ПОДРОБНЕЕ

Что осталось от страны заводов и фабрик: 25 лет с начала приватизации

В Украине готовятся к очередному этапу приватизации госпредприятий

Кабмин  возлагает на приватизацию большие надежды. Ведь от того, насколько честно и прозрачно пройдет приватизация, зависит будущее реформ и состояние экономики.

ИТОГИ «ПРИХВАТИЗАЦИИ»

Слово «приватизация» украинцы впервые услышали в 1992 г. А в 1993-м народ узнал о ваучерах, с помощью которых каждый мог стать собственником одной пятидесятидвухмиллионной части госимущества. Собственность госпредприятий правительство тогда оценило в более чем 520 триллионов карбованцев. Один ваучер стоил более 10 млн крб. Но уже к концу года в результате инфляции он подешевел в 100 раз.

Сначала «ваучеры» запрещали продавать-покупать, но в 1994 году – разрешили. С тех пор началась скупка их инвестфондами. И с 1995-1996 годов контроль над промышленными предприятиями стали устанавливать частные трейдеры — торговцы газом, металлом и сырьем. Ваучерная приватизация закончилась в 1999 г. Но миллионы украинцев так и не стали собственниками своей доли в госпредприятиях.

Особый путь после развала СССР прошли пердпряития ВПП (военно-промышленного комплекса). По словам Виктора ЛИСИЦКОГО, экономиста, бывшего замгендиректора Черноморского судостроительного завода, больше всего пострадали те их них, которыми напрямую руководили из Москвы. Такими были, в частности, судостроительные заводы, в чуть меньшей степени – машиностроительные.  После развала СССР Москва просто перестала давать заказы – предпряития останавливались. Их все равно выставляли на приватизацию, а потом, как правило, перепрофилировали. Менее зависимыми от Москвы при СССР была космическая и авиационная отрасли (РФ, потеряв фактически свои, вынуждена была заказывать украинские ракетные и авиадвигатели), которые с приобретением Украиной независимости пострадали меньше, чем другие отрасли ВПП.

Что интересно:  несмотря ни на что, по словам Игоря БЕЛОУСА, экс-главы Фонда госимущества Украины, за все годы независимости Украина продала менее 3% объектов госсобственности. В отличие от другнх стран СНГ, у нас крупные предпряития практически не закрылись. Правда, многие из них перепрофилированы, значительно уменьшен объем производства. Но большая часть былого потенциала уцелела, в результате чего Украина — на втором месте после Беларуси по количеству сохранившихся после распада СССР больших предприятий. А больше всего пострадала экономика России, где закрылись шесть из семи (!) крупных и средних промышленных предприятий. 

Сейчас Кабмин Украины намерен перезапустить процесс приватизации.

«Когда только начали приватизацию в 90-х годах — как назвали приватизацию? Правильно, «прихватизация», – сказал премьер Владимир ГРОЙСМАН. —  Все помнят, как людям раздали какие-то бумажки, предприятия стали чьими-то, и все помнят, чем все закончилось. Что сейчас? Есть предприятия, на которых паразитируют. Что с ними делать? Продавать — через систему электронных торгов. Это будет шаг вперед впервые за 25 лет. Для чего так продаем? Чтобы предприниматель приобрел предприятие, создал новые рабочие места, завел технологии и начал производить национальный продукт».

КРОВАВАЯ ХРОНИКА

Приватизация в «лихие» 90-е стала родоначальницей коррупционных схем и оставила по себе кровавый след. «Тогда были разработаны модели доведения предприятий до банкротства, — рассказывает Олег СОСКИН, экономист и политолог. – Просто подкупался менеджмент. А руководители были в основном «совками», особенно – на металлургических заводах. Поэтому нетрудно было такие предприятия приватизировать через скупку ваучеров или, позже, — акций. Таким образом, появились и стали известными такие фамилии, как Ахметов, Коломойский, Пинчук, Суркис. Так были скуплены крупные заводы, горно-обогатительные комбинаты марганцевые рудники».

А еще чтобы выкупать предприятие, в те времена, говорит Соскин, многие создавали свои банки. Опять же, по схеме, получали в них кредиты, которые не возвращали, а банки, в свою очередь, получали рефинансирование в Нацбанке. Это все, уверен наш собеседник, благослолялось свыше. Еще, по его словам, были популярны схемы, при которых сырье, в основном, нефть, меняли на ваучеры, что давало возможность «захватывать» предприятия. Тогда и родился у нас «народный» термин «прихватизация» .

«Наша приватизация, конечно, была менее кровавой, чем в России, но у нас тоже какая-то часть людей погибла, — говорит О. Соскин. — Щербаня убрали потому что он сам, по сути, был альтернативной моделью, представлял промышленный капитал. Уверен, что был бы Щербань – не было бы Кучмы, Ахметова, Ющенко, Януковича. Щербань и его окружение  не были ни торгашами, ни ростовщиками. Они строили бы нормальный рыночный продуктивнфый капитализм. Но им этого не дали сделать».

То, что есть риск для жизни, Щербань наверняка догадывался. Он часто повторял, что если ты занимаешь 10% рынка – никто не тронет, 15 – начнут присматриваться, 20 – будут строить схемы, как тебя убрать, 25 – тебя наверняка заказали, а 30 – ты не жилец.

Соскин также предполагает, что жертвами приватизации и, соответственно, передела рынка, стали также экс-руководители фонда госимущества Чечетов и Семенюк, нардеп А. Ермак, активно выступавший против ваучерной приватизации и погибший вместе с сыном в автокатастрофе, банкир Ю. Лях, заколовший себя ножом, и еще не менше пяти его коллег.  Жертвой неправильной приватизации наш експерт считает и Михаила Порошенко, брата президента, который погиб при загадочных обстоятельствах в 1997 году.

ВОСТОК – ДЕЛО СЛОЖНОЕ

О том, что сейчас происходит с промышленностью на оккупированной части Донбасса, точно неизвестно.  Но есть сведения о том, что большая часть их не работает. Неясно также и то, когда и в каком состоянии может вернуться в Украину весь Донбасс.

По мнению  Георгия ТУКИ, замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины, возвращение оккупированного Донбасса под контроль Украины может занять три–пять лет. При чем, Донбасс вернется под контроль Украины опустошенным, поскольку с первого дня на не подконтрольных Киеву территориях Луганской и Донецкой областей реализовывалась «политика выжженной пустыни».  Поэтому сейчас в этих регионах либо демонтируют украинские предприятия, либо вывозят все самое ценное, что есть на них, за границу (см. инфографику).

А КАК У НИХ?

КАК ОХЛАЖДАЛАСЬ СТАЛЬ

Что стало с советскими заводами и фабриками в других странах СССР и соцлагеря?

РОССИЯ

90-е годы стали для северного соседа Украины невероятно кровавыми. И, конечно же, наиболее людоедской стала нефтяная отрасль — к неиссякаемому крану с черным золотом спешили присосаться любой ценой. Только с «Нефтью Самары» связывали 50 заказных убийств! Второй отраслью по длине кровавого следа оказалась металлургия. Многие убийства так и остались нераскрыты.

Вот лишь некоторые из них: Д. Зеншин, директор «Куйбышевнефтеоргсинтеза», зарезан в 1993 г.;  Ю. Шебанов, замдиректора «НефСам», застрелен в 1994 г.; Ф. Львов, управляющий фирмы AIOC (алюминий), застрелен в 1995 г.; В. Токарь, директор завода цветных металлов (Каменск-Уральский), убит в 1996 г.; А. Соснин, владелец нескольких уральских заводов, убит в 1996 г.

Были и более поздние убийства. Например О. Белоненко, гендиректор ОАО «Уралмаш», застрелен в 2000 г., а депутат Госдумы В. Головлёв, по одной из версий, пал жертвой киллера в 2002 г. за участие в незаконной приватизации Магнитогорского меткомбината.

В 2011 г. осудили уральского киллера В. Пильщикова на 24,5 года колонии строгого режима. В мае 1995 г. он убил свердловского бизнесмена А. Якушева, имевшего отношение к захвату в 1994-1995 гг. Екатеринбургского мясокомбината (ЕМК). А через год ему заказали А. Соснина, владельца нескольких уральских заводов.

В Санкт-Петербурге в 90-е только за время приватизации АО «Сталепрокатный завод» поочередно убили четырех (!) претендентов на эту недвижимость. В 1996 г. был убит у себя в кабинете П. Шарлаев — реальный лидер трикотажной фабрики «Красное знамя», числившийся там замгендиректора. Он вплотную подошёл к созданию финансово-промышленной группы, которая объединила бы хлопководческие колхозы Узбекистана, петербургские фабрики и банковские ресурсы. Это первое, но далеко не последнее убийство руководителей фабрики.

В 90-е воровской общак РФ пустили на приватизацию самых лакомых кусков госсобственности. «Законники» пытались купить пакеты акций и участвовать в приватизации различных ГРЭС, ЦБК, а также «Воронежэнерго», «Самараэнерго», «Курганэнерго». Среди интересующих мафиози объектов были «Ленэнерго» и «Морской порт С.-Петербург».

Многими из предприятий, за которые убивали и калечили, с тех пор владеют одни и те же собственники…

ВЕРГРИЯ

После падения «железного занавеса» и развала СЭВ (Совета экономической взаимопомощи – торгово-экономической организации, коммунистического аналога ЕС, созданной СССР, Болгарией, Венгрией, Румынией, Польшей и Чехословакией – Ред.)  в конце 80-х бывшие члены этой организации активно взялись за экономические реформы. Венгрия пошла впереди паровоза, там еще в 70-е годы начали внедрять реформы под названим «гуляш-коммунизм». Там поощрялся частный бизнес, расширялись связи с западнями партнерами. Благосостояние венгров росло, и в 80-е Венгрию называли «самым веселым бараком соцлагеря». Поэтому страна в 90-е вошла спокойно.

ПОЛЬША

К концу 80-х состояние экономики Польши мало отличалось от ситуации в СССР – все замерло в ожидании дефолта. А годовая инфляция в стране достигла гигантских 640%. Производство упало на треть, 40% предприятий тяжелой и легкой промышленности оказались на грани банкротства. Польша стояла у черты голодного бунта. Избежать его помог Запад — страны «Большой семерки» выделили 1 млрд долл. на поддержание нацвалюты и продовольственную помощь. И Польша взялась за реформы. Их проводил Лешек Бальцерович, который в 1990 г. занимал пост вице-премьера и министра финансов. Он делал ставку на быструю и прозрачную приватизацию, упразднение всех препятствий на пути иностранных инвестиций, адаптацию законодательства к нормам ЕС и скорейшее вступление в Евросоюз. Снижение налогов, упрощение процедуры регистрации и ведения малого и среднего бизнеса, открытие кредитных линий для предпринимателей, тотальный контроль доходов чиновников и членов сейма, борьбу с коррупцией, реформу финансового сектора и социальной сферы, вытеснение государства из реального сектора экономики – все это было запланировано и проведено.

Сегодня Польша входит в шестерку крупнейших экономик ЕС. В свое время Европа вложила в нее миллиарды евро, но они не пошли на пенсии и зарплаты, их потратили на реформы и поддержку частного предпринимательства. Это и дало поистине феноменальный результат.

ЧЕХИЯ

Чехословакия (с 1992 г. – отдельно Чехия и Словакия), являлась крупной индустриальной страной на карте соцлагеря. В преддверии распада СССР она начала экономические преобразования. Всего за три с небольшим года – с 1989 по 1992 – в государстве были проведены радикальные реформы.

Все шаги идентичны польским, только их сделали раньше. Их можно назвать шоковой терапией: отмена госрегулирования цен, введение свободы частного предпринимательства, жесткая монетарная политика, ликвидация государственных монополий, реформа социальной политики. Архитектор преобразований – Вацлав Клаус, премьер-министр страны, а затем и второй ее президент.

ИЗ ЗАВОДОВ – В АРТ-ОБЪЕКТЫ

В 1990-е годы на просторах бывшего СССР, в том числе – и в независимой Украине, появилось много неработающих предприятий, помещения которых своим запустением наводили ужас на горожан. Некоторые из таких бывших предприятий получили путевку в новую жизнь благодаря преобразованию их в арт-пространства. Таким образом, у нас появились современные «арт-заводы» различного назначения: от фотоателье и выставочных залов до огромных рекреационных зон.

ПРОСТРАНСТВО «ИЗОЛЯЦИЯ»

Организовано культурным фондом «Изоляция», переехавшим из Донецка в Киев.  Это заброшенные лаборатории и склады на ул. Набережно-Луговой. «ИЗОЛЯЦИЯ» работает в трех направлениях — художественные проекты, образовательные программы и развитие творческих индустрий. На одном из этажей расположилась пока что единственная в Украине Izo Lab – лабораторія цифрового производства.

АРТ-ЗАВОД «ПЛАТФОРМА»

Это более 30-ти зданий бывшего Дарницкого шелкового комбината,  который в 1990-х прекратил свою работу. Но однажды на этой заброшенной территгори првоели фестиваль «Уличная еда». Это мероприятие привлекло к объекту инвесторов и сейчас на  территории «Арт-завода» планируют создать целый арт-городок с театральными площадками, галереей,  коворкингом, фуд-кортом, баром и бассейном с волной для серфинга.

ГАЛЕРЕЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА «ЦЕХ»

Открылавсь в 2009 году в промзоне на окраине Подола, на мес те одного из заводских цехов. Ее специализация — выставки, образование, издательские проекты.

ЗАВОД «БОЛЬШЕВИК»

Когда-то был самым крупным заводом СССР, и обеспечивал всю страну оборудованием для химической и резиноперерабатывающей промышленности. Сегодня на этом заводе производства практически не осталось, а помещения его пеерпрофилированы в зону развлечений. Это крупнейший в городе торгово-развлекательный центр с бутиками, ресторанами, гостиницей, танцевальной студией, боулингом, бильярдом, катком, кинотеатром и гостиницей.

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ГАЛЕРЕЯ «АртПРИЧАЛ»

Это место бывшей швартовки кораблей на берегу Днепра в столице. Сейчас причал №2 превращен в территорию искусства. Открытие Арт точки началось с создания стрит-арт объекта, над которым работала художница Татьяна Пирог. Она же придумала и нарисовала веселых «жителей» «АртПричала». 

ЗАВОД «АРСЕНАЛ»

С 2003 года стал культурно-художественным учреждением. Сегодня параллельно с проведением выставок продолжается реставрация помещений и ведется работа по созданию современного музейного комплекса.

АРТ-БАШНЯ «ВЕЖА»

Находится в корпусе №1 Киевского политехнического института. Превратить часть помещения вуза в студенческую зону ребятам удалось благодаря выигранному гранту. В лаунж-зоне арт-башни в непринужденной обстановке проводят выставки, лекции и студенческие вечеринки.

ЦИФРЫ

Несмотря на непростую ситуацию, промышленность в Украине постепенно оживает: открываются новые предприятия, расконсервируются многие старые. Только за последние два года в стране построили и открыли 56 заводов, 29 солнечных электростанций и запустили в работу два новых газовых месторождения. В планах на ближайшие два года (уже строятся или подписали меморандумы с местными или центральными властями) – еще более 250 заводов, фабрик и электростанций.

 

  Галина ГИРАК, Сергей КОЛЕСНИКОВ, Изабелла КИНГСМАН

Источник: aif.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ