочисленных запросов и публикаций (в том числе и «Страны») в Генпрокуратуре приняли решение форсировать дело. По данным нашего издания, уже в ближайшее время прокуратура города Киева объявит об окончании расследования. После чего материалы дела будут переданы на ознакомление стороне подозреваемых (в их статусе по прежнему Андрей Медведько и Денис Полищук) и потерпевших (семье Олеся). Затем дело уйдет в суд.

Не нужно быть пророком, чтобы предположить какое напряжение эта новость вызовет в националистической среде, выходцами из которой являются и Медведько, и Полищук. Их соратники еще во время прошлых судебных заседаний устраивали регулярные акции протеста, оказывали давление на судей и по итогу те просто отпустили обоих подозреваемых на свободу. Можно представить, что начнется, когда прокуратура заявит об окончании расследования. 

Между тем, «Стране» стали известны новые подробности дела, актуализирующие вопрос, на который до сих пор не дало ответ следствие — а кто заказчик убийства?

Тяжелое дело

Расследование по убийству Олеся Бузины четко делится на два этапа. До конца 2015 года и после. На первом этапе следствие велось достаточно активно. Были проведены ДНК-экспертизы, которые, по данным прокуратуры, подтвердили принадлежность Полищуку и Медведько биологических следов на найденных вещах убийц.

Кроме того, на участников преступления вышли через машину, которую использовали киллеры.

«Мы сразу нашли сообщение о продаже этого авто на сайте Авто Рио, — говорит «Стране» один из сотрудников МВД, который непосредственно занимался делом. — Связались с владельцем, и установили, кто его купил. Покупка авто — это же не маленькое дело. Люди созваниваются, договариваются, встречаются. Обсуждают сумму. Передают деньги. То есть, логично, что он их узнал. Раскрутив эту цепочку и вышли на убийц».

По мнению источников «Страны» в следственной группе, уже тогда дело можно было передавать в суд.

Однако, с конца 2015 года началось торможение. Следователи это напрямую связывают с давлением национал-радикалов.

«В какой то момент руководство «поплыло», — сказал нам один из следователей. — Слишком велико было давление со стороны группы поддержки подозреваемых. И, видимо, «на верху» пришли к выводу, что лишний геморрой с радикалами им не нужен. В конце 2015 года обоих подозреваемых суд выпустил на свободу. Потом начались непонятные перекидки дела в Одессу и обратно. После чего на несколько месяцев о нем вообще все забыли. Срок досудебного следствия истек еще в июне 2016 года и дело просто остановили».

Вновь о нем вспомнили 12 июля 2016 года, когда с большим скандалом и с участием спецназа брали образцы ДНК у Дениса Полищука и Андрея Медведько для повторной экспертизы.

В августе генпрокурор Юрий Луценко акцентировал внимание на чрезвычайной важности экспертизы отобранных образцов ДНК для расследования убийства.

«От результатов ДНК-теста по делу об убийстве Олеся Бузины зависит, будет ли доказана или опровергнута вина Андрея Медведько и Дениса Полищука. Если экспертиза даст положительный результат, это послужит серьезным доказательством вины этих двух подозреваемых, а если результат будет отрицательным, то фигуранты дела смогут выдохнуть спокойно и считать, что их вина абсолютно не доказана», — сказал тогда Луценко.

Заявление это прозвучало 10 августа 2016 года. И с тех пор наступила продолжительная тишина.

В середине апреля 2017 года «Страна» направила официальный запрос в Генпрокуратуру с просьбой ответить — что показала экспертиза и в каком состоянии находится дело. Ответ мы не получили до сих пор.

Впрочем, в мае 2017 года, во время выступления в Раде, Луценко все-таки пришлось ответить на вопрос о деле Бузины, который задали депутаты «Оппозиционного блока». По словам Луценко, экспертизы закончены и дело вот вот уйдет в суд.

С тех пор снова наступил «режим тишины», который до сих пор ничего не нарушало. Но, как писалось выше, вскоре он прекратится и действительно будет объявлено о завершении расследования.

Почему так долго тянулось дело?

Как нам рассказали в прокуратуре, помимо политических причин (нежелания связываться с радикалами) были и чисто процессуальные проблемы.

По данным источников «Страны», повторная экспертиза взятых насильно образцов ДНК была закончена еще в прошлом году и ее результаты совпали с первоначальной.

Однако оставался не отработанным важный запрос, который прокуратура послала в США в рамках международно-правовой помощи. Речь идет о запросе данных с аккаунтов Медведько и Полищука в социальной сети Facebook.

«Еще с лета 2013 году мессенджер Facebook стал основным каналом коммуникаций у подозреваемых, — говорит источник «Страны» в следствии. – Раньше они пользовались скайпом. Но летом 13-го года в кругах националистов прошел слух, что тогдашний глава МВД Захарченко получил специальное оборудование из России, которое позволяло слушать скайп. А потому решили перейти на мессенджер Facebook. Их переписка, а также геолокация может многое рассказать».

По данным наших источников, не так давно ответ из США был получен. Его содержание пока неизвестно, но с его получением уже есть в наличие полный комплект документов для передачи в суд.  

Кроме того, по данным «Страны», большую роль сыграло международное давление по поводу проволочек дела Бузины. 

Так, 13 июня на брифинге в Киеве глава мониторинговой миссии ООН по правам человека Фиона Фрейзер заявила, что она крайне обеспокоена отсутствием надлежащего расследования дела по убийству Олеся Бузины. 

В такой ситуации дальше тянуть с расследованием было уже трудно и Генпрокуратура решила вывести дело из штопора.

Позиция защиты

Защита Медведько и Полищука, которой руководит именитый адвокат Андрей Федур, настаивает на невиновности обоих. Главное алиби у подозреваемых, это то, что они в день убийства находились в лагере «Правого сектора» в Днепропетровской области. Что подтверждается многочисленными показаниями их побратимов (которым следствие, естественно, не верит).    

Также защита считает сфальсифицированной первую экспертизу ДНК и не признает вторую (насильственную). В целом, подозреваемые и их адвокаты считают все дело сфабрикованным от начала и до конца.

Одним из возможных мотивов фабрикации называют месть бывшего зама главы МВД Василия Паскала (в 2015 году был одним из ключевых соратников Авакова). Тот якобы считал Медведько и Полищука причастными к пыткам сотрудников МВД во время Евромайдана и хотел с ними поквитаться.

Впрочем, понятно, что главной защитой обоих в этом деле будут не правовая позиция адвокатов, а давление улицы. Наверняка будут мобилизованы практически все ведущие националистические организации (и Медведько, и Полищук были видными деятелями национал-радикального движения еще с домайдановских времен). И выдержит ли суд это давление — очень большой вопрос. Особенно учитывая объективные сложности с доказательной базой в столь сложном деле.

Вопрос о заказчике и тайная слежка

Между тем, с самого начала дела обходится стороной один из важнейших вопросов — а был ли заказчик преступления?

По данным «Страны», в качестве мотива преступления следствие в обвинительном акте будет указывать идеологическую неприязнь подозреваемых к Олесю. То есть, они, как бы, пошли на убийство по своей инициативе.

Действительно, Бузина и националисты были непримиримыми политическими и идеологическими противниками. 

Однако, есть большие сомнения в том, что подозреваемые действовали в одиночку.

«Это не принято заявлять вслух, и в материалах дела вы этого не найдете, но у ряда наших следователей есть четкое убеждение, что и Полищук, и Медведько были простыми исполнителями преступления, — говорил еще в 2016 году источник «Страны» в следственной группе. – Им поступил приказ убить Олеся. Приказ поступил, возможно, от людей, которые были для них авторитетны. Например, от руководителей радикальных группировок, в которых они состояли. И они этот приказ без всяких колебаний выполнили. И именно тот, кто дал им приказ, и принял от неустановленных пока лиц заказ на убийство Олеся».

Впрочем, ни тогда не позже, тему заказчика официально в органах следствия никто не развивал.

Так же как и еще один момент — как оказалось, несколько месяцев накануне преступления Медведько находился под негласным наблюдением СБУ и МВД по делу, которое вело милиция. Речь идет о вооруженном нападении в декабре 2014 года на участников лекции, которую проводил Университет современных знаний в столичном планетарии. МВД расследовало причастность к этому преступлению Медведько и поставило его на прослушку и на внешнее наблюдение.

Источники в МВД передали нам часть этих материалов, которые мы и приводим ниже.

Из них следует, что уже в конце марта Медведько активно готовился к некому большому делу — искал машину, тренировал своих «бойцов», а также, что очень интересно, общался с неким Романом, который «наружкой» был идентифицирован как бывший сотрудник милиции, подразделение УОС (Управление оперативной службы — секретная структура, занимается наружным наблюдением, в ней, например, работал генерал Пукач). Роман консультировал Медведько по различным оперативным премудростям.

Причем делал это не столько с позиций консультанта, сколько с позиции старшего руководителя. 

 

 

 

 

 

 

Также, что важно. По данным нашего источника в МВД, отчеты наружки неожиданно прекратились 8 апреля 2015 года — именно в тот день, когда будущие киллеры впервые появились для наблюдения около дома Бузины на улице Дегтяревской в Киеве.

«Есть два варианта, — говорит наш источник. — Или же кто-то дал команду прекратить наблюдение. Или же потом материалы были изъяты из дела. В обоих случаях это крайне подозрительная ситуация, которая может указывать на то, что кто то из силовых структур был в курсе того, что готовилось преступление».

Источник также говорит, что помимо Романа в поле зрения «наружки» попал, по его сведениям, и действующий сотрудник СБУ, с которым встречался Медведько. Но записи об этой встрече также странным образом не сохранились.

В любом случае, крайне удивителен сам по себе факт того, что за одним из подозреваемых в убийстве накануне преступления велась слежка, но об этом никто официально в процессе расследования убийства не заявлял.

Не говоря уже о том, что владея информацией о подготовке к неким преступным действиям (что видно по записям), правоохранители не предприняли никаких действий, чтобы это преступление предотвратить.

Ходатайства без ответа

Впервые, о факте слежки написала в апреле 2016 года «Страна». После этого, 23 июня 2016 года адвокат матери Олеси Ренат Кузьмин направил в Генеральную прокуратуру ходатайство с требованием включить в материалы дела сведения о наблюдении за Медведько. Из прокуратуры пришел ответ, что, мол, «сведения проверим». Видимо, проверяли очень долго и 27 августа Кузьмин написал второе ходатайство, уже с подробностями по наружному наблюдению (совпадающими с опубликованными выше материалами).

Из этих данных адвокат мамы Бузины сделал вывод, что Медведько со товарищи в момент наблюдения за ними готовились к совершению преступления. Причем его группой явно кто-то руководил. В связи с этим Кузьмин просил начать уголовное производство по заказчикам убийства Бузины и приобщить материалы «наружки» к уже существующему делу об убийстве. 

22 сентября 2016 года Печерский районный суд города Киева обязал прокуратуру рассмотреть это ходатайство по сути. Но до сих пор ничего не слышно о том, чтобы прокуратура занялась делом по заказчику.

Хотя этот вопрос, а также многие другие вопросы, которые возникают после изучения данных по наружному наблюдению за Медведько, являются, пожалуй, ключевыми с точки зрения раскрытия убийства Олеся Бузины.

Источник: strana.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ